Чувство вины

Реальная ответственность вместо иррациональной вины

– Часто у пострадавших от насилия парадоксальным образом возникает чувство вины…

– Очень важно осознать, что ты не виноват в происшедшем. Это проблемы насильника, что он на тебя напал. «Я не виноват, и мне бессмысленно искать причины, почему это случилось именно со мной. Никаких особых причин этому нет. Так случилось». Ты не виноват, ты это и не заслужил, и не спровоцировал, и тебя не наказали таким образом. Просто, это случилось.

Когда лодка Курск затонула, Путина спрашивали: «что случилось с лодкой Курск?» В какой-то момент он ответил, может быть, цинично, но очень грамотно: «Что случилось с лодкой Курск? Она затонула».

Что случилось с тобой? Тебя избили, тебя ограбили. Не ты неправильно выбрал путь, не ты притянул, не ты не в той юбке шла… Тебя ограбили, на тебя напали. Это с тобой случилось. Причины этого не в тебе. Это так. Это случилось. И раз уж это с тобой случилось, но при этом ты жив, относительно здоров и сидишь в интернете, а не лежишь на кладбище или в реанимации, то значит, ты справился. Ты уже справился с тем, что с тобой случилось. А вот тут уже можно и подумать: «Какой я молодец! А что мне помогло справиться?»

– Отчего у пострадавшего возникает чувство вины в такой ситуации, когда, казалось бы, такому чувству нет места?

– В одном из подходов психологии, вина это не чувство, а социальный конструкт, который состоит из представления о том, как должно быть, и стыда за то, что произошло по-другому. Если ты считаешь, что это неправильно, что тебя ограбили, избили, и ты позволил грабителю это сделать, ты не смог отбиться, тебе стыдно за то, что с тобой это случилось. Раз ты позволил с собой этому случиться, то значит, ты – какой-то «недоделанный», неполноценный.

Есть вина конкретная: ты сделал что-то не так, и впредь ты не будешь так делать. Это вина, из которой идут конструктивные выводы: понять, в чем я ошибся, чтобы в следующий раз не повторять ошибку. А есть вина иррациональная…

Как только ты говоришь: «я виноват», никто уже не смеет тебе сказать: «ты виноват». Очень легко перейти в наступление – «я виноват, я так виноват… чего ты мне не сочувствуешь, что я виноват? А вот ты не виноват, да? Ты ничтожество, ты не виноват. А вот я виноват. Я лучше тебя!». Это гордыня и ханжество. Признавая свою вину, я не позволяю никому меня ни в чем обвинить, и я ставлю себя выше других.

«Я не виноват и никто не виноват», – вот истинное признание вины, истинное смирение. Нужно понять, что не все, что происходит в мире, подконтрольно нам. «Есть вещи, перед которыми я бессилен. Это произошло, потому что это произошло, и я не пойму, почему это произошло. Но я могу, проанализировав это, понять, что можно делать, чтобы свести к минимуму возможность повторения этого».

– Чем так опасно это закоренелое чувство вины, неполноценности при переживании психотравмы?

– Изводишь себя, изводишь окружающих. Человек, склонный все взваливать на себя, изведет себя, но тем самым он причинит зло и окружающим, потому что он лишит возможности людей его любить. А человек, склонный «выкидывать» всё вовне, изведет окружающих, потому что почувствует себя героем, которому все должны. Это очень непродуктивное чувство, которое разрушает самого человека, если ты не извлекаешь из этого вторичной выгоды, и разрушает других, если извлекаешь.

– Как преодолеть чувство вины, неполноценности, если оно все же возникло?

– Понять, что есть вещи, в которых никто не виноват, которые нельзя контролировать. Вина – это попытка сохранить иллюзию контроля над событиями. Легче считать, что «я не сделал что-то, потому что неполноценный», чем признать: что «я не мог ничего сделать».

Надо осознать, что я делал все что мог. Если я, оглядываясь назад, понимаю, что можно было сделать по-другому, значит, я не только в следующий раз буду делать по-другому, но еще и с другими поделюсь своим опытом, чтобы они, попав в аналогичную ситуацию, знали, что делать.

Я выжил, значит, я многое сделал правильно. Теперь надо уже вернуться и осознать, что я сделал правильно, чтобы запомнить и впредь делать так, если, не дай Бог, опять попаду в такую же ситуацию. Рассказать и другим, чтобы они могли воспользоваться моим опытом.

Я сделал выводы и благодаря этому опыту стал сильнее. Теперь и другие могут воспользоваться моим опытом и переживут это событие лучше или вообще в него не попадут.

Человеку поможет, если он в своем мучительном анализе заменит слово «вина» на слово «ответственность». Вот о распределении ответственности думать можно и нужно.

За что отвечает человек, который подвергся насилию? Он отвечает за то, что он может делать или не делать. Но не за поступки других людей.

– А если ситуация, такая, что он вообще никак не мог повлиять на нее, например: проходил мимо, взорвалась бомба?

– Тогда он отвечает за то, что он грамотно себя вел, поэтому выжил. Он отвечает за то, чтобы проанализировать эту правильность, узнать как еще правильнее себя вести и поделиться этим с окружающими.

Моя питерская коллега очень «вовремя» пошла в театр в Москве. Театр был Норд-ост. Хорошо, что я об этом узнала, когда это всё уже закончилось, потому что если бы я работала там, зная, что у меня там приятельница, я бы работала, наверное, хуже. Слава тебе, Господи, я об этом узнала, когда уже отработала. Так вот, она сказала совершенно замечательную фразу: «Я выжила без потерь. Наверное, с перепугу, я вспомнила всё, чему я училась, и всё, с чем я работала». На тот момент она была милицейским психологом. Она не отвечала ни за то, что она пошла в театр. Откуда она знала, что его взорвут? Ни за то, что его взорвали, ни за то, что идет чеченская война, она не отвечала. Но за то, что она потрясающе грамотно себя в той ситуации вела, она отвечала. Она сумела мобилизовать все знания, все ресурсы, чтобы выжить самой и немножко помочь окружающим. А теперь она отвечает за то, чтобы поделиться с ближними своим опытом выживания.

– Вы говорите «без потерь». А какие потери могли быть?

– Если бы она все не вспомнила, то погибла бы, как многие другие. Захлебнулась бы, остановилось бы дыхание. По-видимому, с перепугу мозги очень проясняются. Она заметила, что кто-то из террористов поднял ворот – она поняла, что сейчас будет наркоз. Она тоже подняла ворот водолазки, осторожно показала это соседкам. Потом она отключилась и открыла глаза уже в больнице. Причем ни синячка, ни царапинки. Её смогли вынести и оказать первую помощь, потому что она не задыхалась и не сопротивлялась. Вот это ее ответственность.

– В чем виновата, например, женщина, которую избил муж?

– Она ни в чем не виновата, но отвечает за то, что она остается в отношениях, в которых ее бьют.

– А если это произошло один раз? И она не собирается оставаться с ним, в чем она виновата?

– Абсолютно ни в чем. Если это произошло в первый раз, абсолютно ни в чем. Когда человек вступает в отношения, он это делает с открытым сердцем, с наилучшими намерениями. Поэтому она совершенно не должна была, глядя на любимого мужчину, с которым она идет под венец, думать, не изобьет ли он ее. Она абсолютно ни в чем не виновата.

Вот, если она остается в этих отношениях, позволяет ему себя бить, остается в этих отношениях, тогда она сняла с себя ответственность за свою жизнь и жизнь своих детей.

Это принятие ответственности или отказ от нее. Нельзя сказать, «я виновата в том, что он меня бьет». Можно отвечать, что «я сняла с себя ответственность за свое благополучие и этим позволяю ему меня бить».

– Занятие активной позиции помогает взять на себя ответственность и тем самым избавиться от вины?

– Да. Если я иду в милицию или в кризисный центр, то этим самым я помогаю не только себе, но еще и другим жертвам. Потому что теперь, может быть, они тоже придут и расскажут. Я не только не виноват, но заслуживаю благодарности за то, что помог другим людям.

– Помогает ли преодолению иррационального чувства вины обращение к Богу?

– Нужно идти в храм и молиться об избавлении от гордыни.

– А почему именно от гордыни?

– Потому что чувство вины, неполноценности связано с гордыней. Желание контролировать все, что происходит с тобой, – это гордыня. Обращение к Богу помогает смириться с ограниченностью нашей ответственности.

Не стоит думать: «О, я не полноценный и теперь всю жизнь буду неполноценным, потому что только меня ограбили и изнасиловали и я теперь всю жизнь буду уникально неполноценным». Нужно понять: я – творение Божье. Для Бога человек драгоценен. Мы настолько драгоценны для Бога, что у всего, что с нами случается, обязательно есть смысл.

© Vetkaivi.ru

Об авторе: Берковская Марина Иосифовна.

Дистанционный (онлайн) курс помогает обрести смелость и спокойствие: «Преодоление страхов и тревог»

( 3 голоса: 5 из 5 )
Марина Берковская, психолог, психотерапевт
Марина Берковская, психолог, психотерапевт

Читать отзывы

Версия для печати



Смотрите также по этой теме:
Чувство вины может быть проявлением инфантильности (Священник, психолог Андрей Лоргус)
Чувство вины рождается не в момент насилия, а в детстве (Елена Орестова, кандидат психологических наук)

Самое важное

Лучшее новое

диагностический курс

© «Ветка ивы». 2008-2018. Группа сайтов «Пережить.ру».
При воспроизведении материала обязательна гиперссылка на vetkaivi.ru
Редакция — info(гав)vetkaivi.ru.     Разработка сайта: zimovka.ru.     Вёрстка: www.rusimages.ru