Личность насильника

Каждый насильник должен понимать, что он – отброс

– Человеку, пострадавшему от насилия, хочется разобраться в причинах. И лучше понять, что это за люди, которые совершают насилие. Откуда берется насилие? Как человек становится насильником (в широком смысле слова)?

– В человеке есть как животное, так и человеческое начало. Эти начала соперничают между собой в человеке: чем больше человеческого, тем меньше животного, и наоборот.

Чем характеризуются животное и человеческое? Человеческое – это интеллект, который животное имеет в очень небольшом количестве; духовность, возможность понимать гармонию, творчество, искусство. Человек способен осознать смысл своей жизни и стремиться к его достижению, совершенствуя себя. Это те характеристики, которые нас отличают от животных. Животное начало – это желание ухватить кусок побольше, иметь власть, больше территории, больше еды, удовлетворять свои инстинкты.

И если одни люди на протяжении многих веков, пытаются добиваться чего-то, реализоваться с помощью именно человеческих возможностей, то всегда находятся другие, для которых это слишком сложно. У них не всегда достаточно интеллекта, у них очень беден духовный мир, отсутствует понимание смысла человеческой жизни, но зато есть грубая физическая сила, которой можно, с их точки зрения, чего-то добиться. Именно так поступают животные: сильные подчиняют слабых.

Например, если посмотреть на маленьких детей, они очень часто все свои вопросы решают с помощью драки. Это самый простой способ добиться своего. Дети еще не обладают достаточным уровнем интеллекта, пониманием ситуации, они еще не знают, как по-другому можно преодолеть трудности. (Хотя, надо сказать, что не все дети ведут себя по животному. Бывают люди интеллектуально одаренные с детства. У них духовное и интеллектуальное начало в определенной степени доминирует над животными инстинктами.)

И в подавляющем большинстве случаев насильник по интеллекту похож на малое дитя. У него и желания детские, и способы решения детские («дай и все», «хочу и все»), желания других не учитываются, добавляется эгоистичность, скандальность – то, что присуще детям. Человек внутренне не вырастает, он останавливается в развитии, становится великовозрастным психологическим дебилом. Я настаиваю именно на этом слове.

В норме с возрастом человек становится на более высокий уровень и более простые схемы решения проблем должны уступать место более сложным. Но сейчас мы замечаем, что очень часто они не уходят, а напротив, закрепляются.

Сейчас в обществе становится больше и больше насилия. Происходит «оскотинивание» людей. Через телевидение, рекламу, развал института семьи и алкоголизацию народа. Да, технологии прогрессируют. Но человек, к сожалению, деградирует. Деградирует очень быстро, что приводит к появлению такого количества людей, которые уподобляются скотам и склонны к насилию. Это происходит, конечно, из-за того, что духовное и интеллектуальное исчезает, культура становится уделом немногих, а животные инстинкты побеждают и царствуют.

– Поговорим о подростках-насильниках. В чем причина подростковой жестокости?

– Подростки – это дети, которые еще не выросли, или взрослые, которые уже перестали быть детьми, но еще не стали взрослыми. Это переломный момент, который лишает человека тех основ, на которых строилось его мировоззрение. Он вырастает из прежних стереотипов, ему нужно что-то новое, а новое еще не сформировано. Образовавшуюся пустоту нужно чем-то заполнить, но для этого необходимо приложить усилия, поэтому пустота заполняется обычно тем, что лежит на поверхности, что просто взять. Это сила, это диктат, это подчинение себе более слабых, это сбивание в какие-то группы, стаи (болельщики, скины, эмо, готы), чтобы не чувствовать себя одиноким. Насилие проявляется, потому что подростки не знают, как преодолевать встающие перед ними жизненные трудности. И они выбирают самую простую схему поведения, животную. Потом многим это начинает нравиться…

– Как человек склоняется к тому или иному виду насилия – физическому, сексуальному или психологическому?

– Где тонко, там и рвется. Если человека заботят сексуальные проблемы, и он считает, что они решаются насилием, то он так и поступает. Он не видит других путей выхода из сложившейся ситуации в силу своей ограниченности. Насильники – это ограниченные люди. Если такой человек заводит семью, то его сексуальные проблемы снимаются, но общий стереотип поведения остается. Например, если жена ему что-то не то скажет, а он не знает, как ответить, то применит насилие.

И так постоянно, по всему спектру проблем. Насилие – самый простой способ решения, самый доступный, если у тебя есть силы, конечно. У кого нет сил, тот направляет агрессию на себя. Начинает обвинять себя, резать руки, думать о суициде и так далее. Это тоже животный стереотип поведения.

– Насильник чаще свою силу применяет к людям, с которыми он живет и с которыми ему проще справиться. В этом случае на улице он уже не будет ни к кому приставать?

– Ну, почему? Он пристает к тем, с кем хочет разрешить какую-то проблему, которая у него возникла. Если он хочет разрешить ее со своим ребенком, то применит насилие к нему. Если на улице ему показалось, что на него плохо посмотрели, то он там может применить насилие.

Просто в силу определенных особенностей человек не видит другого выхода из проблемных ситуаций. Так проявляется ущербность личности. Норма поведения, это когда человек может не насилием, а различными нормальными способами решать проблему.

– Расскажите подробнее о причинах сексуального насилия.

– Чтобы вступить в сексуальную связь с женщиной, нужно обладать определенным набором качеств, которые её заинтересуют. Нужно, чтобы мужчина был интересным собеседником, галантным ухажером, обладал определенной харизмой и.т.п. Но нужным набором качеств человек не обладает, а получить их в одну секунду невозможно, потому что над ними надо долго работать. Ведь надо не казаться, а действительно быть кем-то. А этому мужчине хочется обладать женщиной (здесь присутствует животный вектор) здесь и сейчас. А каким образом ее можно заинтересовать, если в тебе нет ничего такого, что ценит она? Тогда человек прибегает к насилию.

Причем насильник часто за счет этого еще и самоутверждается. Иногда ему самому себе хочется доказать, что он не хуже других, причем, он думает, что имеет право обладать женщиной. Насильник реально считает себя вполне достойным, не видит своей ущербности. Это ведет к совершению преступления.

Но совершить насилие над человеком – равносильно росписи в том, что ты ограниченный подонок, дегенерат, что у тебя куча проблем, что ты не можешь человека ничем заинтересовать, не можешь дипломатично решить те проблемы, которые решают другие. Каждый насильник должен понимать, что он – отброс.

Ни одному нормальному, интересному, незакомплексованному в своих проблемах молодому человеку не требуется прибегать к насилию. Я видел много людей, у которых все хорошо складывалось с женщинами и которые имели внутреннее обаяние, их никогда не интересовало просто животное удовлетворение инстинкта. Да, среди них встречались охотники, но им было интересно очаровать женщину, а не просто по-животному вступить в половую связь.

– Какие проявления насилия можно назвать самыми животными?

– Для того, чтобы убить другого человека нужно вообще мало что понимать, быть, как говорят, «отморозком». Любую проблему можно решить без убийства, если, конечно, не нападают на тебя, не угрожают твоей жизни и т.д. Бывает, что человека несет на эмоциях и у него рождается настолько сильная агрессия, что он действительно может убить другого.

Убийство – это крайняя форма физического насилия. И любой насильник – потенциальный убийца. Вопрос в том: дойдет он до этой крайней степени или не дойдет. Вот именно поэтому опасно семейное насилие. Например, женщине опасно жить с насильником-мужем. Никто не знает, когда он может перейти порог, за которым будет убийство. И что спровоцирует агрессию, тоже никто не знает.

– Насильники – психически больные люди?

– Есть люди, которые, действительно, больны психически, они не могут себя контролировать. У них утрачен контроль над собственными эмоциями, собственной деятельностью и так далее. Но в подавляющем большинстве случаев насильников нельзя назвать невменяемыми людьми. Они идут на преступление сознательно, понимая, что они делают. Это видно по их реакции в момент, когда им приходится расплачиваться за свои поступки. Вся их «невменяемость» моментально улетучивается.

Большинство насильников – трусы. Человек, который знает, что силой можно подавить другого человека, до животного состояния боится быть подавленным кем-то. Например, когда приезжает милицейский наряд на вызов по семейной ссоре, дебошир часто делает заискивающие глаза: «Я тут ни при чем, только не бейте». Он же минуту назад был таким «героем», чего тогда боится-то? Он знает, что такое насилие, поэтому очень боится стать жертвой. И эта трусость патологическая, она сразу показывает себя.

Ни один насильник, если он не психически больной, не станет нападать на более сильного. Это закон животного мира. Он говорит не только о том, что не надо нападать на более сильного, но и о том, что под более сильного надо «ложиться», то есть показывать свое расположение, покорность. Насильник вынужден жить по животным законам. И как бы насильник не говорил, что он смелый парень, – это только слова. Когда он столкнется с силой, которая больше его, он подожмет хвост и будет очень трусливо визжать в уголочке, чтобы его не трогали.

– Ну, а может насильник сам себя перевоспитать, например, с возрастом или если какие-то факторы на него подействуют?

– Если он научится другим способом разрешать встающие перед ним проблемы, без помощи насилия, то он перестанет быть насильником.

– Что мешает агрессивным людям преодолеть сложившиеся стереотипы поведения, научиться решать свои проблемы по-другому?

– Большинство таких людей – лентяи и страшные эгоисты, они ничего не хотят делать. Они считают, что им все должны, они заслуживают всех благ одним своим присутствием на земле. Бывают и исключения, но в силу своих опять же ограниченных возможностей, их интересы не получают достаточного развития.

Насильник не видит своей ущербности. И в этом его беда. Если он бы посмотрел на себя, то увидел бы, что ему не хватает воспитания, интеллектуальных, моральных и духовных качеств, чтобы найти выход из ситуации. Это человек, которого и человеком назвать трудно. И не важно, бомж это или миллионер. И не важно, какие у него должности, деньги, успешность, статус. Он все равно ущербен, он еще не дорос до человека из животного, он - отброс общества, который хочет таким образом стать выше в собственных глазах.

Пока он не станет человеком, пока не изживет свои комплексы, пока не поднимется интеллектом, не начнет гибко мыслить и не приобретет определенный уровень культуры, он не выйдет из этого состояния. Для него будет доступно единственное решение проблем – физическая сила.

Где чаще всего происходит насилие? Тюрьмы, следственные изоляторы, армия. Понятно, что там не самый одаренный и развитый контингент. Сейчас, к сожалению, к этому списку прибавилась школа. В школах рукоприкладством чаще всего страдают двоечники, в армии собирается не самый интеллектуальный слой общества, про заключенных тоже все понятно. Собираются такие незрелые личности, неудачники, люди с комплексами, ущемленные в правах, ограниченные в свободе – формируется некое закрытое общество, в котором и процветает насилие. Я, например, никогда не слышал о насилии на старших курсах консерватории. Я никогда не слышал, чтобы какой-нибудь великий композитор бил палкой, визгливо орал и пинал ногами музыканта. Это трудно себе представить.

– Почему же тогда комплекс вины часто возникает не у насильника, а у его жертвы?

– Когда человек совершает насилие, он начинает перекладывать ответственность на другого. Отсюда идут глупые штампы о том, что женщины сами виноваты в изнасилованиях, о том, что жена могла бы и промолчать, муж бы и не разгневался.

Это происходит из-за того, что насильники, кроме всего вышеперечисленного, – еще и лжецы. Причем, лгут они, в том числе, и сами себе. Они пытаются инициировать у жертвы чувство вины, которое создавало бы видимость их правоты, в которую они потом сами начинают верить. Если человек в неадекватном состоянии избил другого, то когда он приходит в себя, совесть начинает стучаться в его черствую душу. У него есть два выхода: либо признать, что он неправ, взять ответственность за этот поступок на себя, и извиниться, либо обвинить жертву, чтобы найти оправдание своим действиям. Обычно они пользуются вторым вариантом, и порой делают это виртуозно.

Точно так же происходит конфликт на улице. Всем известен пример про «закурить не найдется». Для чего это делается? Для того, чтобы потом обвинить: «Ах, у тебя нет сигарет? На тебе в торец! Ах, у тебя сигареты мокрые – получи! Ах, у тебя сигареты не той марки – ты опять виноват!». Насильник часто не может приступить к насилию, пока не нашел предлога. Поэтому он его пытается его создать или потом оправдать какие-то свои действия задним числом.

– Получается, что сам насильник при существующей правоохранительной системе и состоянии общества остается безнаказанным?

– Насильники – потенциальные жертвы в будущем. На любого насильника находится свой насильник. Если ты король в своем дворе и не знаешь другого способа выяснения отношений кроме кулака, то в чужом дворе тебя обязательно грохнут, когда найдется более сильный соперник. То же и в семье. Если, например, муж все вопросы решает путем насилия, и на это смотрят дети, то вероятность того, что они возьмут отцовский стереотип поведения и потом будут с ним общаться его же методами, очень велика.

– То есть его дети не научатся решать возникающие конфликты мирно?

– Да, и потом отец их будет вытаскивать из милиции, будет сам от этого страдать и говорить, что он этому не учил. Но именно он показал дурной пример. Убедившись, что кулаками можно легко решать все вопросы, дети могут нарваться на более сильного соперника. И тогда отец, например, будет ухаживать за ребенком-инвалидом всю оставшуюся жизнь. А может быть, ребенок, накопив силенок, сделает жертвой своего папу. Это вероятно, даже если отец с помощью насилия выясняет отношения только с матерью.

У детей, которых незаслуженно наказывают и избивают, что в наше время тоже не редкость, накапливается агрессия. Они думают, что подавление другого человека – это единственный способ решить проблему. Человек сам себя может в беду вогнать очень быстро. И самое страшное, что насилие распространяется как цепная реакция. Отец бьет мать, их сын будет бить сестру, а потом и жену, а дочь – своих детей и т.д. Насилие будет увеличиваться, как снежный ком, разрастаться и умножаться. А ответственность будет лежать на том человеке, который этой грязи открыл дорогу.

– Что же делать несчастным насильникам, чтобы избежать такой печальной перспективы и как-то наладить нормальное взаимодействие с людьми? Может, церковная жизнь поможет?

– Христианское понимание жизни и насилие – вещи совершенно не совместимые (я имею в виду настоящих христиан, а не обрядовых, которые носят крестик, ставят свечки непонятно зачем и т.д.). Совершенно очевидно, чему учит нас пример Христа, у которого были возможности взять под контроль фарисеев, но Он был совершеннейшим противником насилия. Даже когда Его пришли брать, Христос просил учеников обойтись без сопротивления. Мы знаем также много святых, которые стали жертвами, и именно поэтому были канонизированы.

Поэтому, конечно, если человек становится настоящим христианином, он перестает быть насильником. Но хватит ли ему интеллекта и духовного развития, чтобы стать христианином? Что невозможно человеку, то возможно Богу. История знает немало примеров, когда бывшие разбойники, главари, становились монахами и даже святыми.

Православие помогает различными способами – через покаяние, через смирение, через другие возможности, которые нам дает церковь, – внутренне себя изменить, то есть уйти от животного и прийти к человеческому состоянию. Кроме того, церковь нас учит преодолевать любые препятствия, которые перед нами встают. А главное – церковь помогает нам научиться понимать, прощать и любить людей. А любовь и насилие несовместимы.

© Vetkaivi.ru

Контакты автора: кризисный психолог Михаил Игоревич Хасьминский

( 10 голосов: 4.6 из 5 )
Кризисный психолог Михаил Хасьминский
Кризисный психолог Михаил Хасьминский

Читать отзывы

Версия для печати



Смотрите также по этой теме:
Черты характера потенциального насильника (Ирина Малкина-Пых, психолог, доктор физ.-мат. наук)
Характеристики мужчин, совершающих насилие в семье
Насильник достоин жалости (Александр Ипатов, президент российской национальной федерации Ояма киокушинкай каратэ-до)
Насильники – не умные люди (Полковник милиции Михаил Маков)
Богатырь подонком быть не может (Андрей Кочергин)
Полноценный человек не агрессивен (Кризисный психолог Марина Берковская)

Самое важное

Лучшее новое

диагностический курс

© «Ветка ивы». 2008-2018. Группа сайтов «Пережить.ру».
При воспроизведении материала обязательна гиперссылка на vetkaivi.ru
Редакция — info(гав)vetkaivi.ru.     Разработка сайта: zimovka.ru.     Вёрстка: www.rusimages.ru