Последствия изнасилования

Опыт переживания последствий изнасилования: Мне помогло упрямство

– Любое насилие – большое испытание. Что чувствует человек, переживший изнасилование?

– Имея и свой личный опыт, я разговаривала с разными людьми, пережившими сексуальное насилие. Людям, испытавшим это, кажется, что мир рухнул. Мне было 15 лет, и я представляла мир как витраж из цветного стекла, через которое светит солнце. И когда это произошло, возникло ощущение, что картинка разлетается на куски. Остается пустота и темнота. Это шок, когда ты ничего не понимаешь, не чувствуешь и даже выдохнуть тяжело. Вдох стоит в горле, и ты не знаешь, как выживешь. Дальше все развивалось по традиционному сценарию – одиночество, чувство вины, заниженная самооценка…

Но практика показывает – выживаешь.

– Отличается ли психологическая травма при сексуальном насилии от других видов насилия?

– Криминальное насилие, когда встречают неизвестные люди в подворотне, – это один уровень травмы. Изнасилование в среде знакомых, когда человека знаешь и доверяешь ему, – другой уровень. И то, и другое страшно, но уровень интенсивности переживаний разный. В моем случае это было криминальное изнасилование, но если бы это был кто-то из друзей, не знаю, я бы, может быть, сошла с ума.

– Психологическую травму все переживают по-разному. На ваш взгляд, от каких качеств человека зависит степень переживаний?

– С точки зрения работы над собой, важны трудолюбие и целеустремленность. Очень ценное качество, которое способствует реабилитации, – чувство юмора. Можете называть это оптимизмом. Мне также очень помогло упрямство. Кто-то может не обладать этими качествами, но у каждого из нас есть изумительный дар от природы – ум. Мы в состоянии при помощи своего ума побороть любые проблемы, решить любые задачи, нужно только научиться им пользоваться.

Восприимчивость к травме зависит от очень многих обстоятельств. Социализация начинается еще в детском садике: мы бодаемся, боремся и выживаем, то же продолжается в школе. Это тренирует нашу систему выживания, систему защиты и систему внутренней помощи. Если система защиты слабая, и воспитанная в тепличных условиях барышня, которую родители ограждали от всех неприятностей, не дай Бог, переживает криминальное насилие, то ей будет очень тяжело.

Когда у моих знакомых изнасиловали дочь, она впала в кому. Для неё это был такой сильный шок, что организм принял решение отключиться. Неделю она лежала в коме, от неё ни на минуту не отходили родители и просили вернуться. И потом, когда девушка пришла в себя и стала жить дальше, при любом упоминании сексуальных элементов у неё начинается припадок…

В моем случае было иначе. Я рано пережила смерть отца и воспитывалась, в хорошем смысле, на улице. Изнасилование довольно сильно пошатнуло мой внутренний мир, но в целом я пережила его все-таки легче, чем дочь моих знакомых. Врачи говорят, что если ребенка воспитывать в стерильной чистоте без животных в доме, то он рискует умереть от банальной простуды, потому что у него нет иммунитета.

Поэтому любые трудности и сложности, которые сваливаются, во благо. Они нас тренируют, дают колоссальные возможности для роста.

– Можно ли разделить переживание травмы на этапы?

– Есть пять стадий «горевания». Они начинают развиваться после того, как человек выходит из состояния шока.

Первая стадия – отрицание: «Нет, этого не могло случиться со мной». Очень велика вероятность «застрять» на ней и «смотреть кино про себя». Когда я пережила изнасилование, у меня внутри все замерло, я ничего не чувствовала, хотя вела обычную жизнь. Между мной как участником событий и самим событием образовалась тонкая прозрачная пленка, словно стекло, я не испытывала ни малейшего желания идентифицировать себя с персонажем этой истории. Я как спящая царевна «задрыхла» в отрицании. Если мы соглашаемся с тем, что изнасилование произошло, то это довольно болезненный процесс, но это шаг к исцелению.

Вторая стадия – гнев, когда до человека доходит, что это происходит с ним. Он начинает потрясать мироздание словами: «Господи, за что? Почему я?». Может возникнуть агрессия, направленная вовне (все мужики козлы, я всем буду мстить), либо агрессия, направленная внутрь. Начинается самоедство, «запиливание» себя («я во всем одна виновата»).

Если мы смогли преодолеть отрицание и агрессию и нашли срединный путь, как его называл Будда, начинается третья стадия – торг. Различные попытки уравновесить внутренний дисбаланс: «Если я буду вот таким-то, то будет ли мне за это то-то». Внутренние торговые системы бывают разными. Торг происходит с совестью или с Богом. Например, «я помогу пяти людям и будет мне за это счастье», или «если бы я туда не пошла в короткой юбке, то ничего бы не произошло». Женщины часто начинают носить длинные юбки.

Далее следует четвертая стадия – депрессия, потому что «обмен» не срабатывает. Естественно переживать по этому поводу. Мир человека пошатнулся, с ним произошло то, что ни в одном обществе не считается нормой.

Самая последняя стадия – принятие, когда человек принимает себя вместе с агрессивными состояниями, чувством вины и готов к работе над собой («Да, у меня проблема, я готов с ней работать»). Хотя нужно понимать, что нет четкого разграничения этих стадий, они перетекают одна в другую.

– Представьте, что сейчас перед вами человек, переживший изнасилование. Что бы вы ему сказали?

– Включите свой разум. И не выключайте его на протяжении всего процесса реабилитации. Представьте, что вам в метро наступил на ногу рыжеволосый мужчина крупного телосложения. Больно так, что слезы брызнули из глаз, а он взял и вышел из вагона. После этого вы всех мужчин с подобной внешностью начнете считать неуклюжими уродами?

Очень важно отделить одно от другого: есть совершенно конкретный насильник, и есть весь остальной мир. Делать вывод: «все мужики козлы» – бесперспективный путь. Хорошо подходит русская народная мудрость: одна паршивая овца портит все стадо.

Перестаньте себя винить. Нужно понимать, когда женщина одна ночью в короткой юбке идет в криминальный район гулять, это её выбор. Но если она провокационно себя не вела, она не виновата.

Представьте, что вы идете с вкусной едой, а потом кто-то подлетает и отбирает её. Неужели вы виноваты? Вы, конечно, можете себя слегка укорить в том, что нужно крепче держать, но вы не несете ответственность за чужие поступки, не нужно брать на себя чужого.

Нужно включить разум и сердце, двигаясь в духовной модели восприятия к прощению обидчика. Можно пойти в церковь, найти духовника, который будет поддерживать, направлять, помогать канализировать переживания, как это называется в психологии. (Из человека лупит фонтан агрессии, чтобы не погибнуть под этими потоками энергии, её нужно правильно направить.) В дальнейшем энергию агрессии можно потратить на обучение или открытие своей фирмы, главное – правильно направить этот ресурс и не сидеть дома в обнимку с подушкой. Знаете, как на фоне злобы хорошо машется зимой лопатой? Какие при этом чистые делаются тротуары! Трудотерапия до определенного момента хорошо помогает.

Если агрессия идет на насильника, то хорошо «погасить» её прощением. Но требовать прощения от человека, только что пережившего насилие, по меньшей мере, некорректно. Уместнее сказать, что для преступника есть суд Божий или суд людской, уголовный, что для некоторых людей, переживших изнасилование, очень эффективно. Могу сказать по своему опыту, что в 15 лет я приняла решение не подавать в суд. Маме знакомая судья подсказала: несмотря на то, что заседание закрытое, соберется человек 30, придется рассказывать при всем честном народе о происшедшем. Для взрослого же человека суд может стать эффективным способом наказания обидчика. Но есть подводные камни: страшно встретится с насильником лицом к лицу, страшна идея возможности его мести.

– Желание отомстить часто возникает и у жертвы…

– Месть в этих случаях не эффективна. Когда человек отомстит, а при желании у него получится, он переживет еще одно ощущение пустоты. Смысл жизни не в том, чтобы отомстить обидчику, а в том, что найти опору внутри себя. Нужно переориентировать себя на позитивный лад.

Жизнь велика. Переживший насилие испытывает шок и смотрит на мир из очень маленькой форточки, он воспринимает только то, что связано с его состоянием. Он смотрит в маленькую дырочку, и ему кажется, что это весь мир. Нужно позволить себе раздвинуть рамки, понять, что жизнь продолжается, она дышит, она стучится в окошко, и, как Мюнхгаузен, вытаскивать себя из болота. Концентрироваться не на трагедии, а на поисках выхода из депрессии.

– Получив психологическую травму, люди часто замыкаются в себе…

– Люди переживают тотальное чувство одиночества и непонимания. Поэтому если нет возможности сразу обратиться к психологу или батюшке, очень эффективно влиться в группу поддержки по принципу «Анонимных алкоголиков» или создать её самому. Пережившие аналогичные трагедии разговаривают на одном языке и могут помочь друг другу выговориться, проанализировать трагедийные переживания. Сложно выговорить свою боль человеку, который жует мясо, чувствует себя хорошо и для него светит солнце. Наличие сестер по несчастью показывает человеку, что он не одинок, хотя в обычной среде он может чувствовать себя именно так. Допустим, девушка пережила изнасилование, её подруга нет. И ей начинает казаться, что она не такая как все, она плохая, недостойна любви.

– А если даже девушка никому об этом рассказывать не хочет, даже в группу поддержки ей обращаться страшно и стыдно. Как преодолеть этот барьер?

– Можно двигаться простейшими терапевтическими техниками – лепить, рисовать, писать письма самому себе, Богу, выливая эмоции на бумагу. Можно сжигать написанное и раз за разом смотреть, как письмо сгорает и дымом уходит как молитва в небо. Нужно писать, пока не устанет рука, пока не устанет мозг. Не можешь говорить – пиши и сжигай, снова пиши и снова сжигай, рисуй и сжигай. Потом хватит сил на то, чтобы кому-то рассказать.

Очень важно понимать, вы не одиноки, помощь есть и ей можно воспользоваться.

– Какие могут быть последствия изнасилования?

– Последствия могут быть самые разные, самое страшное из них – это онкология. Занимаясь самоедством, можно закопаться и получить полный набор болячек. Будет все: фригидность (псевдофригидность на фоне сексуальной депривации), падение самооценки ниже уровня городской канализации, полная эмоциональная амбивалентность. Самое распространенное последствие – отсутствие полноценной сексуальной жизни. Невозможность создать семью в желаемом формате.

– Остановимся на снижении уважения к себе, падении самооценки. Жертвы часто говорят о том, что им душу растоптали… Им кажется, что не осталось ничего, что нужно беречь…

– Опять обращусь к своему опыту. Сначала я пыталась всем и каждому рассказать про свою боль, но меня не понимали. Раз за разом я билась об это непонимание, и нарастила слоновью броню. И я начала обесценивать свои переживания, мне казалось, что раз никто их не оценивает, то они бессмысленны. Отсюда недалеко до логической цепочки: если бессмысленны мои эмоции, значит, бессмысленен я сам.

Серьезное падение самооценки переживают все, столкнувшиеся с изнасилованием. Воспринимают себя как оскверненный сосуд, как нечистое тело, как выброшенную шкурку от лимона. Образы у каждого свои. Одна из самых первых реакций – залезть в душ и долго-долго-долго мыться. Хочется отмыть тело, потому что оно переживается как нечистое. А если тело переживается как нечистое, то человек начинает обесценивать свои чувства, свои эмоции и себя как личность.

Впоследствии девушка начинает думать: кто первый обратит на меня внимание, тому и быть рядом. Начинается игра под названием – за первого нищего выйти замуж. Только в жизни получается не как в сказке, когда нищий превращается в принца. У меня была знакомая, родители которой оказались свидетелями кульминации её изнасилования, но при этом очень жестко поступили. Отец почему-то решил, что дочь у него падшая, намотал на руку роскошную косу и обрезал под ноль. Травма наложилась на травму, и потом она уже выросшая умная, роскошная 25-летняя барышня, окончившая вуз с красным дипломом, вышла замуж за человека намного ниже её по статусу. При этом он её еще и бил, не давал подняться, ощутить крылья за спиной и свою ценность как личности. При этом девушка понимала, что он ей не ровня, но между разумом и чувствами была большая пропасть. Как собака, которую подобрали, чуть-чуть приголубили, и за ласку и миску похлебки она будет верна. Но это не тот уровень, на котором люди должны строить отношения.

– Как работать над самооценкой?

– Нужно перестать себя винить. Многие жертвы изнасилования относятся к телу как к предателю: либо оно не смогло дать отпор и убежать, либо вызывало у кого-то сексуальный отклик. При этом во время изнасилования бывает, что женщины испытывают приятные ощущения, что вдвойне тяжело осознавать. Поэтому в первую очередь нужно говорить о восстановлении доверия по отношению к себе.

Мир – это зеркало: как мы относимся к нему, так и он относится к нам. Например, я проходила интересный тренинг на Мертвом море. Оказалось, что руки я спокойно погружаю в грязь, а ноги не могу поставить, потому что я не доверяю тому, как я двигаюсь. Изнасилование высвечивает те аспекты личности, которые изначально были деструктивны, тогда нужно работать не только с последствиями данной травмы. Доверие не рушится на пустом месте. Если человек не доверял миру, то изнасилование только усугубит это.

Есть такая мудрость: бывает время камни разбрасывать, бывает время собирать камни. Когда человек испытывает агрессию и заниженную самооценку, очень важно это осознать. Осознать, что он не является тем, кем себя переживает, а потом попробовать найти себя как личность, которая обладает множеством граней и красот. Осознать, что единственный маленький темный кусочек, который остался от травмы, – это не есть я, это только часть меня.

Одна из очень эффективных техник взаимодействия с состоянием боли и состоянием агрессии: самозабвенно поорать. Выбраться в лес и начать кричать, опуская звук от горла все ниже и ниже к паху, – так, чтобы все тело превратилось в крик. Считается, что люди, пережившие изнасилование, испытывают проблемы с защитой своих границ и с заявлением себя. Они тихо говорят, всячески зажимают свой голос, поэтому хорошо попеть в караоке, походить на курсы актерского ремесла, чтобы проходила звуковая реабилитация. Очень важно позволить своему голосу звучать, заявить себя миру, не прятаться. Специалисты считают, что пережившие изнасилования очень любят шарфики, что связано с голосовым блоком – не смогла закричать, позвать помощь, онемела.

Нужно научиться отстаивать свои границы. Например, если я хрупкая девушка, то я должна знать, что вечером в бандитский район брильянты лучше не надевать. Можно пойти на курсы самообороны или завести собаку.

– Еще одно последствие – неприязнь к мужчинам. Как это преодолеть?

– Для любого, пережившего изнасилование, важно размышлять об этом. Не думать об этом, не закольцовываться, как пони бегает по кругу («мне плохо – меня изнасиловали – мне плохо – меня изнасиловали – мне плохо»), а именно размышлять. Как меня это изменило? Что мне это может дать? Какие я могу извлечь уроки из этого? Позвольте себе расстаться с ролью жертвы, сделать проблему поменьше и понять, что это не проблема, а задача, которую надо решить.

Конечно, изнасилование – это не просто на ногу наступили, но как бы это кощунственно ни звучало, это вещи близкого порядка. Я представляю, как люди будут бросать в меня камни после этой фразы, но я знаю, что это такое. После изнасилования в моей жизни наступила настоящая ядерная война, но сейчас я понимаю, что это только часть жизни, и далеко не самая большая. Кроме этого эпизода есть еще вся остальная жизнь.

Хороший способ реабилитации – попробовать перезнакомиться со всеми мужчинами в мире, включая пятилетних мальчиков, чтобы понять, грубо говоря, козлы они все или через одного или все-таки большинство не козлы.

– После изнасилования женщинам трудно вести полноценную половую жизнь.

– Сексуальное взаимодействие – это тоже форма общения с человеком, как мы здороваемся, обнимаемся, обмениваемся sms. После трагедии человек часто ставит на интимных отношениях крест, он не может общаться на этом уровне, начинает отказываться от секса, мотивируя фригидностью, заморозкой чувств. Он одновременно испытывает и любовь, и ненависть, и не может разобраться в чувствах, он уходит от всего, и весь такой ровный-ровный. Я долгое время была «ровная», меня обзывали компьютером. Интенсивных эмоций я испытывать не могла, так как, не научившись выражать агрессию, невозможно испытывать любовь. У меня этот краник был перекрыт, чтобы не испытывать боли. Чтобы заново открыть мир, нужно научиться принимать отрицательные эмоции. И принять свою боль.

Я понимала, что есть этот мужчина, и есть другие мужчины, но при этом, занимаясь сексом с любимым, осознавала, что он делает точно такие же движения как насильник. Это глубокое переживание, эту связку довольно сложно расцепить самостоятельно. Я отказывала себе в признании того, что секс – это совершенно естественная часть жизни, это естественный способ взаимодействия между людьми.

Есть переживания на уровне сознания, уровне эмоций, а есть на уровне тела. Поскольку у европейцев нет привычки, как у восточных народов, прислушиваться к своему телу, то мы его не понимаем. Тело – это бессознательный камертон наших переживаний. Переживая изнасилование, я набрала 25 килограмм лишнего веса. Таким образом, тело стало защищаться от секса.

Для девушек эффективно поучиться танцевать танго или вальс, потому что данный танец строится на тесном взаимодействии двух партнеров. Это возможность, находясь близко с мужчиной, обратить внимание на то, где я начинаю зажиматься и как телесно реагирую на мужчину. Танго в этом смысле показательно: ведет мужчина, но нет никакого разговора, женщина учится чувствовать свое тело и тело партнера. Эффективно попробовать нарисовать свою ярость, чувство недоверия, чувство любви, страха, ожиданий. Любое состояние, которое я не могу выразить словами, можно рисовать, лепить из пластилина. Можно пойти побить грушу.

– Предположим, девушка научилась танцевать танго, но доверять мужчинам так и не научилась. Как только он целует в щеку, возникает недоверие…

– Действительно, можно до бесконечности укладывать дяденек на лопатки, заводить бойцовых собак, но доверие это не восстановит. Методики, о которых я говорила, хороши для самостоятельного использования, но они помогают только до определенного момента. Без специалиста полностью преодолеть последствия изнасилования сложно. Конечно, я могу рассказать еще о многих техниках. Например, доверию можно учиться, падая спиной на руки соседа или с закрытыми глазами ходить в паре со знакомым за руку. Но самая прямая дорога к выздоровлению – это специалист. Я занималась у очень сильных тренеров, они многое мне дали, но потом я поняла, что лучше три раза сходить к психотерапевту, чем тратить кучу денег и времени на десять тренингов. Я почти 20 лет занималась самотерапией, но и одного-двух шажочков не могла сделать самостоятельно.

Психолог – это человек, который даст какие-то ниточки и указатели, а клиент по ним начнет двигаться сам. Для каждого технология своя. С каждым клиентом мы идем совершенно уникальным путем к его личному исцелению. Все ответы есть в нас – в нашем теле, в нашем бессознательном. Психолог помогает быстрее их найти. Это похоже на то, как в темноте ты нащупываешь руку и начинаешь идти, рука, может, и чужая, но перебирать ногами ты будешь сам и своими.

Самопомощь – это очень хорошо, но только до определенного этапа. Есть чудесный мультик про яйцо динозавра. Динозаврик должен был родиться, но случилось глобальное похолодание. И скорлупа, призванная защищать детеныша, его не выпустила и стала толще. Через некоторое время динозаврик снова попросился наружу, но скорлупа ему сказала: «Там еще холодно, оставайся здесь». В результате через много лет ученые нашли окаменелость в виде яйца. Любая защита эффективна до поры до времени, пока решается определенная задача.

После изнасилования я научилась себя защищать внешне и внутренне и эффективно прожила 15 лет, не зная горя. А потом стала понимать, что я сама себя душу. Например, начала блокировать отношения с молодыми людьми – до определенного момента мы встречались, а потом я начинала ускользать, ссылаясь на то, что я нервная, пережила изнасилование... Постепенно я поняла, что не могу создать семью, причем не потому, что с мужем надо спать, а потому, что получится очень убогая семья. И я поняла, что все, что я сама смогла для себя сделать, я сделала, пора обращаться к психотерапевту…

– Можно ли полностью преодолеть последствия изнасилования и стать успешным человеком во всех смыслах?

– Любое происшествие в нашей жизни – это очень хороший урок, фундамент для роста и понимания. Некоторые барышни после изнасилования (я из их числа) из принципа стали успешными. Хорошо, когда агрессия используется себе во благо.

Но в какой-то момент люди, пережившие насилие, находят массу выгод в травмированном прошлом и начинают манипулировать окружающими и сами собой. Именно так я поступала очень долго, говоря себе примерно следующее: «Ах, я жертва изнасилования, бедненькая, несчастная, поэтому меня нужно любить и мне все должны». Избежать этого нельзя, но важно обнаружить подводные камни и начать с ними работать. Довольно тяжело отказаться от индульгенции на хамские выходки. Это так называемая вторичная выгода: если бы бонусов не было, то человек бы давным-давно перестал страдать. В книге «Анатомия духа» Кэролайн Мисс меня поразила мысль о том, что очень важно признать себя здоровым, поверить в себя здорового и принять ответственность за жизнь.

Когда сделана вся работа, нет ничего, что могло бы оправдать боязливое отношение к мужчинам или к сексу, но человеку страшно признать себя здоровым. Сначала люди сидят на берегу травмы, ходят по нему, потом садятся на плот самотерапии и работы с психологом, чтобы перебраться к здоровым на другую сторону. Но когда плот пристает к берегу, им становится страшно сделать последний шаг и расстаться с поводом «филонить». Есть опасность увлечься психотуризмом.

Этот последний шаг в терапии и первый шаг в новой жизни для меня оказался самым сложным. Сначала я научилась говорить, что я жертва насилия, потом выучила и приняла, что я бывшая жертва изнасилования. А потом, что у меня есть такой опыт. И все.

Я считаю, что возможно полностью вылечиться и однажды почувствовать себя независимым от прошлых переживаний, выстроить хорошие партнерские отношения с мужчиной, создать хорошую семью, родить детей и не передавать им последствия травмы. Дети все воспринимают, и негативный опыт передается им как эстафета. Это может закончиться тем, что потомки превратятся в амазонок, отрицающих необходимость мужчин. Шанс преодолеть последствия изнасилования есть, нужно иметь смелость и желание им воспользоваться и перестать смотреть на мужчин через вуаль травмы.

© Vetkaivi.ru

Об авторе: Клавдия Никитина

Дистанционный (онлайн) курс помогает избавиться от страхов и тревог: «Преодоление страхов и тревог»


( 9 голосов: 5 из 5 )


Психолог Клавдия Никитина
Психолог Клавдия Никитина

Читать отзывы



Версия для печати



Смотрите также по этой теме:
Если вы пережили насилие. Что с этим делать?
В норме изнасилование переживается за год (Марина Ивашкина, кандидат психологических наук)
Освободите память от негативной информации (Психолог Любовь Бычкова)

Самое важное

Лучшее новое

диагностический курс

© «Ветка ивы». 2008-2015. Группа сайтов «Пережить.ру».
При воспроизведении материала обязательна гиперссылка на vetkaivi.ru
Редакция — info(гав)vetkaivi.ru.     Разработка сайта: zimovka.ru.     Вёрстка: www.rusimages.ru