Уличное насилие

Убить или обезвредить? (часть 2)

Убить или обезвредить. Часть 1.

 

ПОДЛЯНКИ СУДЬБЫ

 

Каким бы благородным боец ни был, все равно его методы в той или иной мере являются экстремистскими. Поскольку сам стиль мышления бойца и его повадки суть ВЫЗОВ.

Вызов Несправедливости прежде всего. Но и вызов обществу, которое не спешит удалять Несправедливость хирургическим путем. А панькается с ней и пытается ее законсервировать. Поэтому я и сам до недавнего времени был уверен, что лучшим лекарством от хамства и наглости является удар в челюсть. И это так, но…

Судьба нас иногда предупреждает: мол, хватит, пора притормозить коней. Поскольку мы незаметно для себя уже перешли барьер, за которым заканчивается благородство и справедливость и начинается произвол наших желаний и действий (который мы по инерции продолжаем оправдывать необходимостью восстановления Добра).

Вот о таких Предупреждениях Судьбы я и хотел бы поведать ниже. Но, к слову сказать, многие люди не рассматривают это как Предупреждения. Они склонны рассматривать это как некие Подлянки Судьбы.  Итак, Предупреждение или Подлянка? Пусть читатель сам решит. А я опишу три характерных случая, которые приключились со мной.

 

            Случай первый.  Кирпич и коляска

 

            Как-то теплым осенним днем в самый разгар бабьего лета произошел у меня  конфликт с двумя студентами соседнего института. Случилось это на широкой, центральной алее парка. Где всегда полным-полно молодёжи, красивых девчонок, мамаш с колясками и прыгающих по деревьям белочек. Не помню уж, чего мы завелись? Но в молодости причин хватает…

Парни оказались каратистами. Подтянутые, стройные, прыгучие, растянутые. Им по приколу было обкатать свою технику в натуре. Но и я был не промах – как-никак мастер спорта СССР по дзюдо, плюс первый дан по карате. Естественно, мне тоже было по приколу обкатать свою каратистскую технику в полевых условиях. С такой внутренней мотивацией мы и начали свой «боевой танец»…

* * *

Мне было интересно. Я не чувствовал с их стороны какой-то особой угрозы. Поэтому абстрагировался от боя и вроде бы со стороны наблюдал за тем, как работает их «кихон» на фоне моего. Но это продолжалось недолго. Наслаждаться красотой боя стало опасно, так как оказалось, что ребята владеют карате не хуже меня. И плотность их ударов, естественно, в два раза превышала мою. Уразумев, что чисто каратистскими методами мне  с ними не совладать, я включил и всякие самбистские примочки. Выводил их из равновесия, используя одежду. Ронял на землю с помощью подсечек, подножек, и невысоких бросков.

Это их злило. Но что они могли поделать?..

Зеваки, которые волей случая оказались  неподалеку от места схватки, дружно комментировали происходящее. Было слышно, как они давали советы, болели за одну из сторон, и еще б немножко – начали бы делать ставки.

И тут случилось то, чего я не предвидел…

* * *

Выстроив противников в одну линию, что было удобно мне и неудобно им, я решил вывести  из драки ближнего. Для этого провел переднюю подножку с вывертом кисти наружу («коте-гаеши»). Такая действенная примочка из боевого самбо. Противник был обрушен на асфальт и о нем, как о противнике, можно было уже забыть… Но картина, открывшаяся вследствие его исчезновения, несказанно меня напрягла. Я увидел, что второй противник, находившийся до этого за спиной первого, наклонился, чтобы поднять с асфальта обломок белого силикатного кирпича.

До противника было далековато – метра четыре. Значит, я не успею выбить из его руки кирпич. Что делать? «Пора сматываться!», – прогремело у меня в голове! Но, вместо этого, я  сделал длиннющий прыжок с разножкой на пределе своих физических возможностей и всадил ему мае-гери в ребра. Пыром, на моменте разгибания его туловища. От неожиданности противник взвизгнул, крякнул и его откинуло метра на два в сторону. Он упал на асфальт вместе с кирпичом, который откатился в сторону …

«Как он мог? С камнем? На меня? Тем более, их двое! Козел!!!», – вот какие мысли одолевали меня в этот момент. Именно они заставили бросится к кирпичу. Я схватил его и  развернулся. Противник уже был на ногах. Тогда я с силой, умноженной на ярость, запустил булыжник в  грудь противнику, чувствуя себя правым на все сто процентов! Однако мой визави  каким-то чудом увернулся и силикатный обломок  просвистел мимо.

…Учебную гранату я кидал на 45 метров, поэтому кирпич полетел далеко. А там метрах в восьми прямо на линии броска стояла мамаша с коляской. Как в кадрах  замедленной кинохроники я видел летящий кирпич…

Когда он ударился в раму и коляску подбросило так, что из нее чудом не вывалился младенец, мамаша стала белее силикатного обломка. Ребенок разрыдался. А окружившие нас зеваки – застыли в ужасе и безмолвии.

Я тоже оцепенел и не знал, что делать? Как себя вести? Как провалиться сквозь землю? Мне было и больно, и стыдно, и обидно, и жутко, и… Если бы у меня в этот момент был в руках меч, я бы с удовольствием сделал бы себе харакири! Но, меча не было…

И я не придумал ничего лучшего, чем пробормотать какие-то извинения и дать дёру. Это был трехкилометровый марш-бросок по подворотням. Я путал следы, менял направления, пользовался проходными подъездами… Я не боялся, я просто бежал на автомате. Бежал и думал о том, что могло бы случиться если бы мой кирпич угодил бы не в раму коляски, а саму корзину, где спал ребенок? На этот вопрос мой разум отказывался отвечать. И я бежал.. Бежал… Бежал…

Несколько дней я не выходил на улицу. Потом, понемногу попустило.

 

Случай второй. Смерть  Китайца

Это случилось в те времена, когда я вовсю участвовал в разного рода коммерческих боях.

Украина, уже  год, как получила на шару свою незалэжнисть. Рабочие на заводах получали от 15 до 30 долларов в месяц. Полки магазинов были безнадежно пусты, если не считать консервированных огурцов, хлеб, сметану и селедку.

Но меня это не волновало. Я жил другой жизнью. Насыщенной, сытной и полной адреналина. Я разъезжал по уже несуществующей стране СССР и был счастлив. Но иногда приезжал домой повидать родителей и друзей.

Моя мама любила давать разные хозяйственные задания: «Сынок, там во дворе картошку с машины продают. Пойди, купи столько-то кэгэ». Ну, как отказать? И я шел. А очередь длинная. Стоишь, слушаешь разговоры и стенания толпы, терпишь. И вдруг откуда ни возьмись, рэкетиры. Четверо, на старой Тойоте. Подруливают – и давай нагружать багажник. Продавца картошки барыгой обозвали, а людей в очереди – лохами. Это что значит? Что и я лох, что ли? Э-э-э братки, что-то вы не так себя повели, как надо! Одну минуточку…

 

Короче, пришел домой без картошки и весь подранный. Мама в шоке. А как ей объяснить все эти идиотские хитросплетения нашего падшего бытия? Поэтому не любил я ходить за продуктами. Но приходилось.

В один из приездов мама говорит: «Сынок, у нас сметана закончилась! Сходил бы в магазин». В магазин? Ладно. Это же не на базар? В магазине рэкетиров нет, конфликтовать не с кем…

В «Универсаме» очередь была человек двадцать. А вот сметаны не было. Старую раскупили, а новую не завезли. Вот люди и ждали. И я с ними ждал.  (Для тех, кто не застал те времена, объясню: идти в другой магазин было бесполезно. Там такая же ситуация).

В общем, стою. Слушаю, о чем народ разговаривает. Какие проблемы его заедают? Интересно! Вдруг в магазин вваливается здоровенный, грязный и пьяный мужик. Он ввинчивается в очередь, пробивается к прилавку, цепляется к продавщице. Видно, что мужик в таком невменяемом состоянии, что даже не понимает, где он и что вытворяет. Он даже слова выговаривать толком не может, одни только буквы…

И тут тетушки, стоявшие в очереди заорали: «Ну хоть кто-нибудь!.. Кто-нибудь!.. Угомоните этого гада! Есть тут, в конце концов, МУЖЧИНЫ?». И тут я замечаю, что вся очередь смотрит на меня. Смотрит вопрошающе и с надеждой. И только сейчас я обратил внимание, что мужчин в очереди всего двое – я и семидесятилетний дед. А остальные 18 душ – это разновозрастные тётки и даже бабушки. И все они смотрят на меня уже с укором. Мол, такой молодой и здоровый, а боишься подвыпившего хулигана. Позор тебе, молодой человек! И твоим родителям  позор тоже!..

* * *

Делать нечего, придется вступаться. Подхожу к дебоширу… Ба! Так это же Витя Китаец!

Хотя Витя никаким китайцем не был. Скорей всего – чуть-чуть корейцем. Когда я был юнцом, Витя уже был матёрым мужиком и именитым боксером. Силой обладал неимоверной. Фигура – квадрат, обросший мышцами.  Закончив спортивную карьеру, Китаец с головой окунулся в блатную жизнь. Вино, водка, карты, мурчание по понятиям и дела воровские затянули его навсегда. Однако Китаец был благородным человеком, поэтому быстро обрел авторитет, почет и уважение. У Вити была и своя банда, состоявшая из таких же горемык-блатарей. Они хранили наш район от посягательств пришельцев, а в самом районе – были хранителями воровских законов и понятий.

Когда мне стукнуло восемнадцать, компания Китайца перестала быть для меня чем-то авторитетным. Это случилось в силу того, что я с ними сталкивался практически каждый день. На турниках, на пляже. Только я приходил на турники заниматься, а они  – выпить. Мы друг другу не мешали. Они выпивали и с умилением и тоской смотрели на то как я выполняю разные упражнения. Иногда кто-то начинал рассказывать про свою спортивную молодость и вздыхать о загубленной карьере. Иногда, кто-то пытался присоединиться к моим занятиям на турнике. И сразу становилось понятно, что их физическая форма и моя – просто несопоставимы. А когда мы били лапы, то оказывалось, что мой удар, в сравнении с их ударами – это просто  пушечный выстрел. Да, уж… Водка свое дело делает.

За десять лет от их компании ничего не осталось. Кто-то сидит, кто-то умер от болезней и водки. Кого-то убили. А кто-то корячится на больничной койке и ждет своего часа. Только один Витя Китаец ходит по району вечно пьяный и не дает ни себе, ни другим покоя.

И вот нежданная встреча!

 

* * *

Обойтись с ним жестко мне не позволяла совесть. И я заговорил с ним, как с  близким человеком: «Витя, друг! Ты бы шел себе… А то менты сейчас приедут… Продавщицы уже вызвали… Давай, иди! Иди, родной!».

Но Китаец меня не понимал, не узнавал и, скорей всего, не видел. Он послал меня куда подальше и пошел «топтать» бабок, теток, прилавки, консервацию и прочее. Дело точно закончится милицией! Жалко Китайца! Тогда я беру его за плечо, резко разворачиваю и, глядя в глаза, выдавливаю: «Витя, считаю до десяти и тебя здесь нет! Иначе я тебя вынесу!».

Витя с матюками меня отталкивает и продолжает топтаться слоном в посудной лавке. Я честно считаю до десяти. Потом беру Китайцу под локоть и веду к выходу. Но тут Витя одной рукой хватает меня за одежду,  а вторую поднимает для удара. Приходится сделать короткую заднюю подножку. Витя падает на пол.

Надо оговориться, что пьяный человек падает не так, как трезвый. Трезвый, пытается хоть как-то смягчить падение (рукой, задницей или сгибанием корпуса). А пьяный человек, падает, как фанера, – плашмя, без амортизации.

Витя упал и ударился головой об угол железного ящика. Брык и замер! Навсегда…

* * *

Я офигел! Ничего себе сходил за сметанкой! Огляделся, словно ища поддержки. Однако недавно шумная очередь безмолвствовала. Тётки смотрели на меня, кто с сочувствием, а кто с укором. И я уже представил, как они, невинно хлопая глазами, будут давать показания в милиции… Что делать? Убежать, пока не все слишком хорошо запомнили мой портрет? Или вызвать «скорую» и дождаться милиции? Может, удастся договориться с ментами и оформить все, как несчастный случай?

Пока я перебирал варианты, очередь хором вздохнула. Я посмотрел на покойника… Он  шевелился, что-то там несусветное буровил и пытался встать. Китайчик мой дорогой! Ты жив? Молодец! Я с радостью помог ему, а потом взвалил на плечи, вынес из магазина и донес до ближайшей клумбы с мягкой травой. Уложив на газон ожившее тело, я пожелал Вите  счастья, здоровья, сладких сновидений, долгих лет жизни, богатства, удачи и еще кучу всего хорошего.

Надо ли говорить, что сметаны в тот день я так и не принес?

А Витя Китаец, прожил после этого случая еще лет десять и умер при невыясненных обстоятельствах…

 

Случай третий. Исчезнувший нож

Именно с этим случаем связана самая большая потеря нервов в моей жизни.

В молодости, когда максимализм – основная черта характера, случился у меня инцидент с парнем из соседнего района. Его звали Арсен.

Связывала меня с Арсеном многолетняя, обоюдная, взаимная неприязнь. Однако, с чего она началась, уже и не вспомнить.

Мы с ним были почти ровесниками, но компании и увлечения у нас были разными. У меня – спорт. У Арсена – карты, вино и сигареты. Арсен был не робкого десятка, но не представлял для меня никакой физической опасности, поэтому я относился к нему с высока. Это его задевало и, в свою очередь, в нем усиливалась неприязнь ко мне. А я, видя такое неприязненное отношение, еще более подогревал свою неприязнь к нему. Этакий замкнутый круг. А друзья усиливали силовое поле этого круга, рассказывая мне, где, что и когда сказал в мой адрес Арсен. Его друзья, похоже, делали то же самое.

Так мы и жили. Но до открытого конфликта не доходило, хотя у меня давно уже чесались руки «надрать Арсену задницу». Только никак не  хватало  времени.  Каждодневные тренировки и учеба, соревнования и экзамены  были весомой преградой на пути к совершению Глупости.

Но вот однажды, наши друзья подрались. Мои – защищая меня, вернее, мое доброе имя. А его – поступили абсолютно симметрично. На то они и друзья!

А так как мы с Арсеном явились виновниками заварухи, то настало время и нам поставить точку над «і», выяснив, кто из нас крут, а кто не очень.

Время и место были найдены, и мы встретились в арке старого дореволюционного дома, ведущей в глухой двор-колодец. Наши друзья остались за аркой и не вмешивались. По идее, в каменный туннель должны были войти двое, а выйти один…

Свидетелей, почти никого. Только одна престарелая тетушка с маленькой собачкой посреди двора. Но разве тетушка может помешать двум джентльменам выяснить отношения? Конечно нет. И мы начали…

* * *

Арсену я не дал сделать ни одного удара. Заблокировал все на корню. Сам же нанес ему два удара руками и два ногами. Но как бы играя и забавляясь, поскольку физическая подготовка противника не шла с моей ни в какое сравнение. Арсен пытался отскочить от меня, но я придержал его за одежду в районе локтя… И тут я увидел, как он свободной задней рукой выхватывает из кармана самораскрывающийся нож. По выражению его лица я понял, что шутки закончены. Пора действовать серьезно, мелькнуло в голове…

Нож в задней руке намного более опасен, чем в передней. К задней руке противника труднее дотянуться для блокировки или захвата. Соответственно у противника есть время, чтобы ее отдернуть. А уж потом нанести удар. И не обязательно колющий по прямолинейной или закругленной траектории. Можно и режущий, с траекторией под названием «противозенитный маневр».

Вероятность поражения от таких трудно предсказуемых «маневров» увеличивается в несколько раз. Потому что:

а) попасть в нужное место вооруженной руки, для того чтобы выбить оружие, практически не возможно;

б) одноразовое отбитие самой вооруженной руки практически проблему не решает, так как не останавливает дальнейший маневр.

* * *

Я очутился в ситуации, когда, вроде, и контролирую перемещения противника через захват его одежды, но совсем не контролирую руку с ножом. И то, что он до меня еще не дотянулся, всего лишь дело времени. Любая оплошность в передвижении и контроле одежды нарушит шаткое равновесие сил в его пользу. Даже убежать уже не получится: Арсен тоже крепко вцепился в мою куртку.

И тогда пришло молниеносное решение (не умозрительное, а на уровне чувств): срочно сделать какое-нибудь эффективное атеми (вид удара – ред.) и в полусекундную паузу, которая неминуемо возникнет, сунуться к противнику на сближение для проведения броска или залома. Какого именно? Ситуация подскажет. А если не подскажет? Тогда, все заново: атеми, пауза, сближение… Главное, не потерять сложившегося равновесия.  Какой атеми я могу нанести в данной ситуации, не теряя при этом шаткого контроля над противником? Свинг (боковой удар с дальнего расстояния – ред.)! Свинг свободной рукой. В челюсть!

Ох, и страшно, доложу вам, бодаться с противником, который по-настоящему вооружен и по-настоящему хочет тебя зарезать! Аж кровь в жилах стынет от вида приближающегося к твоей плоти стального, безжалостного лезвия!  Так думал я в этот момент, одновременно нанося свой атеми

 

* * *

Свинг для Арсена оказался полной неожиданностью! Хотя, похоже, полной не совсем. Ведь свинг – это затяжной удар и не отреагировать на него может только слепой. Арсен слепым не был. Он попытался пригнуться. Но мой захват, не дал ему сделать это в полной мере. И костяшки кулака легли аккурат в лобовую кость Арсена…

Его взгляд помутнел, он зашатался и упал.

Нокаут! Ура! Даже не пришлось делать никакого приема. Я очень легко отделался. Какой я молодец! И нет мне равных!

Арсен неподвижно лежал на асфальте. Его гортань издавала какие-то хрипы. Нож валялся у стены. Собачка во дворе неистово лаяла. Тетушка кричала, что вызовет милицию. Мужик в тапочках и семейных трусах застыл у бака с мусорным ведром и удивленно пялился на нас.

И тут мне срочно захотелось увидеть небо! Я вышел из-под арки на свет Божий…

Небо оказалось чудесным. Неужели, Там живут ангелы? Вот бы увидеть одного?..

Но вместо ангелов я увидел друзей Арсена.  Ну, что ж, ребятки, забирайте своего босса! И давайте жить дружно! Нам ведь делить на самом деле нечего?  Желаю удачи!..

* * *

Остаток дня я провел с друзьями и подругами в романтических прогулках по паркам и набережным города…

И все же какой-то непонятный осадок в душе не давал расслабиться. Грызло смутное ощущение, что я допустил какой-то промах. «А вдруг я его убил?.. Бред!.. А может, надо было забрать нож?  Только зачем он нужен?.. А может, надо было «скорую» вызвать? А друзья у него на что?.. А может, они кровную месть затевают? Да ладно, завтра разберемся. Сегодня уже перегруз впечатлений! Забудем о скорбях-печалях! Гуляем до утра, которое вечера мудренее...».

Но сомнения не отступали.  Я вспомнил, что когда мой кулак врезался в лоб Арсена, то я почему-то не ощутил твёрдости кирпичной стены. Наоборот, было чувство, будто попал в мягкую боксерскую лапу… Странно! Но может, у меня кулак такой натренированный, что ему кирпичи поролоном кажутся?..

Утешения не помогли. Дома меня ждали оперативники, чтобы доставить к прокурору.

* * *

…Арсен оказался в реанимации с черепно-мозговой травмой. Причем был в коме. Сдал меня правоохранителям человек, на которого сразу и не подумаешь – самый блатной блатарь. Он был своим и у нас, и в их компании. И являлся как бы «мостом» в переговорах. А вот тут взял и сдал. Агентом оказался. Поэтому и самым блатным был, легенда у него значит такая… Впоследствии оперативники мне признались, что «своим» он и для них не был.

Кстати, опера, оказывается, вели охоту на Арсена и все ждали, когда он совершит доказуемую глупость, ну подрежет там кого-нибудь или еще чего отчебучит. А тут вон как обернулось – все наоборот.  Ну, да ладно. Бог им судья, оперативникам и агентам…

А со следствием у нас было три нестыковки.

Первая: следователь никак не мог поверить, что я пробил череп Арсену голым кулаком, а экспертиза однозначного ответа не давала.

Вторая: время (имеется в виду продолжительность) драки. Единственная свидетельница драки – тетушка с собачкой – утверждала, что мы дрались около трех минут. Затем в ее показаниях начало фигурировать время «от трех до пяти минут». А потом: «от пяти до восьми минут». Я же пытался доказать, что для пяти ударов нужно максимум тридцать секунд. А свидетель – мужик с ведром – вообще не мог ничего сказать, так как видел только финал. Фишка со временем заключалась в том, что пять ударов и тридцать секунд еще как-то тянули на обоюдную драку, а вот три минуты – это уже просто жестокое избиение потерпевшего. Вот боксеры? У них раунд три минуты длиться. Сколько они ударов наносят? Не меньше тридцати? За что ты так избивал Арсена?

Третья: а где нож?  Был ли он вообще? Ножа-то не нашли! Вот так фокус!

Свидетельница, ножа не видела. Что она могла увидеть, если у нее близорукость? Она бы и меня на опознании не узнала бы, если бы следователь ей не подсказал. Да и Арсен был постоянно закрыт от ее обзора моей спиной. А друзья Арсена? Все утверждали, что ножа они не видели и не находили…

Следователь с сожалением разводил руками. А адвокат вытирал в недоумении лоб.

Ситуацию мог бы прояснить сам Арсен, но он был в коме.

Вот очухается Арсен, и все станет на свои места, думал я… А вдруг не выйдет? А вдруг умрет? Тогда как?.. Уу-у-у!.. Тоска!..

* * *

Значит, Арсену надо помочь. В этой мысли была логика. Но дальше в моих рассуждениях логика исчезала. Ведь судьба бывшего противника сейчас, по большому счету, в руках Бога. Так что, Бога просить, что ли? Какого Бога, если я атеист? Хотя? Какой я атеист, если люблю восточные религиозно философские учения? Рериха, например, люблю, Будду, и Конфуция. Но там, по большому счету, если досконально разобраться, Бога нет. А у кого есть? У иудеев. Но их Бог помогает только евреям. А я не еврей. У мусульман? Но их Аллах вообще никому не помогает. Он только любит тех, кто любит его, то есть, мусульман. Я не мусульманин. Да и если бы им был, то на помощь можно не рассчитывать. У христиан? Их Бог любит всех. И помогает всем. Но Он у них какой то скучный и не совсем понятный. Что делать? Как быть?…

Хотя… Моя бабушка всё время говорила о Боге. Но что именно, я не понимал, потому что бабушкины молитвы были на каком-то древнем славянском языке. Кажется, на нем еще Кирилл с Мефодием общались…  Но я-то Паша, куда мне до Мефодия?..

Стоп! Вспомнил! Листал я как-то философский альманах и там упоминался мой тезка – апостол Павел. Крутой был мужик. Что говорил и писал не помню. Но врезалась в память одна фраза, что-то вроде «Просите неведомого Бога…». И все. Но, не зря видать врезалась. Будем просить! А что делать?..

И я начал просить. Коряво, правда, но с душой и усердно. Можно даже так сказать – истово…

* * *

И через некоторое время случилось маленькое чудо. Следователю вместе с адвокатом  удалось рассорить между собой друзей Арсена. И один из них признался, что нож все-таки был. И рассказал, кто его взял и где спрятал. Я был спасен!

А еще через некоторое время и Арсен пошел на поправку…

А потом и все остальное дивным образом утряслось: больные стали здоровыми, взятки попали в нужные руки, следствие грамотно замялось к общей радости сторон и даже мы с Арсеном помирились.

Взяли, как положено, бутылочку винца и пообщались на вербальном уровне, то есть без помощи рук. Хорошим парнем оказался этот Арсен, только неудачливым. И как я мог катить на него бочку? Вот ведь жизнь наша суетная, не дает нам увидеть в людях хорошего человека…

Я бы и сейчас с удовольствием выпил бы с ним, но увы! Уехал Арсен к себе на родину и затерялся там, в горных кавказских степях. А жаль! Хотя, может, еще свидимся?..

 

* * *

Да, чуть не забыл. С тех пор я никогда в жизни не применял в реальных драках удар, под названием свинг.

 

Уроки Судьбы. Из-за чего они возникают? И для чего они нужны?

 

 Сложные вопросы. Разобраться в них – одна из самых сложных задач, стоящих перед каждым человеком… Поэтому каждый решает ее по-своему. Лично я думаю, что ничего с нами не происходит ради лишь наказания или ради лишь награды. Все происходит с одной целью, и эта цель – Воспитание Бессмертной Души человека.

Ведь если душа не умирает, мы будем жить миллионы, миллиарды лет. Нас ждет бесконечность, а вернее сказать Вечность. И чем совершенней душа, тем уютней ей будет сосуществовать в вечности с такими же бессмертными душами. А Земля, есть уникальный детсадик по воспитанию бессмертных личностей,  где мы учимся притираться друг к другу.

Если же говорить об уже описанных выше Уроках Судьбы, то при внимательном анализе ситуаций можно выявить массу моих личностных несовершенств, которые, собственно говоря, и надо исправлять. Вот вам и педагогическая схема: Судьба подбрасывает случаи, в которых высвечиваются наши огрехи, а мы должны их максимально точно определить, чтобы затем исправить, работая не над другими, а над собой.

Скажем, случай с кирпичом и коляской высветил, что я могу превозноситься над людьми, могу гордиться своей техникой рукопашного боя, могу впадать в ярость, если что-то пошло не по моему сценарию.

Случай с Китайцем высветил, что я самолюбив и готов забыть теплые отношения с человеком ради имиджа. А чего он ко мне руки протягивает, грязный бомжара? На тебе подножку! Хотя мог бы поступить иначе? По-родному? Например, взять его в охапку и просто вынести из магазина… Ведь своего сына я не стал бы  ронять приемом на землю в такой же ситуации? Наверняка, нет. Вот так же должно поступать и с другими.

А случай с Арсеном вообще очень глубок по своему содержанию.

В моих продолжительных отношениях с ним не было ни одной светлой краски. Я и превозносился, и скрыто хвастал своей физической формой, и пренебрежительно отзывался о человеке. Я манипулировал ситуацией и оппонентом. Я  сознательно накалял обстановку. И самое главное, наслаждался этой латентной формой конфликта, в силу чего ни разу не попытался примириться. А ведь мог! И тогда бы все пошло по другому руслу – прозрачному и спокойному.

А всего-то надо было искренне пойти на примирение, а не на якобы «примирение» с тайной целью еще больше спровоцировать противника.

Вот уж действительно «Блаженны миротворцы!».

* * *

А теперь самое время вернуться к заглавному вопросу этих размышлений.

Если бы я был пацифистом-гуманистом, то без всяких сомнений написал бы «УБИВАТЬ НЕЛЬЗЯ!». И красочно обосновал бы это. Но я не таков. И поэтому скажу честно: есть случаи (очень редкие и исключительные), когда убить все-таки можно.

Давайте разберёмся.

Убить можно для предотвращения еще более страшного убийства. Например, когда один готов вот прямо сейчас лишить жизни пятерых. И вы ликвидируете  возможность совершения еще большего зла. И то лишь, если других способов остановить убийцу нет (например, просто покалечить или разубедить, и т.д.). Вот, собственно говоря, и все. Это единственное оправдание.

Такие случаи в повседневной жизни очень редки. Хотя, случаются. Например, террористы, это как раз тот случай. А вот на войне это сплошь и рядом. Потому-то там и льется кровь рекой…

Да, и прошу заметить, что убийство  убийцы как месть за уже совершенные злодеяния (если он их уже совершил, но более не намерен совершать или не в состоянии) недопустимо.

Почему? Вот тут и начинается обширнейшая и самая  больная тема всех диктаторов, палачей и карателей, когда-либо живших на земле. Почему нельзя убивать? И почему нельзя очистить таким путем Землю от вредных, плохих и неугодных людей? Даже, можно так сказать, Врагов!? Ведь избавившись от них, мы сможем построить благое и процветающее общество? Нечто вроде рая на Земле!

Но не получится! И это доказывают уроки истории. Хотя история плохой учитель. Тогда попробую объяснить сказанное, пользуясь иным материалом…

* * *

Многие знают, а иные догадываются, что Душа человека бессмертна. А это значит, что человек, которого убили не исчезает словно компьютерный файл при форматировании. Он остается жить. Только в другом измерении. В вечном…

Но вот настала очередь умирать и убийце убиенного. И как только он попадет в другое измерение, то непременно встретит свою жертву. И что будет делать убийца? Как оправдываться? Попробует еще раз убить жертву? Но там эти механизмы не работают. Мало того, там все как бы уравнены в своих возможностях. Здесь ты был сильный, грозный и при большой власти, а там? Там ты такой же, как и все. И что будет, если у тебя нет достаточно веских оправданий, почему ты убил этого человека? А если ты на Земле завалил не одного человека, а нескольких? Ох, и не сладко сейчас там приходится разного рода серийным убийцам, палачам НКВД, гестапо и участникам карательных походов. Ой, не сладко!

Каждый убийца по смерти, встретится со своей жертвой! Каждый! И «лепить гнилые отмазки» уже не получиться. В том, другом состоянии, человеку вмиг открываются все действительные причинно-следственные связи его поступков и поступков других людей. Соврать не получится. Останется лишь уповать на милость Высшего Судьи. Но чтобы можно было  уповать, надо особым образом подготовиться еще будучи на Земле.

Кстати сказать, за вратами смерти своих матерей-убийц будут ждать и абортные младенцы. Обязательно будут! Даже не сомневайтесь…

* * *

Человеку, живущему исключительно заботами материального мира, осознать это почти невозможно. Поэтому невозможно и подготовиться ко встрече с вечностью. И это их беда, хотя они этого и не осознают. Люди, хоть как-то стремящиеся к развитию в себе духовности, начинают видеть, что мы живем в мире,  где действительность не соответствует объективному восприятию. В эмпирическом мире наши чувства нередко обманываются. И «незыблемые» законы материального мира порой не работают. К счастью, это бывает редко. Иначе жить в сталкерской зоне было бы невозможно.

Но в духовной сфере все выглядит иначе и часто противоречит нашему первичному восприятию. Этот феномен называется парадоксом. Все фундаментальные законы духовного мира парадоксальны и бросают вызов  очевидности. Как, например,  такая максима: «ВСЕ, ЧТО ТЫ СДЕЛАЛ ДРУГИМ, ТЫ СДЕЛАЛ СЕБЕ». Отсюда, кстати, заповедь: «ЛЮБИ БЛИЖНЕГО, КАК САМОГО СЕБЯ».

Все это откроется и станет на место, когда мы покинем зазеркалье, в котором сейчас пребываем. Тогда всем все станет ясно. Но, увы, для многих, кто не поверил и не понял этого СЕЙЧАС, будет поздно. Там цена вашего выбора станет равна нулю, равно как и возможность что-либо исправить. Поэтому в вечности вы останетесь с тем, что здесь, делая другим, сделали себе.

Но мы как-то уж очень легко думаем о смерти. Нам кажется, что это, пусть и неизбежное, событие ждет нас в неопределенности будущего, но пока мы живы, оно нас не касается. А  если ты силен и  умен, то его можно и нужно отдалять.

* * *

Очередной парадокс гласит: «СБЕРЕГАЮЩИЙ ДУШУ (ЖИЗНЬ) СВОЮ, ПОТЕРЯЕТ ЕЕ, А ОТДАВШИЙ ЕЕ РАДИ ИСТИНЫ, ОБРЕТЕТ ЕЕ». И это потому, что согласно следующему парадоксу СМЕРТЬ НЕ СОБЫТИЕ, А ПРОЦЕСС. Процесс охлаждения любви, удаления от ИСТИНЫ и от ЖИЗНИ. Процесс болезненный и нарастающий, переходящий в вечность и там делающийся необратимым, если здесь его не обратить.

В ПОДАВЛЯЮЩЕМ БОЛЬШИНСТВЕ, МЫ УЖЕ МЕРТВЫ. НАМ НЕОБХОДИМО ВОСКРЕСНУТЬ. А,  ЧТО БЫ ВОСКРЕСНУТЬ, НАДО УМЕРЕТЬ. УМЕРЕТЬ ПРЕЖДЕ СМЕРТИ. ПОТОМ ПОЗДНО БУДЕТ..

И если взглянуть на обсуждаемую здесь проблему под этим углом, выйдет смешно, если не грустно. Мертвые убивают мертвых! Еще и решают: убить, не убить? А может обезвредить?.. Но ведь мокрому дождь не страшен, а мертвому, соответственно, не страшна смерть.

Те жалкие годы, на которые убивший переживет убитого, дают ничтожный и даже сомнительный выигрыш, поскольку еще неизвестно, как проживет «счастливчик» и какова будет его личная смерть. Он еще может сильно позавидовать своей жертве.

А вот убиенные по человеческому произволу всегда в выигрыше. И  когда они там опомнятся и отойдут от предсмертных впечатлений, то достоверно узнают, что заповедь: ЛЮБИ ВРАГОВ СВОИХ, вовсе не блажь чудаковатого мечтателя, а фундаментальный закон бытия.

Убиенные по произволу человеческой гордыни, самопроизвольно присвоившей себе суд и право решать: «убить – не убить», – получат от своих палачей существенное облегчение в решении загробной участи. Поскольку тот, кто прервал чужую жизнь, помешав ее свободному определению  относительно добра-зла, освобождает убитого от суда Божьего и весь этот Суд принимает на себя.

Это и многое другое открыто нам ВЕЛИКИМ ВОИНОМ, победившим саму СМЕРТЬ.

Вся мудрость мира и все восточные учения – юродство, в ЕГО глазах. Соответственно, юродством выглядит ЕГО УЧЕНИЕ в глазах мира. А все потому, что ПЕРВЫЕ БУДУТ ПОСЛЕДНИМИ, БОЛЬШИЕ – МЕНЬШИМИ.

И чтобы жить, надо умереть. А настоящие порядок, справедливость и свобода достигаются и могут гармонично сосуществовать  только во взаимной Любви.

Есть над чем подумать.

* * *

А теперь спросим: кто может решиться на убийство, зная этот духовный механизм?

И ответим: невежда, психически больной или явный глупец!

Поэтому будьте мудры и не создавайте себе неразрешимых проблем в Вечном будущем!…

* * *

Но есть и вторая сторона проблемы «убийство врага», которая невидимо обращена к земной жизни убийцы.  Дело в том, что когда убивающий отправляет на тот свет свою жертву, то с душой и разумом убивающего происходят некоторые изменения. Какие? Обычно негативные. Я знал нескольких, кому пришлось в жизни убить достаточное количество людей. Что сразу бросалось в глаза? Некие душевные и умственные изъяны. Логически и не сформулируешь. Но чувства подсказывают: тут что-то не так. И лишь со временем это «что-то» начинает проясняться.

В ком-то присутствует эффект «деревянного сердца», хотя внешне они пытаются выглядеть такими же душевными, как и все. Но до конца это никогда не удается. Людей им не жалко. Или, по крайней мере, далеко не всех жалко. Тогда это замещается некоей повышенной сентиментальностью к животным или растениям.

Кроме этого, проявляется примитивность ума, выражающаяся в убогости суждений и ущербности логики. Хотя при этом они могут быть вполне эрудированными. Но эрудиция не идет им на пользу, поскольку вызывает непроходимый запор мысли или, наоборот, заполняет «мухами» голову. Порой, мозговые завихрения этих людей, своей зацикленностью или гиперболизированной оценкой происходящего – поражают слушателей до глубины души. Катастрофическое оглупление личности на лицо. Причем, они не всегда были такими. Были, конечно, с какими-то изъянами, как и мы все, но не до такой же степени.

А их жизнь? Она становится сплошной катастрофой. Катастрофой в отношениях с собственными детьми, с женой, с друзьями. Повторюсь, они не всегда были такими. Все начало происходить после совершения «этого». Многие из них, но не все, а только те, кто видит связь между совершенным убийством и последующей катастрофой своей жизни, говорят о том, что будь у них шанс повторить все сначала, они бы уже ни за что не повторили совершенное. Но только те, кто видят (или чувствуют?) эту связь…

Увы, история не знает сослагательных наклонений, поэтому вернуться назад не представляется возможным. И от осознания этого жизнь становится еще более горькой…

* * *

Почему так происходит? Скорей всего потому, что вступают в силу некие неуловимые духовные законы. Например, такие люди, очень серьезно попадают на «крючок» к темным духовным сущностям, которые начинаю манипулировать ими. Это манипулирование еще ни для кого добром не заканчивалось. Ни в прошлом, ни в настоящем. Да и в будущем тоже.

Не буду утверждать, но мне кажется, что убийца, сам того не подозревая, берет на себя какую-то часть душевных изъянов убитого им человека.  Эта «передача» происходит незаметно и неощутимо. Но потом начинает играть партию в темную со своим новым владельцем. А какие были изъяны и пороки у жертвы? Кто знает? Догадайся сам, если сможешь…

 

Резюме.

Убийство человека очень и очень невыгодно прежде всего самому убийце! Так стоит ли прибегать к такому методу решения вопроса? Выскажу парадоксальную мысль: лучше уж самому быть убитому, нежели потом приобрести тайные пороки и изъяны другого человека. Мы и со своими-то едва справляемся, а тут еще и чужие? Этот крест может оказаться неподъемным…

* * *

Ну, хорошо! С убийством все понятно. Убивать нельзя. Юридическая ответственность за это может и не настигнет, а вот духовная – как пить дать!

А ранить и калечить? Разного рода козлов, быков и гнид? Можно? При условии, естественно, что юридически ситуация разрешает это сделать?

Вопрос требует разбирательства. Действительно ли данный человек является гнидой? Или нам (и порой, только нам) это кажется? Если мы ошибемся, то духовная ответственность нас постигнет и в этом случае. А ошибаемся мы часто. Особенно тогда, когда нас одновременно и унижают, и угрожают нам. У задетого самолюбия и страха глаза велики вдвойне. И даже когда это происходит не лично с нами, а с ближними, мы болезненно реагируем на несправедливость и эмоционально распаляемся.

Мне помнится, как я отделал по полной программе двух довольно молодых мужиков, которые пили у нас во дворе пиво, плевали, разбрасывали бычки и мусор, в общем, вели себя по хамски.  А под конец они подозвали к себе соседского мальчишку лет семи и начали требовать у него денег. Когда тот развел руками, мол, денег у него нет, они смачно обозвали его «пидорасом». Я эту картину наблюдал с балкона седьмого этажа. Душа поэта не выдержала такого беспредела, и я в чем был выскочил на улицу…

Бой был кровавым! Ярость затмила мне глаза и разум…

Закончилось все тем, что братва осталась лежать на асфальте, а я с чувством восстановленной справедливости и выполненного долга, вернулся к себе в квартиру отдыхать.

Теперь же я подозреваю, что ошибся! Не требовали они у него денег, а просто спрашивали о какой-то малосущественной ерунде. Не обзывали они его плохим словом, а использовали его просто так, в разговоре между собой, относительно кого-то третьего, не присутствующего…

Мог ли я ошибиться? Конечно! Эти ребята мне не понравились сразу, как только я их увидел. Их поведение, их жесты, их прикид. И я начал видеть в них только плохое. И по сути искал повод начистить им морду. А кто ищет, тот всегда найдет. Но то, что повод мог быть ложным, я осознал лишь несколько лет спустя.

* * *

Расскажу, чем чреваты такие ложные цели нашего гнева на примере уникального случая, произошедшего с моим знакомым. Назовём его Олегом.

Олег был из крымских. В мутных девяностых годах прошлого столетия он был одним из ведущих бойцов знаменитой крымской группировки. Жизненные интересы Олега сводились к трем вещам: рукопашный бой, справедливость и философия. Находиться рядом с ним было трудно. Он постоянно искал проблемы и постоянно наказывал «плохих» людей…

Пока мы ехали в поезде Симферополь-Москва, Олег дал в челюсть какому-то подвыпившему мужику за то, что тот слишком громко матюгался. Потом настучал в грудину, какому-то предпринимателю, который вел себя, как «хозяин жизни». В Москве он дал в дыню шоферу маршрутки (за что, догадайтесь сами) и пробил пресс сержанту милиции, пытавшемуся содрать с нас деньги за отсутствие регистрации. И так каждый день…

Но была в Олеге и добрая черта. Он постоянно задумывался над тем, что же такое справедливость? Есть ли она на свете и в чем она состоит? Что такое истина и где ее найти?

Короче, однажды, впав в подобные рассуждения сам с собой, он неожиданно провалился. Провалился в какое-то другое измерение. В другой мир, параллельный или перпендикулярный нашему.

Как Олег потом рассказывал, очутился он в песочно-каменистой пустыне. Непонятный озноб и жуть охватили его практически с первого мгновения. Кругом ни души. Небо затянуто кроваво-грязными облаками. И все это пахнет серой вперемешку с с разлагающейся мертвечиной…

Неподалеку, шагах в пятидесяти, Олег увидел курган, возведенный из каких-то обломков. А на его верхушке – то ли кресло, то ли трон. Не успел Олег удивиться, как с неба, вернее, свыше, откуда-то из-за неба, раздался громовой голос: «Это место твоей души!».

Странный курган начал медленно, но уверенно притягивать Олега. Когда он это понял, то начал упираться. Но неведомая сила, вроде гравитации, тянула Олега  волоком, оставляя на грунте борозду от подошв. Наконец она подтащила его к основанию и поволокла вверх. Только тут Олег заметил, что курган выложен из фрагментов человеческих тел: челюсти, локти, колена, лучевые кости, разорванные мышцы, лоскуты кожи, запекшаяся кровь… Такое впечатление, что кто то вот недавно их специально ампутировал, и сложил в одну большую кучу…

Это было страшно. Но стало еще страшней, когда куча начала шевелиться. О, ужас! Такого Олег еще не видел! У него волосы встали дыбом и перехватило дыхание.  Что это?

– Это твои боевые заслуги! – прогремел тот же бесстрастный голос…

* * *

Когда Олег был почти наверху, он понял, что сила притяжения исходит от  трона. Трон усадил в себя Олега, и тот почувствовал, что срастается с ним. Это было болезненно,  но как Олег не старался, а был он человеком очень сильным, вырваться из объятий не удавалось. Вскоре к зловещему трону приросли не только задница и спина, но руки и ноги. Теперь шевелить он мог только головой. Впору бы осмотреться, но тут началась еще одна чудовищная метаморфоза. Сросшееся с троном тело покрылось густой шерстью, а руки деформировались в обезьяньи лапы.

«Что это? Неужели это я? Я не такой!», – в смятении подумал Олег.

И услышал в ответ: «Это твоя душа! Она уже давно такая!»…

Досада, смятение, холод, озноб, обида, безнадега, паника – все это разом навалилось на Олега. Он неистово заорал. Вопли разносились по пустынной долине. Казалось, камни должны были сдвинуться с места и облака упасть с неба. Но ничего не происходило…

Обессилив, он замер на своем троне и тупо уставился в бескрайнюю пустоту зловещей пустыни. Он пытался собраться с мыслями, но ничего не получалось. Голову заполнила зияющая пустота, а сердце пронзило чувство леденящей тоски.

А когда стало совсем невмоготу, на горизонте появилась едва различимая точка. Она увеличивалась. Значит, приближалась. Значит, есть тут кто-то живой, обрадовался Олег…

Тем временем точка начала приобретать очертания. Крылья? Значит, это птица? Но какая-то странная. Больше смахивает на птеродактиля… Нет, это не птеродактиль. Это дракон. Дракон?..

Дракон был цвета облаков – грязно-кроваво-буряковый, и если бы он замер, то слился бы с ними. Но дракон летел и своими крыльями нагнетал еще больший ужас, чем трон. Когда он приблизился вплотную, то обезьянье тело Олега сковал паралич, словно его окунули в ванну с креозотом.

Драконья голова поражала своими размерами. Огромные лапы бугрились силой. Из пасти летела слюна. Дракон пронзил Олега тяжелым взглядом и протяжно завыл. От этого воя на пленника дохнуло холодом, а в голову вонзились сотни кинжалов. Брызгающая из пасти слюна обожгла Олега, как серная кислота. Ему захотелось  потерять сознание, чтобы отключиться от этого ужаса. Но сознание почему-то не терялось. 

«Ты мой! Ты мой!», – со зловещей радостью прорычал дракон и набросил  на шею Олега колючий ошейник с короткой цепочкой. «Теперь ты мой! Я буду тобой хвастаться! А ты этим гордись!», – с этими словами он начал отдирать Олега от кресла…

Сила дракона была неимоверной. Когда он обхватывал руку или ногу, кости трещали и было очень больно.  Олег попытался вырваться, но понял, что с этой «гидравликой» ему не совладать…

* * *

И тут случилось маленькое чудо. Правая рука Олега на мгновение оказалась свободной, и он, подчиняясь какому-то глубинному рефлексу, наспех перекрестился. И тут же три пальца, собранные в щепотку, из обезьяньих снова превратились в человеческие. В недоумении, но с надеждой Олег перекрестился еще раз. И вот уже вся кисть стала человеческой. Уловив зависимость этих преобразований от своих действий, Олег начал неистово и вдохновенно креститься. И его тело понемногу стало приобретать привычные формы. Более того, дракон отпустил его и отлетел на некоторое расстояние. А Олег все крестился и крестился. А дракон кружил вокруг него и выл… Выл… Выл…

Олег сделал шаг и, поскользнувшись на кровавых обломках человеческих тел, кубарем скатился вниз… и выпал в наше измерение!

Очнулся он на полу своей спальни. Виски у него были седыми…

Сейчас Олег монах одного из афонских монастырей. И носит он уже совсем другое имя. Монашеское …

* * *

Вот такая грустная (а может быть и радостная?) история. Но одно о ней можно сказать точно: она поучительна. В том числе и для меня.

Именно поэтому я уже давно не предпринимаю жестких методов против хамов и беспредельщиков. А отмеряю семь раз, прежде чем отрезать. Дабы не было потом мучительно больно…

 

* * *

 

Об «отморозках», маньяках и других таких же

           

Однажды в  славном крымском городе Новый Свет мы отдыхали мужской компанией, состоящей из совсем не слабых джентльменов. По крайней мере в молодости каждый был бойцом или атлетом. Ну, скажите, кого нам бояться? Вот мы и не боялись. Занимались дайвингом и ночной подводной охотой. А в промежутках, отдыхали. Был среди нас и Артур, о котором я уже упоминал…

Как-то после удачной ночной охоты мы обмыли улов в номере. А потом решили продолжить в ресторане. И дружно пошли в сторону набережной. Задержался только Артур, которому приспичило пополнить счет на мобилке. Типа надо срочно отзвониться любимой и отчитаться о проведенном дне. Поэтому он зашагал  в противоположную сторону – на центральную площадь.

Пополнив счет, он отправился нас догонять. Но пошел не по освещенной аллее, а по темной боковой, где тоже ходят люди, но не часто. Артур шел, одновременно разговаривая по телефону, пока из ветвей темной пихты не просвистела шальная пуля, оказавшаяся кастетом.

Очнулся Артур на дне какой-то каменистой ложбины. Телефона и кошелька у него, естественно не было…

Только под утро совершенно чужие люди помогли ему нас найти. Вид у Артура  был такой, будто он потерпел авиакатастрофу. Весь в крови, изодранные локти, в спине торчат колючки, а в челюсти дырка, через которую видна кость.

В травмопункте дежурный врач, зашивая челюсть Артура, поведал нам, что два дня назад с того же места доставили огромного, как медведь, мужика с аналогичной дыркой, только  в черепе.

* * *

Через неделю этих налетчиков поймали. Причем не милиция, а местные таксисты. Налетчиками оказались воспитанные харьковские студенты. Сидя в засаде на «пристрелянном» месте, они кастетом глушили одиноких подвыпивших прохожих. Глушили одним ударом. Просто чем крупнее был человек, тем сильнее били. Жертва неминуемо скатывалась по камням в неглубокое ущелье. Это отключало ее окончательно. Весь процесс неожиданного нападения был рассчитан досконально. Осечек не случалось.  Таким способом сообразительные студенты зарабатывали на продление дорогого крымского отдыха, отправляя свои жертвы, пусть и ненадолго, из Нового Света на тот свет.

А теперь вопрос: мог ли боец Артур себя защитить физически? Я думаю, нет.  Никто бы не смог! Слишком все у этих студентов было хорошо продуманно. Темнота, неожиданность, подвыпивший клиент, падение в каменистое ущелье.

Это все равно, что рассуждать на тему, а можно ли себя физически защитить при автомобильной аварии или авиакатастрофе? Разумеется, можно принять превентивные   меры безопасности. Они уменьшают вероятность катастрофы. Но если она все же случается, то никакие физические кондиции человека не спасут.

Что делать? Как быть? Ведь обидно, являясь хорошим бойцом, погибнуть от нападения худосочного отморозка или маньяка, который неожиданно для тебя разбивает череп молотком.

Выскажу догадку, построенную на личном опыте. Если не помогает физическая  подготовка, может помочь духовная практика.

Только не всякая!

* * *

В своей жизни я перебрал множество духовных практик. Многие  из них оказались не то что не действенны, а имели вообще, противоположный эффект. Но только лишь одна оказалась по-настоящему хороша.

Речь идёт о древней практике ортодоксальных христиан, заложенной еще в пятом веке. Это Иисусова Молитва. Она довольно краткая, поэтому легка для заучивания и легко воспроизводится сознанием в беспрерывном режиме. Она проста, но творит чудеса. Не буду цитировать ее всуе, тем более, что текст легко найти в интернете. Но советую не просто заучить эту молитву, но и почитать толкование на нее. Тогда вам станут ясны те невидимые механизмы, которые она включает и которые весьма благотворны и действенны.

Как пользоваться Иисусовой Молитвой на практике? Есть множество советов по этому поводу. Но в основном они составлены для людей, которые уже бесповоротно стали на путь духовности. Христианской духовности, имеется ввиду. И путь земного, телесного совершенства их уже перестал интересовать вообще. Нас же, как людей еще увлекающихся земными интересами, сугубо аскетические подходы к молитвенной практике могут немного шокировать.

Поэтому поступаем просто: выучив Иисусову Молитву, начинаем ее читать, когда чувствуем, что назревает опасная и «стремная» ситуация. Условие одно – читать надо искренне. Можно мысленно. Можно шепотом. Можно беспрерывно. Можно с паузами. Количество значения не имеет. Только искренность.

И тогда случаются маленькие чудеса. Хулиганы проходят мимо. Бандиты  передумывают нападать. Маньяки делают фатальные ошибки и у них не получается совершить задуманное…

* * *

С древнейших времен к помощи Иисусовой молитвы прибегали заблудившиеся в горах, в пустыне или в лесу. А так же попавшие  в шторм и терпящие бедствие. Ее использовали бойцы на полях сражений. И  пули свистели рядом, но не попадали, а из смертельного рукопашного боя творящие молитву выходили только с царапинами. Снаряды, падающие рядом, либо не взрывались, либо не убивали…  

Об этом собрано множество свидетельств и написано много книг. Неужели мы будем глупее наших предков и откажемся от использования такого эффективного духовного оружия?

Когда эта духовная практика защиты от потенциальных земных врагов  станет для вас делом привычным, то вам (если вы человек ищущий) откроются более тонкие грани нашего бытия и мироустройства. Вы будете приятно удивлены и не пожалеете времени, потраченного на изучение Иисусовой Молитвы.

Проверено личным опытом!

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Так зачем мы занимаемся единоборствами? Для здоровья? Так ведь здоровье можно фитнесом улучшать. Для защиты себя и близких? Но цивилизация придумала  такие правила игры, где участие в деле защиты становится юридически и социально опасным мероприятием. Государственный механизм как бы монополизировал эту функцию. И мы, со своей инициативой и самодеятельностью являемся для него нежелательными выскочками.

Может, для убийства врагов? Опять же пострадаем не только социально, но и духовно. Так где же применить то, чему мы столько лет учились? Многие открывают свои школы, и это их кормит. А что делать мне? У которого есть свой бизнес, но не связанный с боевыми искусствами? Я не нуждаюсь в собственном додзе. Но куда мне (и тысячам, таких как я) девать наработанные знания и опыт? Закопать? Жалко. А применять, по большому счету, негде.

И вправду, боевые искусства, это искусства ВЫЖИВАТЬ. А современная цивилизация уже далеко позади оставила ту жизненную ситуацию, когда нужно было именно ВЫЖИВАТЬ. Сейчас больше востребована ситуация, типа ЖИТЬ.

ЖИТЬ и ВЫЖИВАТЬ – разные вещи. Поэтому боевые искусства для обывателя сейчас вроде как бессмысленны. Но думаю, что времена, когда  опять надо будет выживать, не за горами. Как экономист по образованию, скажу, что вся наша нынешняя цивилизация висит на экономическом и техногенном волоске. И оборваться этот волосок может в любую секунду. Я говорю только об экономических и технологических причинах, так как в них кое-что понимаю. Однако есть еще и духовные причины, в которых я смыслю не очень. Но знающие люди говорят, что там дела обстоят еще хуже.

Так вот, когда этот волосок оборвется, жизнь превратиться не то что бы в хаос, а в кровавый хаос, аналогичный тому, который пережила наша страна в 1917 году. Только тогда это была лишь одна страна, а теперь это будет вся земная цивилизация.

Чтобы было наглядней, смоделируем простую ситуацию и за основу возьмем один лишь поражающий фактор – воду. Представьте, что горводоканал любого мегаполиса по каким-либо (техническим или экономическим) причинам перестанет  поставлять H2O. Не более, чем через неделю город превратиться в клоаку. Перестанут работать банки, милиция и супермаркеты. Милиционеры ведь тоже люди, и им тоже надо в туалет ходить. А куда ты сходишь? А задержанных и заключенных как содержать? В связи с тем, что закроются магазины, у населения быстро закончиться продовольствие. Что делать? Самые дерзкие и наглые (а таковых будет предостаточно) пойдут громить склады. Разгромили. Но запасов хватит не надолго. Что дальше? А дальше – ходить по квартирам и отбирать. Несговорчивых немножко убивать…

Если это случилось в одном городе, то помощь в виде сил правопорядка можно ждать от всей остальной части страны. А если это разом произойдёт на всей планете? Где можно будет укрыться от беспредела? Только в пещере, про которую никто не знает?

А если с водой исчезнут электроэнергия и газ, если рухнут валюты, то всё – приплыли к Армагеддону!

Слишком шатко наше раздутое благополучие. Слишком человек зависим от наличия еды, воды и тепла. Наверняка, зависим более, чем в древние времена…

В это злое время человечество разделиться на две категории. Хищников и тех, кто просто терпит. Хищники за кусок какого-то блага, будут лишать людей жизни. И кровь польется рекой, как это уже неоднократно бывало в истории стран и народов. И вот тут-то и понадобятся Благородные Бойцы с их многолетними навыками защиты. Для защиты себя, близких и дальних, своих и чужих.

Но придется не только защищать, а и жизнь отдавать ради ближнего. И это нормально, ибо отдавать свою жизнь за других – есть высшее предназначение праведного воина.  И я так разумею, что конечная задача любой школы боевого искусства (восточного, или западного, или южного с северным) – это воспитание именно Праведного Воина.  Праведный Воин дорогого стоит! Как на Земле, так и на Небе. И я вас уверяю, что в глазах Неба, Праведный Воин не менее ценен, чем, ну скажем Праведный Монах. Помните это!

И удачи Вам всем в освоении этого трудного Пути…

( 5 голосов: 3 из 5 )
Павел Охапко
Павел Охапко

Публикуется с разрешения автора

Читать отзывы

Версия для печати



Смотрите также по этой теме:
Позиция слабого недостойна мужчины (Андрей Кочергин)
Убить или обезвредить? (часть 1) (Павел Охапко)
Уличное насилие: план безопасности
Как защитить себя от бандитов и не попасть за это в тюрьму (Алексей Сотников, юрист )
Действия при уличном конфликте (Александр Бурьяк)
Как обезопасить себя от хулиганов (Т.Белоус, В.Туляков)
Кто такие «гопники» и как себя с ними вести (Виталий Лозовский)
На тебя наехали?!! Инструкция
Защита от разбойного нападения, нападения хулиганов (Александр Бурьяк)
Защитите себя от уличных грабителей

Самое важное

Лучшее новое

диагностический курс

© «Ветка ивы». 2008-2018. Группа сайтов «Пережить.ру».
При воспроизведении материала обязательна гиперссылка на vetkaivi.ru
Редакция — info(гав)vetkaivi.ru.     Разработка сайта: zimovka.ru.     Вёрстка: www.rusimages.ru