Насилие в школе

Ребенок становится жертвой после того как он испугался

— Какое детское поведение и какие поступки и события в школе могут квалифицироваться как насилие? Является ли насилием исключительно физическое воздействие?

— Насилие может быть не только физическим, но и психологическим, не только со стороны одних учеников в отношении других, но и со стороны учителей в отношении учеников. Если говорить о насилии со стороны учителя, то недавно был принят закон, согласно которому учитель может быть уволен из школы за психологическое и моральное давление на ребенка. Бывают такие учителя, которые выбирают себе в классе «жертву» и начинают предъявлять к ней бесконечные и часто необоснованные претензии. До появления этого закона учителя было невозможно ни привлечь, ни наказать. У учителя больше власти, чем у обычных родителей, и, если он авторитарный и с психопатическими проявлениями, то воздействовать на него было невозможно.

Но для того, чтобы реализовать этот закон на практике, конечно, нужно собирать доказательства. Я сама прошла через это и даже обращалась с жалобой в министерство, где мне ответили, что в этой школе есть только один специалист по данному предмету, и мы не собираемся его увольнять. Вместо того, чтобы помочь решить проблему с учителем, в министерстве мне предложили перевести ребенка в экстернат, то есть закончить этот предмет экстерном и принести в школу оценку, чтобы получить свидетельство об образовании. Но и это тоже решение проблемы, к которому можно прибегнуть.

Что касается насилия внутри детского коллектива, то оно встречается гораздо чаще. Чаще всего насилие происходит тогда, когда ребенок попадает в новый класс, в новую для него школу или когда происходит объединение классов. Ребенок сталкивается с проблемой вхождения в уже сформированный коллектив.

Существуют разные формы проявления насилия против новичков. В более интеллектуальной среде они менее жестоки и более хитроумны, в менее интеллектуальной среде они примитивны и связаны обычно с физическим воздействием. Например, в раздевалке физкультурного зала у ребенка могут отобрать тренировочный костюм, и он вынужден бегать за обидчиком по всему коридору в трусах, или будет сидеть в уголке и плакать. Моральные издевательства — это тоже проявление насилия над личностью.

Насилие — это сила, направленная против личности и нацеленная на ее повреждение или разрушение, в любых своих проявлениях. В любом случае человек получает психологическую травму. В школе сейчас очень много разных проявлений насилия, при этом дети даже не всегда понимают, что они проявляют насилие против личности своего одноклассника. Они могут считать это шуткой, или считают, что таким образом должны «проучить» своего товарища. И это было в школе всегда. И самое главное в этой ситуации то, как будет реагировать на это жертва.

— Каковы ощущения ребенка, который стал жертвой насилия?

— Группа агрессивно настроенных детей, как правило, сознательно выбирает себе жертву. Это может быть новичок, или просто ребенок, который не может постоять за себя. Это может быть также ребенок, который хуже или лучше учится, чем все другие, или просто чем-то отличается от других, выделяется из толпы. К такому ребенку эта группа может начать применять разные методы насилия. Это могут быть и оскорбления, и моральные унижения. Конечно у жертвы сразу же возникает чувство страха, одиночества. Он не может рассказать о своих чувствах дома, потому что боится, что его станут считать трусом или ябедой.

Работа с психологической, физической травмой всегда подразумевает прорабатывание этой ситуации, обязательно — с отрабатыванием сдачи обидчикам. Когда я работала с ребятами в колледже, одного мальчика избили на остановке, и он не мог после этого учиться. Прошло две недели, но он не мог сосредоточиться на лекции, запомнить и понять материал. У него пропал аппетит, сон. А ведь его избили не сильно, ничего не поломали. Подумаешь, синяк — сотрясения мозга-то нет. Но была психологическая травма. Его унизили, и он не ответил. Чувство унижения было очень сильным потому, что он не смог дать им сдачи. Это внутреннее состояние мешает жить: появляется страх ходить по улицам, вновь оказаться в такой ситуации. Если жертве насилия не удается защитить себя, всегда появляется страх повторения произошедшего.

В другом случае я столкнулась с ситуацией, когда ребенка после школы окружали другие дети и начинали его пинать и толкать. Он приходил домой и говорил родителям, что завтра он не пойдет в школу, потому, что там его могут убить. Ему советовали дать сдачи, хотя бы один раз, но он отвечал, что не может никого ударить. Но, в конце концов, ситуация изменилась после того, как этот мальчик все-таки дал в глаз своему однокласснику, который приставал к нему в школе. После этого никто больше не нападал на него. Как только агрессивно настроенные дети чувствуют, что их жертва в состоянии защитить себя, они перестают преследовать ее.

— Как происходит превращение ребенка в потенциальную жертву?

— Обычно ребенок становится потенциальной жертвой с того момента, когда он чего-либо сильно испугался. Например, дома, когда папа был пьян и ударил маму. И все — плечи уже сгорблены, руки опущены, перед вами сформированная жертва. И ведь в природе есть такое явление: когда олень бежит от волка, то если у него от страха прогибается спина, то волк, почуявший страх оленя, уже ни за что от него не отстанет. Потому что он знает, что, если у оленя прогнулась спина, то бежать ему неудобно, он где-то споткнется и упадет, и волк его настигнет и съест. Но если этот олень увидел впереди лес, в котором он может спрятаться, у него появляется надежда на спасение, то он распрямляет спину и бежит прямо. И в этом случае у него появляется гораздо больше шансов спастись. Человек с низкой самооценкой — это человек, у которого «прогнулась спина». Он уже потерял веру в себя, он не допускает мысли о том, что у него может что-то получиться.

— Всегда ли ребенку стоит советоваться с родителями? Бывают ли случаи, когда вмешательство взрослых может навредить ему еще больше, чем его собственные обидчики в школе?

— Если ребенок доверяет родителям, значит, он может с ними посоветоваться. Если нет, тогда, наверное, стоит обратиться к бабушкам-дедушкам, другим взрослым. Вообще в семье должна царить атмосфера доверия. К кому еще, как не к ближайшим родственникам, может обратиться за помощью ребенок? И взрослым надо учить детей защищать себя и свое достоинство для того, чтобы они смогли вырасти достойными людьми, способными защитить себя и своих близких. Потому что, вырастая, дети будут снова сталкиваться и с унижениями, и с оскорблениями. Один взрослый может без конца прогибаться перед другими, а другой просто хлопнет дверью и уйдет. Но ведь нельзя бесконечно хлопать дверьми или прогибаться. Надо учиться быть при необходимости и жестким и гибким с другими людьми. А если речь идет о том, что группа детей в классе проявляет насилие по отношению ко всем другим детям, то родителям надо принимать меры и обращаться за помощью к администрации школы, в соответствующие инстанции. Эти вопросы надо решать на серьезном уровне и привлекать к решению этой проблемы родителей тех детей, которые проявляют насилие в школе.

— Что делать ребенку, столкнувшемуся с каким-либо проявлением насилия в школе?

— Во-первых, никогда и никто, кроме родителей, не защитит своих детей. За своего ребенка надо стоять горой. Даже если к нему предъявляют определенные претензии, родители, выслушав их, не должны унижать ребенка в присутствии его учителей и соучеников. Разберитесь с его поведением дома, или, хотя бы, отойдя в сторону. Не надо прилюдно позорить своего ребенка.

— Как родители могут защитить своего ребенка?

— Здесь надо смотреть, какой именно случай произошел с их ребенком. В моей практике был, например, случай, когда мальчика травили из-за того, что он был толстым. Одноклассники над ним издевались: отбирали книжки и тетрадки, над ним смеялись, ставили подножки. Родители не реагировали никак. Они считали, что мальчику «уже 10 лет», и он должен сам справиться с этой проблемой.

В результате, когда этот ребенок вырос и похудел, ему исполнилось уже 22 года, у него сохранилось ощущение того, что его никто не уважает, что над ним по любому поводу смеются. У него сохранилась озлобленность на тех, кто его третировал, и обида на родителей, которые не захотели его защитить. Таким образом, ситуация, в которую этот мальчик попал в школе, повлияла на его самооценку, характер, повлияла на всю его жизнь. Хотя сам мальчик, учась в школе, практически не рассказывал родителям о том, что над ним там издеваются. И на вопрос: «Почему ты тогда молчал?», он ответил, что он не мог рассказать родителям о происходящем, потому что не хотел становиться «стукачом».

Дети не понимают, что жалобу в данном случае ни в коем случае нельзя назвать «стукачеством», что они никого не «закладывают». Они также не понимают, что должны учиться постоять за себя. Если они не справляются с этой задачей самостоятельно, значит, они должны звать на помощь взрослых. Вместо этого дети терпят. Подобное может произойти в любом классе — от первого до выпускного.

Родители часто допускают еще одну ошибку. Они внушают своему ребенку, что любой конфликт можно решить с помощью переговоров. Ничего подобного. Мальчиков надо обязательно учить давать сдачи. Мужчины обязаны уметь физически защищать себя и своих близких, иначе они не мужчины.

Другой пример: ко мне ходила девушка, которой было 20 лет. С 8-го класса из-за того, что она была симпатичной и нравилась мальчикам, ее одноклассницы начали демонстрировать ей свою неприязнь — обзывали ее, не принимали очень длительное время в свой круг. Она говорила об этом дома, но никто не помогал ей до тех пор, пока она не перестала ходить в школу вообще. Только тогда ее родственники начали суетиться. Но решение не ходить больше в школу она приняла сама, в пятнадцать лет, а ко мне, тоже по собственному решению, пришла только уже в двадцать. Дело в том, что с тех пор она не может войти ни в один коллектив. Ей все время кажется, что ее опять начнут вытеснять, и теперь она может бояться коллективов до конца своей жизни. А надо было бить тревогу тогда, сразу проводить родительское и классное собрания, звать учениц, их родителей. Доказывать и объяснять им, что она тоже имеет право здесь учиться, имеет право на уважительное отношение к себе. Не надо было ждать до тех пор, пока она скажет: «Я больше в школу — ни ногой!». Нельзя доводить ситуацию до кризиса, нужно действовать немедленно.

Когда я прихожу в детскую группу, то часто замечаю: сидит один плачущий ребенок, а рядом с ним другой, довольный, развалившийся на стуле. Подхожу к воспитателю, спрашиваю у него, почему обидели этого мальчика. Но воспитатель не разбирается в таких, по его мнению, мелких случаях. Он организует ребят, то есть следит, помыли ли они ручки, сели ли на стульчики, как раскладывается по тарелкам обед.

— Какую позицию следует занимать родителям: защищать своего ребенка от насилия любой ценой или постараться помочь ему справиться с этой ситуацией самостоятельно?

— Сначала надо ему помочь справиться с проблемой самому. Я сама мама двоих детей, и мы сталкивались с очень разными ситуациями. Однажды сына, который на тот момент учился в начальной школе, стала обижать девочка из средних классов, из 7 или 8 класса. В буфете она постоянно отбирала у него булку, и при этом била его. Когда он приходил домой, то он молчал, но я видела, что с ним что-то происходит. Когда он все-таки рассказал о причине своего плохого настроения, то я спросила: «А почему же ты отдаешь ей свою булку? Почему не защищаешься, когда она бьет?». «Ну, она же девочка, ее бить нельзя». Он не понимал, что в данном случае она не просто «девочка», но уже довольно взрослый человек, который ведет себя агрессивно. И в этом случае ему необходимо защищаться. В следующий раз, когда эта девочка снова подошла к нему, чтобы отнять булку, он ударил ее кулаком в живот, и сказал: «Не дам». И пошел дальше. Больше она его ни разу не тронула.

Я не призываю всегда на насилие отвечать насилием, но детей надо учить защищаться в подобных ситуациях. Только защищаясь, они смогут сохранить свое здоровье — физическое и моральное. А если вы не научили своих детей защищаться, значит надо приходить им на помощь и защищать их самим.

— По каким признакам становится ясно, что родителям нужно обязательно вмешиваться?

— Я готова повторить это сто раз: ситуацию надо разрешать в самом начале ее развития. Как только что-то произошло, надо обязательно вмешиваться и «разруливать» эту ситуацию вместе с ребенком. И не давать этой ситуации усугубляться. Сама она просто так никогда не рассосется. Но чтобы выбрать правильные методы разрешения насильственных конфликтов, очень важно в деталях понять, что происходит. И нет никакой разницы, возникла ли эта проблема у вашего ребенка со взрослым человеком или с другим ребенком. Нужно следить за поведением и настроением своего ребенка, чтобы вовремя выявить проблему.

Ребенок, к которому проявляется насилие, во-первых, молчит, односложно отвечает на вопросы. Потом, он не спит ночью, не хочет идти в школу, у него повышается температура, начинает болеть живот. Зарождается физиологическое сопротивление, когда уже организм протестует против того, чтобы он шел в ту среду, где ему угрожает опасность.

Ребенок не может не хотеть идти в школу просто так. Либо у него происходит что-то внутри, либо снаружи. Это может быть просто лень, а может быть, в школе произошел какой-то конфликт, из-за которого туда больше не хочется идти. В обоих случаях следует обеспокоиться этим.

Например, был у меня на приеме 4-летний мальчик, который иногда не хотел заходить в свою группу детского сада. Он осторожно заглядывал туда, но не хотел входить внутрь. В другой день он мог спокойно зайти и весь день в детском саду проходил нормально. На вопрос, почему он не хочет туда заходить, он отвечать отказывался.

Однажды я зашла посмотреть, что происходит в этой группе, и застала такую картину: два мальчика избивают друг друга, и заканчивается эта потасовка слезами. Воспитательница разнимает их, рассаживает по местам. На следующий день в группе происходит то же самое. Я узнала, как зовут этих мальчиков, чтобы подойти к ним и выяснить, что же случилось. Оказалось, что мальчики подрались из-за того, что один из них толкнул другого. Тогда я спросила: «А что произошло до этого?». А до этого, оказывается, один мальчик ударил другого в грудь. Так я расспрашивала их, пока мы не дошли до ситуации, которая стала причиной конфликта. Оказалось, что он возник из-за того, что во время обеда один из мальчиков случайно прижал другому палец стулом. Ему стало больно, и он ударил того, кто передвигал стулья. Тот ему, конечно, тоже ответил. Тогда первый мальчик толкнул его и побежал. Второй мальчик его догнал, подставил подножку, и первый мальчик упал и вывихнул себе ногу. Поскольку ситуация эта не была разобрана воспитателем, конфликт продолжался изо дня в день…

Учителя и воспитатели вообще редко расследуют подобные ситуации, потому что детей в классе или в группе очень много. И наказывают они обычно того, кто первый попался под руку. Идет в угол, как правило, тот, кто бьет в тот момент, когда учитель поворачивает голову, чтобы посмотреть, что происходит. Задача родителей — разобраться в этой ситуации и понять суть конфликта. А когда ситуация разобрана, тогда надо попытаться помирить детей. Надо подсказать Егору, каким образом можно попросить прощения у Никиты. Он должен подойти к товарищу и сказать: «Никита, прости меня за то, что я придавил тебе стулом палец, за то, что сделал тебе больно». Никита простит его, но, в свою очередь, он тоже должен попросить у Егора прощения за то, что он на него разозлился и стал толкать и бить его. «Егор, прости меня за то, что я пнул тебя ногой». И все, на этом конфликт исчерпан, дети помирились. Очень часто дети толкаются или ставят друг другу подножки шутки ради, но потом эта шутка может перейти в насилие.

Что же касается конфликта с неадекватным учителем, то ребенок также может и способен противостоять ему самостоятельно, но это нецелесообразно. Обычно, получая отпор, учитель еще больше начинает давить на ребенка, использовать свою власть и даже настраивать против этого ребенка весь его класс, берет себе в помощь других учителей, родителей других детей. Учителя умеют это делать. Опять-таки, родителям не надо ждать, когда это случится. Лично я за своих детей глотку перегрызу, и школа — это не вся жизнь, а против лома нет приема. Я считаю, что нельзя опускать руки, нельзя сдаваться; надо ходить в школу, выяснять отношения и разговаривать с учителями.

У меня была ситуация, когда учитель много лет терроризировал детей всей школы. Мой сын ушел из этой школы, а спустя два года родители и ученики добились того, чтобы учителя этого сняли. Ей предложили уйти, и она ушла — опять-таки, «по собственному желанию». Иногда удается искоренить таких учителей, а иногда — нет. Но никогда нельзя сдаваться.

— Как вы считаете, родители могут разобраться в конфликтной ситуации быстрее и лучше, чем учителя?

— Конечно. Но это не значит, что родителям обиженного ребенка надо сразу же бежать к маме или папе обидчика. Им надо учить своих детей тому, как можно выходить из подобных ситуаций, как можно вовремя прекращать конфликт. Если речь идет о психологическом давлении, тогда можно попробовать воздействовать на ситуацию через педагогов, руководство школы, родительский комитет.

Когда мой сын перешел в новую школу, то попал в очень сложный класс. Одноклассники встретили его сперва настороженно, а потом стали нападать на него большими группами. Он приходил домой, плакал, ночью не спал: «Они меня убьют; я боюсь, они меня убьют!» Я приходила встречать его, потому что если его противники видели меня, то сразу разбегались. Мы втроем — старший сын, муж, и я — уговаривали его хотя бы один раз просто ударить кого-то из своих обидчиков в ответ.

Я пошла к директору школы, и она сама лично ходила в класс с журналом и брала у каждого расписку в том, что сегодня они никого в классе обижать не будут. Однако время от времени конфликтная ситуация возникала снова, и мне приходилось снова идти к директору, чтобы она приняла меры. Несмотря на издевательства, которым мой сын подвергался со стороны одноклассников, он ни на кого не жаловался. Но я видела, что он ходит в школу без настроения, просто потому, что понимал, что надо учиться. А потом, когда он уже немножко привык, у него после занятий состоялось несколько «боев» с одноклассниками, каждый «бой» — один на один. На все «бои» я ходила вместе со своим сыном, стояла за углом, пока они там дрались. После четырех таких «боев» сын начал нормально общаться со своими одноклассниками. И больше никто никого не обижал.

Мальчики часто хотят померяться силами, им надо себя как-то показать. Это относится также и к тому насилию, которое проявляется в виде издевательств и насмешек. Дети таким образом проверяют, на что способен их новый товарищ. И надо научить ребенка лавировать и строить отношения, чтобы он приобрел навыки вхождения в новое общество, которые пригодятся ему в дальнейшей жизни. Здесь поддержка близких очень важна для детей.

Существует множество рычагов управления ситуацией, но родители часто боятся задействовать их, потому что думают, что ребенку от этого станет еще хуже. Существует также категория родителей, которые считают, что ребенок должен научиться справляться со всеми трудностями в общении с другими детьми самостоятельно. Есть также родители, которые не хотят вникать в ситуацию из-за своей занятости.

Я знаю мальчика, у которого было три старших брата, ни один из которых не захотел заступиться за него, когда его обижали. Он приходил к ним и просил помочь, но братья, которые тоже в свое время сталкивались с подобной ситуацией, считали, что он сам должен решать своим проблемы. И ни один из них так и не защитил малыша. И тогда этот мальчик нашел другой выход из ситуации: он стал платить обидчикам за то, чтобы они его не трогали. То есть он покупал свою безопасность, отдавая им деньги, которые родители давали ему на обед. В этой ситуации родственники мальчика должны были бы встать на его защиту, но они этого не сделали.

— Бывают ли ситуации, когда ребенка следует перевести в другую школу?

— Да, бывают. В некоторых случаях ребенка необходимо перевести в другую школу. Родители должны решиться на такой шаг в случае, если ребенку на самом деле плохо. Это следует делать только в том случае, если родители уже ничего не могут сделать для разрешения конфликтной ситуации: когда нельзя восстановить отношения с учениками, или нельзя надеяться на помощь учителей. В этом случае лучше сменить обстановку.

— Насколько эффективен силовой путь разрешения конфликта? Что можно посоветовать ребенку, который не может защитить себя с помощью кулаков?

— Такой ребенок должен, прежде всего, сам не провоцировать других, не задираться. Но если он ни в чем не виноват, а над ним продолжают издеваться, тогда ему просто необходимо научиться защищать себя. Он должен изучить способы самозащиты, чтобы выжить в коллективе.

— Что может сделать ребенок, если речь идет не о физическом, а психологическом насилии? Например, ему объявили бойкот?

— Если ребенок научится не принимать насмешки близко к сердцу, научится с юмором отвечать на них, то насмешки прекратятся. Но надо помнить и о том, что насмешки — это оскорбление, и если над ребенком насмехаются постоянно, значит, он постоянно подвергается психическому давлению. И это надо объяснять тем детям, которые насмехаются над другими.

В этой ситуации мог бы помочь школьный психолог или классный руководитель, который пришел бы в класс, провел тренинг по общению, и разобрал ситуацию. Бойкот обычно объявляется тем детям, которые сделали «что-то не так», чем-то выделились. Родители также могут собраться и обсудить проблему вместе со своими детьми, чтобы разобраться в причинах, по которым был объявлен бойкот, и урегулировать ситуацию. В данном случае лучше действовать быстро, не затягивать. Если конфликт решить не удается, значит родителям ребенка, которому объявлен бойкот, надо искать другую школу, потому что в ситуации бойкота ребенку очень тяжело выжить. У него может возникнуть страх не только перед школой, но и перед жизнью.

Обычно в классе бывает два-три человека, которые являются зачинщиками подобных ситуаций. И классные руководители чаще всего знают, кто это, и почему в коллективе происходит насилие. И родителям, которые желают разобраться в ситуации, надо налаживать контакт с учителем.

— Остаются ли у ребенка какие-то последствия школьного насилия, когда оно уже прекращено. Как с ними быть?

— И в случае избиения, и в случае морального давления ребенку наносится психологическая травма. Я бы посоветовала в подобных ситуациях обратиться к психологу, который работает с психическими травмами. Любую ситуацию надо обязательно проработать, потому что все эти ситуации откладываются в бессознательном ребенка. И потом эти травмы мешают ребенку, а затем и взрослому человеку жить. Чем раньше удается справиться с ними, тем легче ребенку будет жить дальше. У ребенка будет меньше страха перед жизнью, перед миром, он будет легче строить отношения с людьми.

Когда происходит травма физического или эмоционального характера, сразу же начинаются изменения в психическом развитии ребенка. Снижается память, ухудшается восприятие материала, появляется отвлекаемость, бессонница, снижается аппетит, может появиться рвота, могут появляться отдышки. Может возникнуть страх всего. Снижается самооценка, появляется страх, что он не сможет справиться ни с каким заданием. «Я не буду этого делать, потому что я знаю, что не сделаю этого так, как надо».

— Как вести себя родителям с ребенком, который подвергся физическому или эмоциональному насилию? На что, кроме поднятия самооценки, им надо обращать внимание?

— Родители должны обращать большое внимание на физическое развитие детей, особенно мальчиков. Надо записать ребенка в спортивную секцию или тренировать его дома. Таким образом, ребенок не только разовьется физически, научиться защищать себя, но у него также появится уверенность в своей силе, в том, что при необходимости он сможет дать отпор своим обидчикам.

Кроме этого, родители не должны воспитывать в своих детях внутреннюю слабость. Мальчики, которым запрещают отстаивать свои интересы с помощью силы, становятся слишком женственными. И именно такие мальчики обычно становятся жертвами более агрессивных детей.

— А девочки?

— Девочки обычно страдают от моральных, эмоциональных оскорблений. Там все замешано на внешнем виде, на деньгах, девочки сражаются больше на психологическом уровне. Хотя, они тоже могут собраться в компанию, зайти за школу, и избить одну из своих одноклассниц; вырвать ей волосы, порвать и испачкать ее одежду.

— А обстановка в доме, отношения с родителями влияют на склонность ребенка становиться жертвой?

— Личность ребенка начинается развиваться из семьи, это понятно. Если родители авторитарны и в ребенка вкладывается внутреннее состояние страха, то оно будет проявляться и в школе.

— Как преодолеть в ребенке склонность к жертвенности? Как работать с последствиями насилия, когда жертва не смогла адекватно отреагировать на него?

— Существует три типа реакции на насилие: человек может сразу дать сдачи, замереть или убежать. Самая опасная реакция — когда человек замирает и не знает, что ему делать. Тогда начинаются соматические проявления, возникают различные заболевания, и даже психические отклонения. Получается, что человек получил травму, но не отреагировал на нее. Отсюда и происходят нарушения. Специалист должен помочь человеку отреагировать на травму. Если мальчика ударили, но он не дал сдачи, он внутри все равно будет знать, что он должен был сделать это, и ему очень хочется ударить в ответ, но он этого не может. И он замирает. И она начинает переживать из-за этой ситуации внутри. У него внутри начинается диалог: «А как же так, я не смог дать сдачи. Значит, я слабак». Надо возвратиться к той ситуации, проработать ее и она уйдет.

В любой ситуации ребенок должен моментально реагировать. Родители должны учить своих детей тому, в каких ситуациях нельзя драться, а в каких можно и даже нужно. Я не говорю о том, что надо все время драться и кусаться, но нужно быть готовым за себя постоять.

Вот, например, парень отдыхает на юге. Танцует на танцполе. Походит к нему другой парень и бьет его по голове. Тот не может понять, в чем дело. Тогда тот бьет его второй раз и ломает ему нос. Ситуация непонятная, но тому парню, которого начали бить, надо было или сразу убегать, или сразу же защищаться.

— Существует такое понятие как «ложная жертвенность»…

— Конечно, а зачем она нужна? Вот, мне даже батюшка сказал, что священник — тоже мужчина, который должен за себя постоять и защитить своих близких. Так что в любом случае нельзя позволять обижать себя. Чем больше мы позволяем, тем больше это происходит.

Мы можем не отвечать на насилие, если мы знаем, что это не повлечет никаких отрицательных последствий, если мы потом не будем переживать из-за случившегося. Достойно не ответить на насилие может только духовно подготовленный человек. Такой человек может «подставить другую щеку» и спокойно пойти дальше. В этом случае — это уже его выбор, и насилие не нанесет ему никакого морального ущерба. Ребенок, воспитанный в таком духе, сможет спокойно ответить обидчику в стиле: «кто обзывается — тот сам так и называется». Другими словами, он понимает, что ответственность за свой поступок несет обидчик и сказанные им слова не причиняют никакого вреда.

Но не все люди способны поступить так. И если ребенок не понимает этого и не ответил на насилие из-за страха, он начинает постоянно возвращаться к этой ситуации, снова и снова проигрывать ее у себя в голове, все время думать о том, как его обидели. У ребенка начинаются внутренние переживания, появляются навязчивые мысли, и он может дойти даже до психического расстройства. Он будет считать себя побежденным, проигравшим.

Поэтому каждый должен поступать в меру своего духовного развития. Набраться мужества и ответить насильнику — это тоже духовный подвиг для человека, который еще растет.

© Vetkaivi.ru

( 17 голосов: 4.18 из 5 )
Психолог Светлана Швецова
Психолог Светлана Швецова

Читать отзывы

Версия для печати



Смотрите также по этой теме:
Бояться страшно. Действовать не страшно (Протоиерей Сергий Титков)
Лучшей защитой от насилия в школе является здоровое мировоззрение (Психолог Любовь Бычкова)
Как родителям контролировать ситуацию, если ребенок подвергается насилию в школе (Психолог Лариса Трутаева)
Травля в детском коллективе (Психолог, педагог Людмила Петрановская)
Истории из жизни о насилии в школе (Истории из форумов)
Как без особого труда добиться, чтобы тебя перестали дразнить и травить (часть 1) (Иззи Колмен)
Как без особого труда добиться, чтобы тебя перестали дразнить и травить (часть 2) (Иззи Колмен)
Ребенка обижали в школе... (Анастасия Мелихова, 15 лет)
Я не дам себя обижать (Исаак Лернер, педагог)
Психология насилия в школе: агрессоры и аутсайдеры (Евгений Гребенкин, кандидат психологических наук)

Самое важное

Лучшее новое

Как пережить расставание, развод

© «Ветка ивы». 2008-2018. Группа сайтов «Пережить.ру».
При воспроизведении материала обязательна гиперссылка на vetkaivi.ru
Редакция — info(гав)vetkaivi.ru.     Разработка сайта: zimovka.ru.     Вёрстка: www.rusimages.ru