Виктимность и профилактика насилия

Человек в беде становится либо гораздо лучше, либо гораздо хуже

— Андрей Николаевич, на ваш взгляд, в чем заключаются личностные особенности тех людей, которые склонны становиться жертвами насилия, физического или морального? Существуют ли какие-либо особенности психики, физического или нравственного состояния человека, которые способствуют тому, чтобы обладающие ими люди стали жертвами чьей-либо агрессии?

— Когда человек не развит гармонично, он теряет равновесие. Гармония — это проявление баланса и равновесия, когда личность имеет многостороннюю и полную реализацию в умениях, познаниях, представлениях о жизни. Когда человек знает о том, кем он является, «куда» и для чего он живет и его представления соответствуют его ожиданиям и объективной реальности. Если в развитии человека, в его личности есть некая брешь, то поверьте, она будет пробита. Несостоятельный человек, имеющий такую брешь, постоянно становится жертвой. Как плохо видящий человек рискует быть сбитым автомобилем, если решит неосторожно гулять по улицам, точно так же и духовная слепота ведет к катастрофе, когда человек сталкивается с чем-то, противодействию чему он не подготовлен.

В этой связи, я против того, чтобы людям постоянно врали о том, будто жизнь – это милое, цветущее и искристое событие, дарованное нам исключительно для радости. Я склонен расценивать мир как многообразное проявление действительности, в котором негатива порой бывает очень много. Поэтому всегда лучше быть готовым к негативу, к насилию и злу, чем быть к ним не готовым. Мы же моем руки перед едой, чтобы не заболеть дизентерией, это считается нормой. Почему в то же время считается нормой быть слабым, тщедушным, инфантильным человеком и ничего не делать для того, чтобы изменить себя?

— В чем же заключены обычно причины этой «негармоничности», которая навлекает на страдающих ею людей насилие?

— Причиной является либо идеализация действительности, либо отсутствие идеи, которая должна двигать человеком. Мы не идем в спортзал потому, что нас, наверное, обуревают какие-то свои представления о том, кем нам хочется стать, как мы добьемся желаемого, и в чем оно будет в конечном итоге заключено. В этой связи героическая составляющая воспитания позитивна. То есть, когда мы видим мощных, сильных ребят, когда мы видим героев, которые по нашим представлениям олицетворяют мужественность, достоинство, честность, вот именно тогда мы ищем правильные пути реализации наших задач. Если этих примеров нет и мы их не ищем, то и наши пути будут ошибочны. В этой связи пример Федора Емельяненко – это прекрасный пример, потому что, следуя ему, тысячи ребят пришли в спортзалы.

Я уверен, что государственное воспитание населения страны в коммунистический период породило ущербное состояние нашего духа и его малую способность к развитию. Потому что мы ничего не знали о православии, а быть православным – это значит быть героем, потому что сам Спаситель добровольно взошел на крест, чтобы принять смерть за людей, которых Он любит, и эта любовь настолько велика, что смерть не смогла ее поколебать. Скорее, наоборот. Смерть героя делает его подвиг вечным. И вот здесь получается так, что если мы люди неверующие или мало верующие, то мы обречены на то, что где-то там, в самом важном месте нашей души, у нас зияющая дыра, пустота. И именно там и будет прорыв, именно там случится что-нибудь такое, что будет непоправимо.

Я вырос среди уголовников. Так вот, меня поражали люди, прошедшие несколько десятилетий тюрьмы и не сломленные при этом. Их духовная и физическая сила была столь очевидна, что никто не решался в ней сомневаться, даже если такому человеку было крепко за семьдесят, и он весил пятьдесят килограмм. Поразительно, что другие, очень крепкие на вид, физические сильные ребята часто ломались под воздействием этой системы. Поэтому я категорически уверен в том, что дух первичен, и значит первое, что должен сделать каждый любящий родитель в отношении своего ребенка, это привить ему и указать на те нравственные ориентиры, переступить которые равносильно смерти.

— Насколько наличие или отсутствие физического здоровья и силы могут способствовать виктимности? Насколько физические сильные и подготовленные люди объективно защищены от насилия и насколько физическая слабость способствует, напротив, незащищенности от него? Известны случаи, когда и очень сильные люди привлекают внимание уличных хулиганов, и вы сами рассказывали о том, что достаточно часто вас провоцируют на насилие люди, далеко не обладающие вашей физической подготовкой. Чем это может быть объяснено?

— Не бывает абсолютно сильных людей. И я сам никогда в жизни не настаивал на том, что однажды какой-нибудь пьющий хулиган не нападет на меня столь неожиданно и столь эффективно, что не посадит меня на «пятую точку». Сила не является объективной категорией. О какой именно силе мы говорим? В чем она измеряется – в джоулях? Сколько бы человек ни занимался, он никогда не может быть уверен в том, что он силен абсолютно. Более того, как только человек уверует в то, что он непобедим и всесилен, Господь обязательно его смирит. Он обязательно научит его тому, как нужно к себе относиться.

Что же касается случаев, когда люди проявляют духовную слабость, обладая отличными физическими данными, то еще раз говорю: сильным делает человека, во-первых, его внутреннее состояние и невозможность иного выбора после принятого решения. Когда он понимает, что не имеет права сдаваться, не имеет права на трусость. И во-вторых, сильным делает нас то, что, к сожалению, невозможно натренировать в спортивном зале – наш личный опыт. Когда ребенок растет и не получает, извините, по физиономии в детском садике и в школе, к сожалению, ему придется наверстывать это упущение уже в зрелом возрасте. В этой связи я совершенно уверен, что деткам нужно сражаться друг с другом, и как бы мы не критиковали воспитание в СССР, с другой стороны там были «Зарницы», было ГТО, было модно заниматься спортом, как правило, контактным: самбо, дзюдо, различными видами борьбы, боксом, спортивным карате, воспитанником которого я являюсь. И несмотря на обилие спортивных состязаний, мы, как ни странно, ухитрялись еще и выяснять друг с другом отношения на улице, и это было совершенно естественно. Когда люди сегодня говорят: «ой, но это же насилие!», то я подтверждаю, что да, конечно, это насилие. Но кто вам сказал, что вам придется жить среди ботаников, филателистов и виолончелистов? Очень может быть, что вас однажды случайно занесет на окраину города. Да, там живет быдло. Ничего с этим не поделать, оно там действительно живет. И у вас действительно увидят в руках сотовый телефон и вас действительно захотят ударить по голове…

Я не буду называть фамилию человека, о котором собираюсь рассказать, потому что мне неловко. Этот человек прозанимался всю свою жизнь карате, возвращался домой и очнулся в реанимации с пробитой головой. Он помнил, как зашел в подъезд, и на этом все закончилось. У него пропал пакет, который он нес в руках, пропали деньги. Он был растерян: «Ну как же так?! Я занимался всю жизнь, как я не увидел опасности, не почувствовал ее». Это – нормальный ход событий, ничего страшного в нем нет. Господь оставил этого человека живым и слава тебе, Господи. В следующий раз, поверьте, он будет крайне внимателен, заходя в свой подъезд.

Но в этом случае решающую роль сыграла неожиданность. Гораздо опаснее и больнее, когда люди проявляют слабохарактерность, когда они позволяют совершаться над собой насилию, привлекая агрессора своим поведением. Слабость – худший из пороков. Я в этом уверен совершенно. И прежде всего я говорю о слабости духовной. Не важно, какого ты размера. Важно, как далеко ты готов дойти в отстаивании собственных чести, здоровья и жизни. Поверьте, никто не будет испытывать вами свою судьбу. Потому что никому это не нужно. Люди, совершающие насилие, пытаются реализовать свои комплексы неполноценности или поживиться за ваш счет, это не равносильно собственной жизни, поставленной на кон. Поставьте свою. И вы будете удивлены: ничего с вами не произойдет. Вся полнота взятой вами ответственности за свою жизнь в этот момент разрешит ситуацию. Никто с вами связываться не будет.

И не надо при этом визжать, пускать слюни и закатывать глаза: люди всегда внутреннее чувствуют слабость или силу другого человека и никогда не ошибаются. Если перед вами стоит человек, который готов отдать свою жизнь или забрать вашу, то возникает вопрос: стоит ли спрашивать у него закурить? Поверьте, не надо, не рискуйте.

— В глазах типичной жертвы типичный насильник выглядит абсолютным злом, бороться с которым невозможно. Жертва испытывает ужасный страх в ожидании приближающегося насилия, который порой парализует ее, лишает воли к сопротивлению. Скажите, какова природа страха по отношению к насильнику, является ли этот страх естественным? Насколько страх перед насильником объективен, соответствует действительности?

— Согласно теории охранительного торможения, психика человека, отказываясь принимать обвальный объем негативной информации, который она не может усвоить, просто отключает аналитические способности человека, оставляя ему только сердцебиение и дыхание. Человек, пребывая в этом состоянии, хлопает глазами, находясь в полном ступоре и оцепенении от ужаса при виде существа, которое его напугало.

Причиной включения охранительного торможения может быть все, что угодно. Женщина может упасть в обморок, увидев мышь. Ребенок может замереть на месте, увидев злую собаку. Насколько эти и другие опасности объективны в отношении жизни и здоровья человека в тот момент, когда он с ними столкнулся, судить сложно. Я не представляю себе, чтобы мышь смогла съесть женщину, но я вполне допускаю, что злая собака может укусить ребенка.

Чтобы противостоять механизму охранительного торможения и заставить свою психику адекватно работать с негативной информацией, взрослый человек, который задумывается о природе собственных страхов и о собственной безопасности, должен заранее готовиться к встрече с конкретными опасностями, которые могут ему угрожать и о своем противодействии им.

Приведу пример из области сексуального насилия. Мы никогда не знаем, чем закончится насилие. Когда какой-то подонок пытается изнасиловать женщину, не факт что он не делает это в сороковой раз и не факт, что он не убьет вас, чтобы его никто не опознал и чтобы он смог сделать тоже самое в сорок второй раз. Поэтому когда некоторые забавные психологи говорят: «расслабьтесь, старайтесь его не раздражать. Он вас все равно изнасилует, это уже данность, с ней ничего не поделать, примите ее, а потом бегите домой подмываться и забудьте обо всем», то они не учитывают хотя бы того, что подавляющее большинство женщин после изнасилования уже не чувствуют себя полноценными. Если им повезет остаться в живых, то они страдают жуткими депрессиями или психическими заболеваниями, возникающими на основании органических поражений мозга, вызванных переживаниями, связанными со случившимся. Насилие реально калечит личность.

И в ситуациях, связанных с насилием, у нас нет ничего более святого и дорогого, чем наши честь и достоинство. Размышления о том, что ими можно поступиться, ущербны по сути своей, потому что, еще раз говорю, насилие, будь то сексуального или физического характера, может вполне закончиться вашей смертью.

Я был экспертом у госпожи Иванниковой, жительницы Москвы, зарезавшей насильника – армянина, который типа занимался извозом, оборудовав при этом свою машину таким образом, что пассажирам невозможно было из нее выйти без его дозволения. Когда Иванникова села к нему в машину, он попытался склонить ее к оральному сексу. Она достала кухонный нож, лежавший у нее в сумке, и ударила его этим ножом в ногу. И он умер.

Судя по оборудованию машины и по поведению насильника, которое было описано со слов Иванниковой, явно было видно, что этот армянин пытался изнасиловать женщину не в первый раз. Для него это было накатанное, привычное дело. Вел он себя очень уверенно. Так вот, почему же до случая с Иванниковой другие изнасилованные женщины, выйдя из машины, не запоминали ее номер и не обращались в милицию? А видимо потому, что эти женщины из этой машины не выходили. Поразительно, почему этого парня не проверили на причастность к тем останкам, найденным на свалках и помойках Москвы.

Сколько еще таких веселых ребят гуляет по этой планете? Нельзя рассматривать насилие как некую фрагментарную по отношению к вашей жизни проблему. Каждый из подобных случаев может закончиться летально.

Поэтому и относиться к угрозе любого насилия нужно так, как будто вся ваша жизнь стала на ту черту, за которой находится смерть. Соответственно, всеми имеющимися у вас силами и средствами, с максимальной агрессивностью и ожесточенностью нужно сопротивляться любому насилию.

Детские психологи провели поразительный по своим результатам тест. Психолог – мужчина попытался на улице взять за руку мальчика, который побирался около вокзала. Визг был такой, как будто включили бензопилу. Мальчик стал вырываться и попытался ткнуть психолога в ногу заранее приготовленным гвоздем.

Потом тот же психолог подошел к школе, и, увидев выходящего из нее ребенка, подошел к нему и спросил, как зовут его папу. Тот ответил, предположительно, «Петя». Психолог сказал: «Да, да, твоего папу зовут Петя, и он попросил меня довезти тебя домой. И вот тебе, кстати, «Сникерс». Ребенок взял «Сникерс» и спросил: «Где ваша машина?»

Вот пример двух полярных отношений к окружающему миру. Никто не учил бездомного мальчика, как надо строить отношения с незнакомцами. Сама жизнь научила его к тому, что он делал. И он выживет на этом вокзале, с большой долей вероятности. А второй, милый, приятный и воспитанный паренек, выходящий из школы, потеряет свою жизнь, если, упаси Господь, наткнется в следующий раз на какого-нибудь упыря.

Нет ничего страшнее, чем иллюзии, которые открывают нам путь в никуда. Помните о том, что внешность и поведенческие признаки насильника и серьезности его намерений на первом этапе его общения с вами могут быть незаметны, могут быть неизвестными. Но есть очень важный момент: никогда не пускайте незнакомого вам человека в свое жизненное пространство.

Как его определить? Вытяните руку и очертите вокруг себя круг. Если человек активно пытается пересечь это пространство без вашего разрешения, то этот человек уже одним этим исповедует насилие. Совсем не обязательно его тут же пристреливать в голову. Но это сигнал, который говорит, что этот человек пренебрегает вашими правами на это жизненное пространство. Как бы он вежливо при этом не разговаривал, каким бы искрометным юмористом он ни был при этом, с точностью можно сказать, что этот человек пренебрегает вами. Постарайтесь вежливо и аккуратно остановить его. Давать какие-либо предметные советы тут уже очень сложно, потому что ваши действия могут быть очень различны в зависимости от особенностей вашей личности и личности того человека, который вам противостоит.

— Андрей Николаевич, кто виноват в уже совершившемся насилии: насильник, совершивший зло или жертва, которой не хватило сил, ума или удачи, чтобы этого насилия избежать? Многие жертвы насилия испытывают тяжелые муки вины связанные с тем, что с ними произошло…

— «Равновесие есть продукт борьбы», буквально по Гегелю. И другая истина: слабость – худший из пороков. Насильник почему-то не ищет чемпиона мира по боям без правил, для того, чтобы отнять у него мобильный телефон или попробовать заняться с ним своим любимым видом секса. Как правило, он ищет для этих целей милую девушку, ребенка, старика, то есть существ слабых. Это и понятно: что могут противопоставить в физическом отношении мужчине, даже не очень крупному, женщина или ребенок? Но, тем не менее, с другой стороны злу, позволяют совершаться полная неготовность жертв к подобным вещам, их физическая, нравственная и духовная слабость.

Осуждать за это слабых людей было бы кощунственно. Но и прощать им подобные вещи тоже было бы неверным. Потому что сами жертвы зачастую спровоцировали неполноценного психически или духовно человека на проявление агрессии по отношении к себе. Естественно, существует некая первичность вины насильника, она безусловна. Но, на мой взгляд, даже самооценка жертв насильника говорит о том, что они являются отчасти ответственными за то, что произошло.

Например, сексуальное насилие, как правило, происходит в отношении женщин. Можно одеваться очень женственно, очень сексуально, но при этом в рамках приличия, не распаляя похоть окружающих мужчин. А можно одеваться так, что не быть изнасилованной к концу дня будет делом крайне сложным. Потому что, увидев некоторые женские наряды, человек, даже борющийся со своими искушениями и слабостями, вдруг поймет, что терпежа больше нет. И дьявол, сидящий в его сердце, вдруг проснется и завладеет им полностью. Так вот, не надо вызывать к жизни этого дьявола видом своих трусов, вылезающих из-под юбки.

И еще один момент. Нравственная, духовная сила человека зачастую в состоянии предотвратить казалось бы столь неотвратимое развитие событий, что диву даешься, насколько сила слова имеет место быть. Есть замечательный пример из прикладной психологии, когда женщина, которую пытались изнасиловать, вдруг сама начала радостно снимать трусы и орать при этом: «Ребята, отлично, только аккуратно там, потому что у меня, собственно, триппер! Поэтому срочно надели презервативы, а потом надо будет провериться. Поймите правильно, я как лучше хочу. Ну, давайте, сколько вас там, понеслось!» И вдруг сломался тот накатанный алгоритм, когда насилие имело для тех подонков свою сладострастную составляющую в виде преобладания над униженным ими человеком. Вместо этого женщина вдруг все берет в свои руки, проявляет инициативу, и насилие перестало быть целью, которая с наслаждением достигалась. И эта смена ролей позволила женщине остаться живой, здоровой и невредимой.

Совершенно уверен, что 95% женщин в состоянии вести себя столь же агрессивно, вызывающе и остроумно. И этот пример показателен тем, что, перехватив инициативу, можно развернуть критическую ситуацию с точностью до наоборот. Не проявляйте слабость. Не проявляйте слабость нигде и ни в чем.

— Каким еще образом потенциальная жертва насилия может заставить себя побороть свой страх и сопротивляться насильнику? Какие практические шаги, хотя бы самые первые, можно предпринять для этого? Что делать тем людям, для кого страх насилия является застарелым, давнишним? Что делать тем, кто загнан своим страхом, замучен им, чтобы перестать бояться?

— Я был очень забитым ребенком. Я был настолько забитым, что одно время я не ходил в школу, а буквально бегал в нее. Мне надо было каждое утро бежать около четырехсот метров до школы, а потом столько же, чтобы вернуться домой.

Дело в том, что я рос в уголовном пригороде Челябинска, где селили так называемых «химиков» и вольнопоселенцев – каторжан, которые отбывали наказание в виде ссылки после освобождения из колонии. Соответственно, эти люди рожали детей, сообразных себе. И банды этих детей били своих сверстников и тех, кто помладше, ни с какой особенной целью, а просто так, чтобы бить. И мне надо было каждый раз менять маршрут, чтобы не наткнуться на одну из этих банд. Воспитывала меня мама, поэтому мне было очень сложно, я был очень робким ребенком.

Не поверите: я не будучи тогда еще крещеным, начинал молиться. Я просил Боженьку, чтобы Он меня спас, и ничего другого, кроме молитвы, я своей беде тогда противопоставить не мог. И поразительным образом молитва мне помогла. Я не знаю, насколько это было важным для всего, что произошло потом, но однажды я понял, что жить так более уже невозможно.

Прокувыркавшись целую ночь в слезах, однажды утром я встал, пошел и набил морду одному из своих обидчиков. После этого меня вдруг прорвало, и я стал драться, как сумасшедший, но не переходя при этом границы дозволенного, потому что я всегда помнил, что такое страшно и больно, я всегда знал, что такое ужас в сердце. И любого человека, особенно попавшего в беду, я всегда воспринимал как того мальчика, ребенка, которого я знал лучше всех. Всю свою жизнь я несу в себе это. Видя детскую беду, я могу просто задохнуться от горя.

Получается, что человек в беде становится либо гораздо лучше, либо гораздо хуже, и никогда не остается посередине. Ничего умного и гениального тем, кто подвергся насилию, я посоветовать не могу, потому что любые советы хороши тогда, когда ты можешь дать их, основываясь на собственном опыте. Если ты рассуждаешь о чем-то умозрительно, теоретически, то ты либо клоун, либо фигляр. Можно уверенно говорить только о тех вещах, которые ты пережил сам или которые происходили на твоих глазах. Все остальное, в сущности, вранье. Я могу сказать только одно: в моем случае мне помогла молитва, она одна спасала мою душу. Никакого другого способа спасения из обсуждаемой ситуации я не знаю, и, может быть, к счастью.

Соответственно, я могу посоветовать людям, которым близка вера Христова, обратиться к Богу, и я уверен, что Господь их убережет от очень многих тяжелых вещей. Ведь Господь особенно близок к слабым, бедным и больным, потому что наглым, богатым и здоровым Он зачастую бывает не нужен.

Я хочу сберечь в своей жизни то, что я несу с детства: остаться в глубине души тем слабым мальчиком, который способен чувствовать так, как не может чувствовать себя сильный, волевой мужчина. Это очень важно и сложно, без этого жизнь теряет свой первоначальный смысл, который заключается в том, чтобы поручить свою волю воле Бога. Через теплоту своего сердца и поступки, которые способны изменить мир вокруг себя. Без боли в сердце этого сделать невозможно.

— Андрей Николаевич, как же быть, с чего начать тем многим нашим соотечественником, которые хотят уверовать, но еще не воцерковлены? Какие самые первые и важные шаги могут предпринять, чтобы уверовать, люди, которые, находясь в критической ситуации, будучи слабыми или несостоятельными, нуждаются в помощи Господа и стоят на пороге Его Церкви, но боятся в нее войти?

— Если Господь дает человеку путь веры, он и приводит его в Церковь. Если Господь не приводит в храм, то значит еще не время. Здесь штука такая: не надо становиться строем и под барабанный бой топать в храм. Вера Христова – это не правила дорожного движения, путь каждого человека к ней уникален. Давать какие-либо рекомендации и советы в этом вопросе я бы на себя смелости не взял. Хотя бы потому, что во-первых, у меня нет священного сана. Но я более чем уверен, что зайти в храм хотя бы исключительно из любопытства любому человеку было бы крайне полезно. Еще одна коротенькая история.

У меня есть друг. Он живет в Мурманске. Занимается мебелью. Он обеспеченный, творческий, я бы даже сказал гламурный человек, из высшего света своего города. До последних времен, сколько я его знал, он всегда относился к вере с нескрываемым раздражением. Еще недавно, когда при нем заговорили о том, как много людей сейчас приходят к Богу, он вышел из себя, он ругался, размахивал руками, просто бесновался, выскочил в гневе из комнаты и убежал от своих собеседников. Через некоторое время он отправился в Венецию, зашел в какую-то базилику и вдруг начал рыдать. Он просто начал рыдать, причем так, что даже не мог встать. Он вдруг понял, что в этот самый момент он увидел Бога. Он открыл для себя, что без осознания себя православным человеком он дальше жить не может. Он разыскал православного батюшку, объяснил ему, что ничего не понимает в вопросах веры, но что очень-очень хотел бы узнать об этом все, что только можно. Сейчас он помогает при служении в храме, будучи алтарником. Вот такой удивительный путь к вере проделал этот человек в свои пятьдесят лет.

И еще один момент, который мы часто упускаем: раньше существовала традиция оглашения, когда люди некрещеные, но стремящиеся к вере, некоторое время, до года, присутствовали на службах в качестве оглашенных, изучали основы православия, не являясь членами Церкви. И только потом, изучив веру, которую они собирались принять, они крестились и становились людьми православными и воцерковленными. Православие, прежде всего – это знания. Серьезные, глубокие знания. Это не кружок кройки и шитья, это не клуб по интересам. Это, прежде всего, знание нравственных и духовных основ мира и критериев добра и зла, следование которым позволяют людям чувствовать себя по-настоящему верными.

— Скажите, какие, на ваш взгляд, первые практические шаги может предпринять несостоятельный и неуверенный в себе человек, чтобы измениться и перестать быть жертвой в светской сфере?

— Есть замечательная английская поговорка, которая звучит примерно так: «не мешайте человеку сделать свою собственную ошибку». И еще мне очень понравилось совсем недавно мною услышанное выражение Била Гейтса: «Успех – это самый плохой советчик для умных людей, который убеждает в том, что их никогда не постигнет крах».

Внешняя успешность, раскованность и соответствие прочим критериям состоятельности человека в современном обществе, к сожалению, эфемерны. Не важно, чем занимается человек, главное – чтобы он занимался чем-нибудь. Комплекс неполноценности – это обычная вещь для человека нереализованного. Реализуйте себя в чем-нибудь одном и поверьте, вам будет легче реализовать себя в остальном.

Приведу пример, у меня их масса. Девочка, церебральный паралич. Не посещала школу, обучалась дома. Жизнь ее внешне казалась вялым движением к гробовой доске. Ничего в этой жизни произойти не могло. И вдруг эта девочка увлекается глиняной игрушкой. Теперь это один из ведущих экспертов в этом направлении искусства, которого привлекают для проведения экспертных оценок различных глиняных скульптур, в качестве независимого консультанта. Она столь искренне и сильно проявила себя в любимом деле, что глубоко изучила его и преуспела в этом значительно лучше многих своих физических здоровых коллег. Да, она не стала при этом ходить, но назвать ее из-за этого несостоятельной не поворачивается язык.

Поэтому, когда вы чего-то не можете, вы в чем-то сомневаетесь, то вспомните, что сомнение – это оружие дьявола. Прочь сомнения, выбирайте себе цель, хотя бы самую микроскопическую, и добейтесь ее. Не бывает подвига большого или маленького, любой подвиг велик сам по себе потому, что вы его совершили. Совершите для себя маленький подвиг, и поверьте, большой будет следующим, и вскоре вы увидите, что уже совсем не тот, каким начинали этот путь. Но любой путь, даже в миллион километров, всегда начинается с первого шага.

© Vetkaivi.ru

( 1 голос: 5 из 5 )
Андрей Кочергин
Андрей Кочергин

Читать отзывы

Версия для печати



Смотрите также по этой теме:
«Лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас» (Кризисный психолог Марина Берковская)
Преодоление виктимности – через заботу о себе и других (Марина Ивашкина, кандидат психологических наук)
Преодоление виктимности через верное осмысление жизни (Кризисный психолог Михаил Хасьминский)
Чтобы иметь чувство достоинства, нужно иметь само достоинство (Протоиерей Игорь Гагарин)
Пистолет как оружие против виктимности (Полковник милиции Михаил Маков)
Не теряйте веры в людей! (Сергей Ениколопов, кандидат психологических наук)
Психотип жертвы (Ирина Мошкова, кандидат психологических наук)

Самое важное

Лучшее новое

диагностический курс

© «Ветка ивы». 2008-2018. Группа сайтов «Пережить.ру».
При воспроизведении материала обязательна гиперссылка на vetkaivi.ru
Редакция — info(гав)vetkaivi.ru.     Разработка сайта: zimovka.ru.     Вёрстка: www.rusimages.ru