Виктимность и профилактика насилия

«Лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас»

– В чем особенность людей, которые склонны становиться жертвой? В чем причина этих особенностей?

– Особенность этих людей в том, что они в любой ситуации, естественно подсознательно, делают все возможное, чтобы им, образно говоря, «набили морду». В такую ситуацию, в принципе, может попасть любой, но человек, склонный стать жертвой, сделает все для того, чтобы ему набили ее каким-то наиболее болезненным способом.

Уважительные причины виктимности – это семейные, родовые сценарии, особенности функционирования нервной системы, предшествующий (особенно детский) неосознанный опыт. К уважительным можно отнести и ряд других причин, лежащих глубоко в подсознании: легкомыслие, или наоборот – чрезмерную боязливость, а также физическую несостоятельность. Причиной физического бессилия может стать обычная слабость, нетренированность, неосторожность. «Я плохо бегаю. Все убежали, а я не смог».

К неуважительным причинам того, что человек становится жертвой, можно отнести стремление к получению так называемых «вторичных выгод». Действует это так. Вначале, чтобы пережить этот тяжелый период, он включает защитный механизм и начинает себя жалеть. «Бедный я, бедный, полежу-ка я, побитый, еще немножко». Возможно, вначале он пытается самостоятельно встать, но у него не хватает на это сил. Но в дальнейшем он увлекается жалостью к себе, а главное, его тут же окружают немыслимой заботой. А если вдруг не окружают, то он сразу начинает думать, что это «они плохие, не жалеют меня». И дальше начинается возрастная регрессия и узаконивание того, что вот я, «маленький, несчастненький и побитый», которого все должны жалеть только потому, что «они взрослые и сильные», а он «маленький». И человек, увлеченный жалостью к себе, пропускает момент, когда пора вставать. Уж очень приятно быть маленьким, и, если кто-нибудь тебя не жалеет, то это не потому, что тебя не за что жалеть, а потому что «он плохой, маленького не жалеет». А дальше на это уже наслаивается столько материальных благ, что он уже и не хочет выходить из такого приятного состояния.

Поэтому необходимо задать себе вопрос: хочу ли я быть жертвой, со всеми вторичными вытекающими материальными и нематериальными выгодами, или же я хочу лишиться этих выгод и заработать их каким-либо другим путем, чтобы стать достойным человеком, творением Божьим.

– Почему этот человек до такой степени ценит жалость окружающих?

– У него нет сил, понимания – собственного или предшествующих поколений, опыта достойного выживания. А сил у него нет в силу каких-то в высшей степени уважительных причин, с которыми надо разбираться.

Я не имею ввиду, что такие люди слабы физически. Как раз тот, кто лишен физической силы, часто бывает духовно силен. Они берут другим именно потому, что не могут полагаться на свое железное здоровье, массу и кулаки.

Очень многие проблемы виктимного человека, например, неврозы, находят ту экологическую нишу, где они кажутся уместными. То есть, вместо того, чтобы лечить невроз, вместо того, чтобы изменять и исправлять то, что мешает жить полноценной жизнью, он ищет ту экологическую нишу, где его особенности, которые надо исправить, находят подтверждение «правильности».

– Возможно, во многих случаях человек просто не знает о том, что у него на самом деле есть силы? Но как только к нему приходит осознание этой силы, он сразу же включается в борьбу с проблемой…

– Часто человек даже не знает о том, что с ним происходит. На первом этапе ему следует просто попытаться обдумать ситуацию и рассказать о своей проблеме. И, если это поможет, то, значит, у него просто не было опыта или знаний, чтобы самостоятельно справиться с ней. Обдумывание и осознание ситуации помогает практически всегда. Однако не следует ожидать, что после этого проблема сразу исчезнет. Человеку станет легче, и часть того, что должен делать профессиональный психолог, сделается самим пострадавшим.

– Как надо работать над собой? Как измениться, чтобы перестать быть жертвой?

– Прежде всего, надо спросить себя: «Хочу ли я нести полную взрослую ответственность за свою жизнь, разделяя ее только с Богом?». Если ответ положительный, то – вперед! В книге Курта Воннегута, который ссылается на восточных мудрецов, есть замечательная фраза: «Господи, дай мне силы изменить то, что я могу изменить. Господи, дай мне терпимости смириться с тем, что не в моих силах изменить. Господи, дай мне мудрость, чтобы отличить одно от другого».

Промысел Божий – это не всегда то, чего мы хотим. Честное слово, Господь знает Свой промысел гораздо лучше, чем я. Поэтому, если я считаю так, а происходит по-другому, не надо вопить, что Господь не прав. «Я Ему велела сделать так, а Он не сделал…». Даже мама не всегда делает то, что ребенок считает правильным. Хотя при этом он может на нее обидеться. Если ребенок хочет пятую порцию мороженого, мама не обязана давать его. Она делает это, потому что знает, что потом у ребенка будет болеть живот. Но сам ребенок при этом вопит, что его обидели.

– То есть, надо стать взрослым…

– Виктимный человек – это тот, кто пытается остаться в детстве. Для того, чтобы стать нормальным человеком, надо взять взрослую ответственность за свою жизнь, потеряв при этом привилегии ребенка.

– О каких привилегиях идет речь?

– Прежде всего, речь идет о переложении ответственности на чужие плечи. То есть, человек отказывается решать что-либо самостоятельно, и, таким образом, слагает с себя ответственность. «Все решают, кроме меня. Я невинен по определению. Я хороший, а они плохие. Если они делают так, как для меня хорошо и правильно – они хорошие, и я хороший, потому что меня любят. Если они не делают то, что я считаю для себя правильным, – они плохие, а я хороший».

А если при этом такой человек решает по-детски взять эту иррациональную вину на себя и впадает в другую крайность: «Ой, я во всем виноват!», то взрослые тут же прибегают к нему и умиляются тому, какой он хороший. И убеждают его, что он на самом деле «ни в чем не виноват». Такая позиция очень выгодна.

Люди, которые терзаются истинным чувством вины, не несут ее как лозунг, а мучаются в одиночку. В этом случае надо обязательно разбираться с чувством вины, потому что оно способно разрушить человека, спровоцировать аутоиммунные заболевания, вплоть до онкологии.

А те, кто несет лозунг: «Ах, я виноват! – Что ты, милый, ты не виноват!», делают прекрасную карьеру. Они начинают выкрикивать этот лозунг и ждут, когда другие в ответ заорут: «Нет, ты не виноват!». А если, вдруг, кто-то скажет: «Да, ты виноват», или просто промолчит, тогда его начинают бить этим лозунгом, приговаривая: «Я виноват, ты слышишь? Ах, ты, сволочь!».

Такое поведение характерно для ребенка, который всю вину сваливает на окружающий мир, или берет ее на себя. Это происходит, потому что у него еще не установились объектные отношения. Это ребенок до трех лет, у которого «я», «мама» и «мир» – пока еще одно и то же.

Инфантильность – это не только ожидание вторичных выгод. Если ребенка недовоспитали, то есть его воспитывали либо жестоко, либо наоборот – излишне опекали, то в нормальной ситуации он будет вести себя как нормальный человек, но в критической ситуации впадет в «канал выживания», в котором проявятся его первичные реакции. Другими словами, в опасной ситуации он легко впадет в детство. Такая вот возрастная регрессия. И дальше он начинает ждать, что весь мир начнет его спасать, потому что он имеет веру младенца во всемогущество взрослых. Либо наоборот, точно зная из своего печального младенческого опыта, что никто его не будет спасать, он будет тихо помирать в одиночку.

Итак, мы стали хозяевами своей жизни, взяли ответственность на себя. Что дальше?

– Нельзя сказать, что мы стали хозяевами своей жизни. Это еще один вид регрессии. «Ой, я теперь хозяин своей жизни – что хочу, то и делаю». Мы просто пытаемся обрести тот разум, который позволяет нам отличать то, что мы можем делать от того, что не можем.

Значит, мы становимся хозяевами своих чувств…

– Нет, мы не становимся хозяевами наших чувств. Но мы обретаем силу, которая позволяет нам переносить негативные эмоции. Не надо убирать эмоции. Если мы не сумеем испытывать негативные эмоции, то мы точно также не сможем испытывать позитивные эмоции. Мы просто станем бесчувственными. Надо найти в себе силу поверить в то, что эти эмоции тебя не разрушат, что ты будешь не уходить, а наоборот – проходить через них, беря их на себя в полном объеме. «У меня есть силы, чтобы не позволить чувствам разрушить себя, но вместе с этим я могу и хочу испытывать чувства. Я приму все эти чувства и они меня не разрушат».

– Что можно сделать еще? Наверное, надо провести более значительную работу над собой для того, чтобы преодолеть в себе жертву…

– Следует научиться отличать то, что принадлежит тебе, от того, что принадлежит Богу. Надо отказаться от инфантильного эгоцентризма: «Я – пуп земли, и, если в мире что-то происходит – хорошее или плохое – то это, безусловно, из-за меня».

Если мама пришла с работы не в духе, ребенок начинает думать, что он – причина ее плохого настроения. «Мама пришла хмурая – значит, я плохо себя вел». Да нет, надо понимать, что мама пришла хмурая, потому что у нее был скандал на работе. И ты тут вообще ни при чем. Понимание того, что ребенок далеко не всегда влияет на жизнь своей мамы, определяет «взрослость» человека. Он должен понимать, что окружающие его люди тоже имеют право на реакции, обусловленные их состоянием, проблемами, психикой.

– Как избавиться от инфантильности?

– Конечно, лучше обратиться за помощью к профессионалу. Но, прежде всего, человек должен сделать волевое усилие и посмотреть на себя в зеркало, заглянуть в паспорт и осознать то, что он уже взрослый. В дальнейшем ему следует научиться узнавать эти привычные реакции: «Мне все должны», «Меня все спасут», или «Мне никто не поможет, лучше я помру». Достаточно просто осознать, что все эти реакции родом из детства, и оставить их там с помощью волевого усилия. А затем надо выяснить, нравится ли ему быть безответственным ребенком, которого взрослые бьют или целуют в зависимости от своего настроения. Или же ему нравится быть взрослым, который несет ответственность за себя, и разделяет ее только с Богом.

Человеку, который выбрал второй вариант, в дальнейшем придется смириться с тем, что за этим последует куча сложностей, потому что ему придется признать в окружающих не родителей и не детей, а равных себе взрослых, у которых тоже есть свои проблемы, свои представления, свое пространство, свой невроз, свой гастрит. Ему придется понять то, что не все, что происходит в этом мире, связано только с ним. Человек, который это осознал, прежде чем обидеться на начальника, подумает: «Чего же он это так на меня орет? Наверное, с утра гастрит разыгрался». И все, после этого уже не захочется на него обижаться, потому что он тоже человек, и у него такие же проблемы.

– Наверно, для многих оставаться ребенком все-таки приятнее?

– Я бы так не сказала. Дело в том, что люди, склонные к возрастной регрессии, как правило, подчеркивают в общении с другими то, что они уже взрослые, при этом они делают попытку возвыситься над окружающими. Точно так же как ребенок говорит: «Я уже большой!», инфантильные взрослые говорят: «Я начальник», «Я психотерапевт», а дальше все что угодно, все, что делает их лучше остальных. Такой человек начинает, как ребенок, прикрываться чужими «доспехами».

Только представьте, что инфантильный человек стал учителем и отыгрывается на беспомощных детях, которые, в свою очередь, тоже современные и зубастые. И они в ответ начинают отбиваться от него, поскольку в настоящий момент чувствуют себя бесправными и «имеют право на все». Эти дети, превратившись потом во взрослых, часто забывают, что реакция беспомощного ребенка, которая сохранилась у них, сейчас уже попадает под статью уголовного кодекса. Насилие порождает насилие…

– Мы рассмотрели одну из причин виктимности – инфантильность. Есть ли другие причины того, что человек ощущает себя жертвой?

– Можно назвать еще две причины. Первая – страхи. Вторая – нарушенность личных границ.

– В чем причина страха?

Есть рациональный, правильный страх, который выполняет функцию защиты. Если вы осознаете то, чего именно вы боитесь, и почему вы этого боитесь, вы обязательно сможете сделать все для того, чтобы не влипнуть в неприятную историю. С рациональным страхом бороться не надо. Ему надо регулярно кланяться и говорить: «Спасибо, страх!» – за то, что он вовремя предупредил нас об опасности.

Иррациональный, невротический страх – это генерализованная тревога, когда человек боится буквально всего. Или, в силу какого-то предшествующего неосознанного опыта боится того, чего не надо бояться. Источники этого страха могут лежать как в собственном опыте этого человека, который в силу каких-либо причин он не помнит, в опыте его младенчества, и даже в опыте его мамы или предшествующих поколений. Причиной его может быть, например, травма младенчества, которую человек не запомнил, потому что тогда у него еще не было памяти. Это может быть и травма беременности. Американская, а также вся восточная медицина, совершенно справедливо начинает отсчет возраста человека от его зачатия. Так что, причиной страха вполне может стать травма, пережитая в период беременности, или даже в предыдущих поколениях. Тот, кто испытывает страх, всегда очень напряжен, потому что тело реагирует на травму. Хотя эту травму, может быть, получил не он, а его прадедушка. Когда человек охвачен приступом «генерализованной тревоги» – он всего боится. Естественно, что, когда появляется что-то тревожное, он начинает бояться еще больше. Тело испуганного человека реагирует, и он во всех смыслах становится менее гибким. Поэтому в ситуации, где нетравмированный человек проскочит, он обязательно влипнет.

На него также подействует «запах страха», который заставляет насильников нападать, собак – кусать, а милиционеров проверять документы. Страх притягивает неприятности. Почему жертву и палача всегда ставят рядом? Да потому что они – звенья одной цепи, «родственники». Палач чувствует жертву, поэтому он всегда выбирает того, кто боится.

У напуганного, т.е. травмированного человека отсутствует умственная и физическая гибкость. Он не может «проскочить» там, где нормальный человек обычно проходит без вреда для себя. Он обязательно спотыкается и падает.

– Можно ли победить страх?

– Да, можно. Как только человек определит, рационален его страх или нет, как только он выявит причину страха и то, что за ним стоит, страху станет скучно, и он уйдет. Человек также может победить в том случае, если он осознает свою силу, которая поможет ему перенести этот страх и не рассыпаться. В любой ситуации надо помнить о том, что проблемы даются нам не просто так, а с определенной целью. Боль, страх – это реакции организма, который говорит, что он будет дергать нас до тех пор, пока мы не поймем его.

В случае с иррациональным страхом, надо, во-первых, попытаться понять, чего именно мы боимся. Во-вторых, попробовать прожить и довести до логического конца ситуацию, в которую мы боимся попасть. Пройдя через все это, мы выйдем за границу страха. Это поможет выявить скрытое желание, которое лежит за пределами нашей боязни. Или поможет понять, что в ситуации, попасть в которую мы боялись, вообще нет ничего страшного. И, главное, надо все время напоминать себе, что, поскольку ты ходишь, разговариваешь и вообще ты – совершенно нормальный и замечательный человек, то страх не может тебя разрушить. У тебя достаточно сил, чтобы перенести его.

Кроме этого, стоит помнить о том, что мысль материальна: с нами случается то, чего мы боимся. Когда человек все время боится, он подстраивает свою жизнь под определенный сценарий. Он подсознательно формирует ситуацию, в которой с ним случается именно то, чего он боится.

– Почему человек стремится попасть в неприятную для него ситуацию снова и снова?

– Человек, переживший травму, постоянно пытается смоделировать пережитую ситуацию, снова попасть в нее. Это происходит потому, что он обычно запоминает незаконченное действие лучше, чем законченное. И эта незаконченность, как «заноза» в психике, все время дергает человека: «Ну же, давай закончи, переживи это». Как известно, «лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас»…

Кстати, у многих женщин, переживших изнасилование, на всю жизнь остается стремление к экстремальному сексу и попаданию в щекотливые ситуации. Это происходит не потому, что они стали развратными, а потому что они упорно пытаются еще раз прожить и завершить ситуацию. И им надо не бродить по парку, нарываясь на насильников, а идти к хорошему психотерапевту, так как только он поможет завершить эту ситуацию в безопасной психотерапевтической обстановке.

– Человек , «добившийся своего», нередко испытывает облегчение… Например, у меня была знакомая, которая всегда боялась попасть в аварию. Потом она на самом деле попала в аварию, и после этого перестала испытывать страх.

– В этой связи мне хочется вспомнить героя одного известного фильма, опытного психолога, работающего с пациентом, который боялся авиакатастроф. Во время сеанса он попросил его представить перелет: «Вот, ты садишься в самолет, расслабляешься, тебе приносят конфетку, ты летишь». Далее он начал нагнетать обстановку – самолет завибрировал и, наконец, произошла катастрофа… После испытанного шока этот пациент поднялся с кресла и признался, что ему стало гораздо легче. Таким образом, после прохождения через самое страшное – катастрофу, он испытал облегчение. В данном случае важна «эмоция прохождения», осознание того, что самое страшное уже позади. Человек прошел через катастрофу, но не остался в ней, а вернулся назад.

– То есть, стремление к этой травме может быть оправдано?

– Надо завершить действие, и оно уляжется в карту мира.

– Давайте все-таки разберемся, что нам делать со страхом?

– Указание «перестань бояться» совершенно не помогает. Более того, подсознание не воспринимает частицу «не», поэтому, чем больше ты будешь говорить «не бойся», тем больше будешь бояться. Это хорошо известный факт. Когда мы работали в Чечне и других зонах вооруженных конфликтов с мамами, мы учили их тому, что, утешая детей, им следует говорить только позитив, и избегать выражений «не плачь», «не бойся». Вместо этого следует говорить: «успокойся», «все хорошо», «все безопасно». Во время работы с военными мы также находили позитивный аналог всех приказов: так команду «не стрелять» мы заменяли на команду «прекратить огонь» и т.д. Так что, приказывая себе не бояться, ты на самом деле будешь бояться еще больше.

В критической ситуации надо попытаться понять, чего мы конкретно боимся. И затем представить, что самое худшее уже произошло. Просто представьте, что это уже произошло. И что? Страшнее смерти ничего не будет. Скорее всего, мы просто поймем, что уже перестали бояться, потому что самое худшее осталось позади. Может быть, даже получим от этой ситуации удовольствие…

Кроме этого, за страхом может скрываться какое-то желание. Но для того, чтобы разобраться в этом, надо размотать всю цепочку.

– Как известно, страх часто бывает связан с агрессией. То есть, кого мы боимся, того и ненавидим. Что же первично – страх или агрессия?

– Во всех случаях, когда агрессия связана со страхом, первичен страх, который затем переходит в агрессию. Кстати, это тот самый случай, когда за страхом скрывается желание. «Я действительно так боюсь, что уже ненавижу того, кого я боюсь, и ненавижу себя за этот страх». И этот человек идет и нападет на милиционера, потому что он ждет, что тот нападет первым. Он нападает на него, потому что измучен страхом, и ждать больше не может. «Пойду дам ему в морду, стану преступником и тогда успокоюсь». Это попытка завершить ситуацию, пусть даже таким способом. А лучше завершить эту ситуацию внутри себя. «Самолет разбился! Я уже помер». И как ты теперь себя чувствуешь?

– Можно ли избавиться от страха, столкнувшись с ним лицом к лицу? Стоит ли идти навстречу тому, чего мы боимся?

– Это палка о двух концах, потому что иногда такой способ помогает – один раз преодолеваешь страх, и дальше делаешь это с удовольствием. Можно попробовать просто пройти через ситуацию и убедиться, что на самом деле ты зря боялся попасть в нее. Но, если что-то не получается, тогда лучше оставить это, потому что велик риск усугубить травму. Если вы не можете таким образом справиться со страхом, это значит, что в его основе лежат более глубокие причины. В этом случае надо обращаться за помощью к психологу.

Очень хорошо, если человек искренне может молиться, причем знает слова молитвы. Они очень правильно выстроены, и с их помощью можно действительно пройти через самые страшные проблемы.

– А можно ли оправдать страх? Говорят, что смел не тот, кто ничего не боится, а тот, кто действует, несмотря на свой страх.

– Правильно. Надо разрешить себе все негативные эмоции в уверенности, что они тебя не разрушат. И найти правду в этих негативных эмоциях. Найти то, чего ты на самом деле боишься. Бойся и делай! Не давай неосознанному страху разрастаться, потому что он действительно может захватить весь мир.

– Еще одной причиной того, что человек становится жертвой, являются его нарушенные личные границы. Что такое «личные границы»?

– Это то пространство, которое принадлежит только мне. «Свобода моего кулака кончается там, где начинается твое лицо». Соответственно, если оно начинается, когда я тебе уже проломила череп, то это плохо. Если оно начинается слишком далеко, тогда я не пойму, почему я еще только жестикулирую, а ты на меня уже разозлился. Ну, и, наверное, сама разозлюсь на себя. А вот, если это пространство на месте, тогда мой кулак просто не потянется к твоему лицу.

Личные границы могут быть слишком мягкими или слишком жесткими. И то, и другое делает человека виктимным. Слишком мягкими, слишком проницаемыми границами он не останавливает вовремя воздействие извне, он допускает его в себя. Он не знает, что надо отбиваться, или боится отбиваться, или вообще не замечает, что его уже бьют. А человек со слишком жесткими границами наоборот – провоцирует агрессию в других.

Нарушение личных границ – это последствие травмы, причем очень давней. А может быть, этого человека просто неправильно воспитывали. Возможно, в его жизни произошли какие-то события, которые нарушили его пространство. Он может не помнить этих событий, потому что был маленьким в то время, или это могло случиться вообще до его рождения.

– Как можно восстановить эти границы?

– И в этом случае лучше всего обратиться за помощью к профессионалу.

Что можно сделать самостоятельно? Если мы говорим о ситуации, когда нарушение не достигло серьезных, болезненных границ, то надо вспомнить, что мы созданы по образу и подобию Божиему, поэтому мы должны ценить и себя, и других. Значит, не надо махать кулаками самому, и не надо позволять делать это другим. И если я замечу кулак, который тянется к моему лицу, и буду точно знать, что дальше он тянуться не должен, то я предупрежу тебя, что бить не надо. Либо ты сам перестанешь бить, потому что узнал, где мои границы. А если ты продолжаешь бить, то я получаю полное право врезать тебе в ответ. Потому что, опять-таки, я тебя понимаю и сочувствую тебе ровно до того момента, пока ты не внедряешься в мое пространство и не начинаешь меня разрушать.

– Как личные границы связаны с чувством собственного достоинства?

– Чувство собственного достоинства – это и есть восприятие себя как личности, созданной по образу и подобию Божиему. Это чувство не дозволяет проламывать границы других людей и сигнализирует, когда другие нарушают наши границы. Надо уметь признавать свое достоинство, а также достоинство других людей. «Я тебя не буду бить, и ты меня не будешь бить без уважительной причины. Я буду тебя бить только в том случае, если точно знаю, зачем я это делаю». Но главное, что, когда я соберусь тебя бить, я должна понимать, что ты имеешь полное право ударить меня в ответ. И поэтому, прежде чем ударить, я еще подумаю – драться мне или нет.

– Итак, мы выяснили три основные причины виктимности: инфантильность, страх и нарушение личных границ. Если человек проработал все эти направления, то какого результата он может ожидать? Есть ли гарантия того, что он никогда не станет жертвой насилия?

– Нет, насилие может произойти снова. Есть вещи, которые от нас не зависят, например, проблемы насильника. У него могут быть большие проблемы с мамой. И вы ему можете только посочувствовать, но помочь ничем не можете. Ситуация, промысел Божий, протуберанцы на солнце – все это от вас не зависит.

Но, тем не менее, вы можете сделать все, чтобы свести к минимуму возможность насилия. А, если оно вдруг все-таки произошло, то вы сможете выйти из сложной ситуации с минимальными потерями.

© Vetkaivi.ru

Дистанционный (онлайн) курс помогает избавиться от страхов и тревог: «Преодоление страхов и тревог»


( 0 голосов: 0 из 5 )


Кризисный психолог Марина Берковская
Кризисный психолог Марина Берковская

Читать отзывы



Версия для печати



Смотрите также по этой теме:
Преодоление виктимности через верное осмысление жизни (Кризисный психолог Михаил Хасьминский)
Психотип жертвы (Ирина Мошкова, кандидат психологических наук)
Преодоление виктимности – через заботу о себе и других (Марина Ивашкина, кандидат психологических наук)
Человек в беде становится либо гораздо лучше, либо гораздо хуже (Андрей Кочергин)
Чтобы иметь чувство достоинства, нужно иметь само достоинство (Протоиерей Игорь Гагарин)
Пистолет как оружие против виктимности (Полковник милиции Михаил Маков)
Не теряйте веры в людей! (Сергей Ениколопов, кандидат психологических наук)

Самое важное

Лучшее новое

диагностический курс

© «Ветка ивы». 2008-2015. Группа сайтов «Пережить.ру».
При воспроизведении материала обязательна гиперссылка на vetkaivi.ru
Редакция — info(гав)vetkaivi.ru.     Разработка сайта: zimovka.ru.     Вёрстка: www.rusimages.ru