Жизнь после теракта, катастрофы. Терапия ПТСР

Психологическая реабилитация семей участников боевых действий в «горячих точках»

В практике работы психолога нередки случаи обращения женщин, переживших развод с мужем после того, как он побывал в «горячей точке»: Афганистане, Чечне, Нагорном Карабахе и др.

Как правило, женщина осознает, что конфликт между мужем и женой оказывает разрушающее влияние на детей, и ее запрос на приеме у психолога сводится к просьбе помочь ребенку пережить последствия разрыва с отцом и ситуации насилия. Если развод для взрослых проходит болезненно и драматично, хотя они идут на него по собственной воле, то для ребенка расставание родителей – это разрушение среды обитания. Это и землетрясение, и война сразу. Причем возраст ребенка не имеет большого значения. Развод родителей является катастрофой как для дошкольника, так и для студента.

Очень часто причиной развода становится агрессивное поведение главы семьи по отношению к жене и детям.

Анастасия Л. Обратилась к психологу через три месяца после развода. До разрыва муж в течение года избивал тринадцатилетнюю дочь за малейшую провинность, унижал жену в присутствии детей. У девочки появились проблемы с учебой, она стала раздражительной, начала обижать младшего брата. Агрессивные выпады со стороны отца, по мнению Анастасии, начались после того, как он десять месяцев провел в Грозном в составе спецподразделения МВД. До командировки в Чечню он был заботливым мужем и отцом, обеспечивал семью материально. После поездки начал злоупотреблять алкоголем, перестал выделять деньги на ведение хозяйства и содержание детей. Анастасия решила развестись, чтобы оградить себя и детей от насилия. Причиной обращения к психологу стало поведение дочери. Четырнадцатилетняя Ольга начала пропускать занятия в школе, выходить из-под контроля матери, часто не ночевала дома.

Галина К. Обратилась к психологу через месяц после развода. Замуж вышла на 2-ом курсе института за одногруппника. Когда сыну исполнилось три года и семь месяцев, муж по окончании института ушел в армию. Служил в артиллерийских войсках в Нагорном Карабахе. Долгожданное возвращение мужа обернулось каждодневным кошмаром: он напивался до невменяемого состояния, устраивал скандалы, пугал ребенка. Через пять месяцев Галина решилась на развод. Но от этого ничего не изменилось. Бывший муж ежедневно приходит к ее родителям, требуя вернуть сына. Если раньше страдали только Галина и ребенок, то теперь в постоянные скандалы втянуты ее пожилые отец и мать. Мальчик перестал спать по ночам, боится всех взрослых мужчин.

Оксана Р. Вышла замуж во второй раз, имея одиннадцатилетнего сына. У мужа двое взрослых детей от первого брака, которые живут со своей матерью. К психологу Оксана обратилась из-за того, что сын и муж никак не могут найти общий язык. Муж, бывший кадровый офицер, воевал в Афганистане. По характеру он человек замкнутый, разговаривает мало. После работы читает или слушает музыку. Сын считает, что отчим его ненавидит, поэтому игнорирует. Мальчик признался маме, что после ее замужества у него нет никакого желания идти из школы домой. Он постоянно пропадает на улице. Увлекся компьютерными играми. Часто требует деньги для посещения игрового зала. Отказ матери воспринимает с обидой, говорит, что и она его теперь ненавидит, поэтому не хочет давать деньги.

Александра С. Собирается развестись с мужем из-за постоянных конфликтов. После полугодовой командировки в Чечню, он стал остро реагировать на плохие отметки сына в гимназии. Даже самый незначительный беспорядок в комнате сына приводит к наказанию. Сын замкнулся в себе, перестал делиться своими проблемами не только с отцом, но и с матерью. Попал, по мнению Александры, в плохую компанию. Она заметила, что он курит, но от мужа скрывает, так как боится физической расправы. Муж никогда не занимался рукоприкладством, но вспышки гнева бывают настолько сильными, что она постоянно ожидает срыва. Поведение сына заставило ее обратиться к психологу.

Все женщины основной причиной возникновения кризисной ситуации в семье называют участие главы семьи в военных конфликтах. Для того, чтобы оказать семье действенную помощь, необходимо разобраться в природе психологических изменений людей, прошедших войну.

И.В. Соловьев отмечает, что каждый человек, участвовавший в боевых операциях, и не сумевший приспособиться к условиям мирной жизни, пережил боевую психическую травму, которая стала условием развития состояния дезадаптации. Психическая травма– переживание большой силы, аффективно – эмоциональное потрясение, вызванное кратковременным или длительным воздействием психогенных факторов боевой обстановки.

На первом месте, по мнению автора, стоит угроза для жизни, как психотравмирующее обстоятельство. Она имеет две формы психического переживания. Это реально присутствующая опасность и гипотетическая. На формирование первой оказывают влияние такие факторы как непосредственное огневое воздействие противника; боевые потери, гибель, ранения, увечья сослуживцев.

Эта группа факторов отличается высокой интенсивностью психо-травмирующего воздействия, которая усиливается по мере интенсивности огня, масштабности применения средств поражения, результативности этого применения, то есть количества убитых и раненых, интенсивности и масштабности разрушений, пожаров, нарушений естественного ландшафта местности и т.д.

Гипотетическая форма психического переживания формируется в результате появления угрозы для жизни. Факторами, влияющими на появление угрозы, выступают:

-  информации об имевших место в районе обстрелах, боевых столкновениях, нападениях и т.п., в том числе о боевых потерях личного состава, гибели, ранениях (увечьях) военнослужащих;

– вид разрушенных строений, пожаров, последствий применения
средств поражения;

– средства информационно – психологического воздействия противоборствующих сторон (листовки, лозунги, написанные на различных объектах и т.п.);

Кроме того, имеют место факторы, выделяемые в особую группу и оказывающие психогенное воздействие скорее на бессознательном уровне и связанные с особенностями человека как разумного существа. К ним относятся:

– необходимость применения боевого оружия на поражение;

– вид трупов и обезображенных тел;

– нарушение ритма сна и бодрствования, особенно когда отдых (сон) протекает в условиях потенциальной готовности к активным действиям.

Наиболее тяжело переживаемыми обстоятельствами, практически всегда становившиеся источниками психотравмы, являются гибель товарищей, сослуживцев; применение оружия на поражение в условиях визуального контакта, то есть когда реально наблюдается результат поражения противника, его тело и предсмертные мучения; реально наблюдаемые гибель военнослужащих, большое количество раненых и изувеченных людей.

Безусловной психотравмой является факт ранения или увечья военнослужащего.

Все вышеперечисленные факторы влияют на участника боевых действий в зависимости от его индивидуально – психологических особенностей: психофизиологического статуса, степени психологической подготовленности воина к устойчивому реагированию на военную ситуацию.

Кроме этого для человека, взявшего в руки оружие, важно знать, за что он воюет и идет на смерть: чтобы избежать уголовной ответственности и суда военного трибунала за неисполнение приказа или же защитить общество, семью, близких, друзей и самого себя?

Немаловажной причиной возникновения психических травм является длительность пребывания в районе боевых действий. Несение службы в районе боевых действий в условиях постоянной угрозы жизни и стрессового напряжения расходует адаптационный потенциал личности. У нее наступает состояние близкое по своим проявлениям к боевой психической травме, которое можно обозначить как дистресс.

По данным, полученным в ходе наблюдений и исследований в период боевых действий на территории Чеченской Республики, критическим сроком пребывания военнослужащих в условиях воздействия боевой среды, являются 90-100 суток. После этого срока наблюдается достаточно выраженная тенденция дезадаптации военнослужащих и развитие дистресса.

Многие исследователи в качестве психотравмирующих факторов выделяют непривычные климатические условия, изолированность от близких людей и общества, нарушение естественного физиологического ритма сна и бодрствования и др. Длительность их воздействия в основном и обуславливает психогенный характер нарушений у военнослужащих.

К сожалению, к помощи специалистов, чаще всего прибегают не сами участники боевых действий, а их близкие.

Опыт показывает, что, несмотря на то, что в силу близости родственных и других человеческих связей уже предполагается изначальная способность близких взять на себя функции психотерапевта для искалеченной войной души, очень часто на самом деле происходит обратное. И это, без преувеличения, становится самой настоящей драмой, а зачастую и трагедией. Кроме того, родители, жены и близкие воевавших людей сами нуждаются в психологической помощи и психореабилитации. Вряд ли есть необходимость говорить о той психотравмирующей ситуации, в которой они оказались, ежедневно и ежечасно ожидая самой страшной вести о своем дорогом и любимом, внимая сообщениям телевизионных новостей и вглядываясь в кадры теле репортажей.

Есть и еще ряд существенных моментов, вследствии которых семья и близкие люди не в состоянии реализовать потенциал психологической помощи и психореабилитации. Говоря о любви к родным и близким людям, мы зачастую не отдаем себе отчета в том, что наше отношение к ним – это в первую очередь любовь к самим себе. Мы постоянно испытываем потребность в их окружении со всеми их чувствами и эмоциями, направленными, в первую очередь, по отношению к себе. Все, что мы делаем якобы для них, это то, что мы делаем для самих себя. Происходит это неосознанно при вполне искренней вере человека в то, что его отношение к близким полностью бескорыстно и все его устремления направлены исключительно во благо и для интересов дорогих ему людей. Когда мы скорбим и плачем по ушедшим из жизни дорогим нам людям, на самом деле мы жалеем самих себя, оставшихся без тех отношений и всего того привычного и необходимого нам, что мы получали от этого человека при его жизни. Это утверждение может показаться, по меньшей мере, необычным, но над ним стоит задуматься, коль уж нам небезразлична проблема оказания психологической помощи людям, пережившим психотравмирующие события.

После беседы с Ольгой Л., дочерью Анастасии Л., выяснилось, что она считает себя виноватой в том, что родители развелись. Мама разрешает ей и брату видеться с отцом. Он живет со своими родителями. Детей встречает в трезвом виде, но общается с ними мало. В основном дети помогают бабушке и дедушке по хозяйству, а папа сидит в другой комнате. На следующем приеме, после рекомендации попросить папу рассказать о войне, девочка отметила, что провела с ним намного больше времени, чем раньше. Для того чтобы убедить ее поделиться с отцом чувствами по поводу развода ушло немало времени. Но, решившись на этот шаг, девочка смогла добиться от него откровенного признания в том, что он постоянно думает о том, что не заслуживает семейного счастья из-за гибели на войне близких друзей. Он остался жить только благодаря их смерти. И отказ от семьи – наказание за то, что не смог их уберечь.

Работа с Ольгой осуществлялась в течение трех месяцев. В результате взаимоотношения с отцом наладились. Девочка стала более сдержанной. Прекратились конфликты с мамой.

Работа с Алешей К., сыном Галины К., началась с предложения поиграть в «Космос». Игра «Космос» – это составляющая методики под названием «Мозартика». Данную методику разработали специалисты московского Центра «Сломанный цветок» для коррекционной работы с людьми, получившими психическую травму. Суть игры заключается в том, что перед ребенком выкладывают игровое поле с изображением части планеты Марс в окружении космического пространства и набор цветных геометрических фигур оранжевого, желтого и травянисто-зеленого цветов. Затем предлагают выложить на игровом поле из фигурок все, что захочется. Задача психолога состояла в том, чтобы помочь ребенку проявить свои мысли и чувства и отработать внутренний конфликт и травму, получаемую из-за постоянно повторяющейся психотравмирующей ситуации путем выкладывания мозаичных сюжетов из деталей игры.

На первой сессии Алеша сложил домик на поверхности планеты и окружил его огромным количеством маленьких космических кораблей с огромными пушками. Объяснять, чей это дом и для чего нужны корабли с пушками, не стал. Просто сказал: «Так красивее».

С Алешей было проведено 8 сессий. Первые три сессии ребенок выстраивал защиту домика с помощью разных приспособлений. С четвертой встречи количество космических кораблей и станций с пушками стало убывать. Рядом с домом появились деревья, цветы, люди. Во время восьмой сессии мальчик выложил мужчину, женщину и ребенка, которые ждут гостей с других планет. Он рассказал о том, чем занимается эта семья. Причем главная роль в его рассказе отводилась отцу.

С мамой была проведена беседа о причинах страхов ребенка. Не смотря на то, что отец пугал сына своим поведением, мальчик больше всего боялся, что мама не разрешит папе приходить, и он никогда не будет с ними вместе жить. Дальнейшая работа психолога заключалась в том, чтобы объяснить Галине причины изменений в поведении бывшего мужа и попытаться смоделировать ее дальнейшее поведение во время встреч.

Иногда супругам кажется, что развод – самый верный выход из кризисной ситуации. Особенно, когда один из супругов ведет себя жестоко по отношению к детям. Защита детей для матери сводится к ограждению их от агрессии отца, изоляции последнего от семьи.

Отцы – участники боевых действий в «горячих точках» – это особая категория людей. Война в значительной степени меняет человека. Он становится другим. И очень часто причиной семейных конфликтов и семейных драм становятся не столько психологические проблемы участника войны, сколько подсознательный отказ его близких принять его таким, каким он стал, то есть в его новом качестве. Жены, родители, близкие люди пытаются «вытянуть» из своего любимого и родного человека знакомые реакции и привычный некогда стиль поведения и отношения к себе. При этом они очень часто остаются невнимательными к его новому «Я», которое он пытается предъявить, или же оно вовсе игнорируются. Необходимо принимать его таким, каким он пришел с войны – с его вспышками, прямотой, внутренним дискомфортом.

Вот что рекомендовали американские специалисты женам военнослужащих, ожидавшим возвращения мужей из района Персидского залива после завершения военной операции «Буря в пустыне»:

-  внимательное и заинтересованное слушание рассказов своего партнера о том, что ему пришлось пережить. Очень важно дать человеку выговориться при моральной поддержке близкого и любимого человека.

-  оказание помощи и поддержки попыткам мужа психологически вернуться в нормальную, привычную жизнь;

-  проявление внимания и терпения к проблемам мужа, которые неизбежно возникают после боевого стресса, к его психологическому дискомфорту, к повышенной раздражительности, возможному длительному депрессивному состоянию и т.п. Это временные явления, необходимо помочь с ними справиться;

-  признание и учет факта изменения обеих супругов за время разлуки. Необходимо какое-то время, чтобы опять привыкнуть друг к другу, проявить понимание и терпение;

-  особое внимание детям. Важно чтобы при восстановлении привычных отношений супругов дети не оказались без должного внимания и заботы;

-  создание благоприятной интимной обстановки. Дайте понять партнеру, что вы в нем нуждаетесь и что пойдете ему навстречу;

-  не поощряйте употребления мужем алкоголя. Постарайтесь тактично дать ему понять, что это не только пагубно для него, ваших отношений, но и в целом для семьи.

( 0 голосов: 0 из 5 )

«Социально-психологическая помощь детям-жертвам семейного насилия». Москва 2005

Читать отзывы

Версия для печати



Смотрите также по этой теме:
Как жить после теракта или Нормальная реакция на ненормальные обстоятельства (Кризисный психолог Марина Берковская)
Пострадавшим и профессионалам: Как вести себя на месте теракта (Кризисный психолог Марина Берковская)
Ваши реакции на экстремальное стрессовое событие
Как помочь детям справиться с катастрофой (Карен Даут, профессор Манчестерского колледжа (США))
Преодоление долговременных последствий посттравматического стресса (Е.М. Черепанова)
Психологическое самосохранение: советы профессионалам чрезвычайных ситуаций (Кризисный психолог Марина Берковская)

Самое важное

Лучшее новое

диагностический курс

© «Ветка ивы». 2008-2018. Группа сайтов «Пережить.ру».
При воспроизведении материала обязательна гиперссылка на vetkaivi.ru
Редакция — info(гав)vetkaivi.ru.     Разработка сайта: zimovka.ru.     Вёрстка: www.rusimages.ru