Прочее

02, 03 и исповедь

– Насилие только что случилось. Какие наши первые шаги должны быть в юридическом и медицинском отношении?

– Телефоны 02 и 03 – это те телефоны, которыми человек должен сразу воспользоваться. Если вы получили ранение, которое требует медицинского вмешательства, чтобы сохранить здоровье, надо в первую очередь вызвать «скорую помощь» и дожидаться её. И одновременно надо вызвать милицию. Потому что возможно задержание преступника. После вызова всех необходимых лиц, надо действовать так, как они предлагают: либо ехать в медицинское учреждение, либо в отделение милиции, если состояние здоровья будет позволять.

Вторая задача – задокументировать все повреждения. Любой вызов «скорой помощи» фиксируется. Потом можно будет запросить историю болезни, где всё будет зафиксировано документально. Если в вызове «скорой помощи» нет необходимости, тогда надо самому ехать в травмпункт, чтобы зафиксировать эти побои.

Желательно запоминать возможных свидетелей происшествия, потому что иногда ситуация может повернуться против потерпевшего. Надо записать имена свидетелей, либо, если есть возможность, сфотографировать. Также стоит отметить точное время, когда все произошло. Это те вещи, которые в ходе следствия будут играть важную роль.

– Не секрет, что у нас милицию многие боятся. Крое того, ситуации насилия бывают такими, что и близким рассказать, не очень-то легко, а уж чужим людям, достаточно грубым и привычным ко всяким трагедиям – тем более.

– Прежде всего, надо доверять милиции. Ходят слухи, что лучше обратиться к бандитам, чем к милиции, и они решат вопрос. Надо понимать, что криминальные структуры – это такая вещь, где за вход платишь рубль, за выход два. Никакой гарантии, что потом будешь свободным. 

Другое дело, что в милиции встречаются злоупотребления. Поэтому надо фиксировать свидетелей происшествия. Фиксировать свидетелей даже того, что поехали вместе с милицией, в каком виде поехали. Иногда пострадавший вроде бы не сильно избит, а из милиции возвращается с совсем другими побоями. Всё это надо иметь в виду. Но изначально не надо бояться милиции. В большинстве своём там работают люди ответственные. Во всяком случае, как ты к ним относишься, так и они к тебе.

Если, конечно, вы почувствовали, что работники милиции что-то неправильно делают, потом можно посоветоваться с юристом или адвокатом и обратиться в прокуратуру, которая надзирает за деятельностью милиции.

– А если человек не знает ни своих прав, ни обязанностей милиции, как ему понять, что они правильно или неправильно сделали?

– Если дело представляют так, как будто вы виновны, очевидно, что они неправильно ведут себя. Либо начинают применять физическое насилие. Либо пишут отказ в возбуждении уголовного дела.

– Допустим, милиционеры говорят: «Всё равно его никто не найдёт, что его толку искать? Будем только вас тягать на опознания. Не связывайтесь, лучше заберите заявление».

– Если вы все-таки хотите дать ход делу, скажите, что готовы приходить на все эти опознания. Ведь речь идёт не только о справедливости в отношении вас. Сегодня преступник совершил насилие над вами, завтра может быть другая жертва, послезавтра третья.

– Как правильно разговаривать с милиционерами, чтобы побудить их к исполнению своих обязанностей?

– Чтобы побудить их к исполнению обязанностей, не нужно говорить им об их обязанностях. Не нужно чего-то требовать от милиции на основании того, что они обязаны. Просто расскажите, что в отношении вас совершено такое-то действие, вы не знаете, преступление это или нет, просите принять меры. Не показывайте свои знания. Разговаривайте человеческим языком, не старайтесь употреблять юридические термины. Это, наоборот, может вызвать негативную реакцию: раз ты такой грамотный, давай сам и крутись. Лучше казаться обычным человеком, который не знает ни особенностей деятельности милиции, ни юридических тонкостей. Это всё потом можно восполнить.

– Как быть с насильником со всех точек зрения, с духовной, психологической, практической? Стоит ли заниматься его поиском и наказанием тем или иным способом, или же лучше простить?

– Всё зависит от духовного устроения человека. Если вы готовы простить, тогда, конечно, лучше простить. Независимо от того, какой материальный и психологический урон был нанесён. Серафим Саровский пострадал от грабителей очень сильно, чуть ли не до смерти. Но он их простил и не преследовал. Наоборот, просил у властей, когда они были пойманы, не судить их.

Так и мы. Готовы ли мы духовно, чтобы простить? Потому что, если мы прощаем, мы передаем наших обидчиков в руки Божии. Тогда Господь судит их. У преступников, что напали на Серафима Саровского, сгорели зимой дома, а это очень страшное событие. Вот как Господь распорядился. Поэтому, либо вы являетесь судьёй и становитесь на место Бога, либо предаёте всё в руки Божьи.

Другое дело с юридической точки зрения. Если видите, что человек и с другими может поступить так же, тогда может быть целесообразно, простив его, обратиться всё-таки в милицию, и уповать на волю Божью. Не пытаться самому искать, предпринимать каких-то действий.

– Что вы думаете о самосуде? Скажем, когда женщин изнасиловали, часто их мужчина мечтает о мести.

– Лучше всё передавать в руки Бога и правосудия. Господь сам воздаст должное всем. Надо понимать, что если преступление совершено, есть в этом некий промысел Божий.

Если мы берем суд и наказание в свои руки, с одной стороны, мы ставим себя на одну доску с преступником в нравственном отношении. А с одной стороны, мы нарушим закон. Нас могут привлечь к ответственности, как за обычное преступление. Ведь с точки зрения закона мы не вершим дело правосудия, а совершаем преступление.

– Бывает так, что насилие происходит не на улице, а со стороны человека, с которым знакомы. С которым работаем или учимся…

– Здесь требования общие, в зависимости от тяжести проступка или преступления. Когда побои нанесли незнакомые – это хулиганство. Когда знакомые – дела частного обвинения. В случае частного обвинения милиция не возбуждает уголовного дела, тут нужно самому идти снимать побои, обращаться в суд и так далее.

– А в случае изнасилования не важно, знакомые или незнакомые?

– Изнасилования бывают разными, порой грань между добровольным согласием и насилием тонка. Например, он и она вместе работают. Остались после вечеринки, вроде бы согласилась, а потом передумала. То есть он всегда может сказать, что она согласилась, а она будет говорить, нет, меня изнасиловали. Но в любом случае она может обратиться в милицию с заявлением о том, что совершено такое преступление.

– А как на самом деле женщина может убедить, что она не хотела, что она сопротивлялась?

– Любое преступление – это взаимодействие двух лиц: преступника и потерпевшего. Часто в происшествиях сексуального характера жертва ведёт себя неподобающим образом. И хочет быть соблазнительной, и не хочет, чтобы её насиловали. От неё зависит, как себя вести!

Как ей доказать, что она не хотела? Могут быть следы насилия: ушибы, следы ударов. В любом случае, надо обратиться в медицинское учреждение за проведением медицинской экспертизы.

– Порванная одежда не является доказательством?

– Это одно из доказательств, которое фиксируется при составлении протокола работником милиции. Также должны быть зафиксированы результаты осмотра места происшествия: разбросанные вещи, беспорядок, возможные кровоподтёки. Хотя чаще всего бывает, что следов нет, или ещё чаще используется беспомощное состояние жертвы, к примеру, после распития спиртных напитков. И тогда факт преступления доказать очень сложно.

– Как вести себя с близкими, что им говорить, что им не говорить?

– Близким родственникам можно все рассказать. Если есть супруг, и речь идет о сексуальном насилии, тогда надо знать, как он будет реагировать на это, ведь его реакция могут быть различной…

Не надо сообщать кому-то постороннему, потому что это интимное дело. Примерно 30 процентов женщин не обращаются в милицию из-за стыда, что все будут знать, что с ними такое происшествие случилось.

– О насилии сексуальном всегда говорить стыдно. Может быть лучше вообще о нём никому не рассказывать?

– Во-первых, если непосредственно после преступления женщина кому-то рассказала, что её изнасиловали, это является свидетельской базой. Свидетельскими показаниями того человека, которому она это рассказала, будет зафиксировано время события.

Во-вторых, если о случившемся никому не рассказывать, то человек будет находиться в шоковом состоянии. С кем-то поделиться своей бедой нужно, чтобы ослабить стресс. Если человек ходит в храм, то надо обязательно прийти исповедоваться или просто поговорить со священником.

Священнику можно рассказать буквально всё. То, что не скажешь ни отцу, ни матери, ни сестре, ни брату, ни самому близкому другу или подруге. Потому что есть тайна исповеди. Это как будто напрямую с Богом разговариваешь. Священник – это свидетель покаяния. И свидетельствует он только перед Богом. Если есть в чём раскаяться, то каешься Богу, а священник данной ему от Бога властью снимает этот грех с человека.

– А в чем жертве исповедаться? Ведь если в происшедшем и есть малая вина жертвы, она искупила ее своим страданием.

– Человек может, даже после того как пройдет первый шок, продолжать культивировать в себе ненависть к обидчику, чувство мести. Также он может быть обижен на Бога, который попустил этому совершиться. А ненависть, обида, жажда мести, ропот против Бога – это всё грехи. И, как и всякий грех, эти страсти нас мучают, а самому насильнику не причиняют вреда…

Ситуация одна, а путей выхода из нее, настоящих и мнимых, много. Кто-то уходит в запой, кто-то разводится, а некоторые идут в храм. Можно самому решать эту проблему, можно обратиться к психологу, либо пойти в храм и спросить, как мне быть, как мне жить. Нигде как в храме человек не получит ответ, почему это с ним случилось. Можно поставить свечу за этого человека, который над тобой совершил насилие.

– Даже если не можешь это искренне сделать?

– Прежде всего, надо осознать, что это насилие в отношении меня Господь попустил. Спросить, не важно, верующий человек, неверующий: «Господи, за что мне это?» А у кого ещё спросить?

В первую очередь человек страдает от гордыни. Вот это его такое духовное состояние возмущения, когда он не находит себе места, он не согласен с тем, что этот жребий пал именно на него, а не на соседа, он готов отомстить, это всё проявления гордыни. Это духовные вещи. Поэтому надо идти и исповедоваться, если он человек церковный. Если внецерковный, он должен понять, за что это. Во всяком случае, задать вопрос Господу, за что это ему. И тогда человек может вспомнить, что когда-то кого-то обидел сам, когда-то сделал неправду.

© Vetkaivi.ru

Об авторе: Шестак Александр, священник, кандидат юридических наук

( 1 голос: 2 из 5 )
Священник Александр Шестак, полковник милиции в отставке, кандидат юридических наук
Священник Александр Шестак, полковник милиции в отставке, кандидат юридических наук

Читать отзывы

Версия для печати



Смотрите также по этой теме:
Персональная стратегия выживания
Насилие – признак бессилия (Священник Александр Шестак, полковник милиции в отставке, кандидат юридических наук)
Мифы и факты о насилии

Самое важное

Лучшее новое

Как пережить расставание, развод

© «Ветка ивы». 2008-2018. Группа сайтов «Пережить.ру».
При воспроизведении материала обязательна гиперссылка на vetkaivi.ru
Редакция — info(гав)vetkaivi.ru.     Разработка сайта: zimovka.ru.     Вёрстка: www.rusimages.ru