Истории переживших насилие

Моё детство

Из-за мамы я с детства чувствовала себя незащищённой, по сути, она не то что не защищала, а всегда была основным источником проблем для меня.

Помню в 5 или 6 лет она заставляла меня есть, а я не хотела. Тогда она начала на меня орать, я убежала в комнату и попыталась захлопнуть дверь, упершись рукой в стекло, рассекла запястье, было много крови, но для мамы это не было поводом прекратить скандал, она поставила меня в угол, в котором я с необработанной рукой вся в крови стояла до ночи.

Один раз я не хотела ехать на кладбище, тогда она столкнула меня с бетонной лестницы в подъезде.

На выпускной в детский сад не купила мне даже носки. Воспитательница взяла носки другой девочки, потом носки куда-то делись. Воспитательница спрашивала с моей мамы носки, а та говорила, чтобы та спрашивала с меня, хотя я их не теряла. Тогда было очень страшно, что спросят с меня. Воспитательница тогда сказала ей, как такое можно спрашивать с ребенка.

Потом у неё появился мужик. Как позже выяснилось, он был женат. Они с ним зажимались дома по углам, было очень мерзко. Ещё я иногда её ревновала, а она смеялась надо мной. Потом он все это прекратил и больше не появлялся.

Ещё один раз мы поехали на дачу к ее знакомой. Она заставляла меня мыть посуду, а я не хотела. Скандал дошел до такой степени, что я убежала ночью на улицу, она меня не искала, подобрали соседи.

Ещё помню, мама с соседкой постоянно спорили, кто лучше: я или моя подруга Лена. Её бабушка говорила что я, а моя мама, что она.

В детстве была куча скандалов с её стороны.

Потом я пошла в школу. Если у меня были проблемы с учебой, она со мной не разбиралась, только ругала. Вообще в детстве со мной не разговаривала, не спрашивала, про отношения с одноклассниками, что мне нравится, а что нет.

Она не делала мне ключи, и я каждый день после школы с 1-го по 3-й класс до 5 часов сидела под дверями.

Ещё дома никогда не было еды, и я воровала у неё деньги, чтоб поесть. Она меня ругала, я постоянно чувствовала себя виноватой. Один раз пришла в школу и это обсуждалось перед классом, я ничего не могла сказать в свое оправдание.

Два раза я ездила в лагерь. Мне там не нравилось, но мама не забирала.

Потом появился отчим, мне было 9 лет. Он сразу стал меня домогаться. Мама уточняющих вопросов не задавала вообще, хотя можно было догадаться.

Он был не очень благополучный. Много курил, дома постоянно было накурено, временами в квартире стоял сильный смог. У меня сильно болело горло тогда. На мои просьбы курить на улице никто не реагировал, мама его защищала.

Еще он смотрел порнографию и мастурбировал в зале, я часто была свидетелем этого. Мама это знала, но ничего не менялось.

Ещё он меня бил из-за всякой ерунды, это делалось с большой агрессией. Мама всегда была на его стороне. Кричал, что убьёт меня.

Когда вся эта ситуация достигла накала, я стала прогуливать школу и воровать деньги. Когда выяснилось, что я прогуливаю, был большой скандал. Я была во всем виновата, причин моего поведения никто не пытался выяснять.

Жил он с нами до января 2009 года, т.е. 8 лет, до моих 17 лет Ещё он пил, иногда сильно напивался. Мама устраивала скандалы, но мне не было её жалко, я даже радовалась, что она получает то, что заслуживает.

Один раз он сильно напился, мама тогда его выгнала. Потом в гости пришла мамина знакомая и при маме прямо меня спросила, приставал ли он ко мне. Я сказала: «да». Мама тогда поохала, сказала, что больше его не пустит. Но потом он пришёл мириться, и она его приняла. Я тогда сказала ей, что если она это сделает, я ей это никогда не прощу и пусть она даже не рассчитывает на нормальные отношения. Она все равно его приняла. Через месяц он опять несколько раз напивался, тогда она его выгнала.

Но ему про меня ничего не сказала. В нашем доме жили его родители, я хотела им рассказать, она сказала не рассказывать. Хотя когда я делала даже что-то незначительное, она рассказывала всем, хотела чтоб меня осуждали публично. На протяжении жизни периодически снились сны, что я делаю что-то неплохое, просто может быть что-то нейтральное, но маму начинает это сильно раздражать, она придумывает свое видение ситуации, мне ничего не говорит, а потом с большой агрессией выставляет меня перед обществом в очень плохом свете, мне очень стыдно, я не знаю, как оправдаться, просыпалась всегда в слезах.

Несколько раз предпринимала попытки самоубийства. Два раза пила большие дозы таблеток, один раз хотела выпрыгнуть из окна.

В то время в прямом смысле считала дни до поступления, хотела поступать в другой город.

Мама все время настраивала родственников против меня, все детство со мной разговаривали родственники на тему, почему я плохо отношусь к маме. Со мной вела себя как обычно, а потом приходила к родственникам жаловаться. Лишь одна родственница пыталась выяснить причину. Когда мама поняла, что она все знает и все поняла, на следующий день мама опускала глаза и избегала с ней общения. Я внутренне ликовала: хоть кто-то меня понял. Потом эта родственница всегда интересовалась моими делами, я её очень люблю, жаль, что она живет не в Красноярске.

Я никому не рассказывала ситуацию, потому что мне было стыдно. Сейчас думаю, не нужно было стесняться, нужно было рассказать психологу в школе, родственникам в Зеленогорске, какому-нибудь учителю или в полиции. Лучшим решением считаю, что можно было бы выпить ещё большую дозу таблеток, чтоб меня забрали в больницу, там бы были обязаны передать информацию в полицию и завести уголовное дело по статье доведение до самоубийства. Но мне было очень стыдно за всю эту ситуацию, когда пила таблетки я, сгорая от стыда, представляла, что меня могут забрать в больницу, хотела просто умереть, но в то же время я понимаю сейчас, что я ни в чем не виновата, и со мной окружающие, в т.ч. и взрослые, часто вели себя агрессивно, ещё и поэтому я боялась кому-то что-то рассказывать.

У меня были проблемы со здоровьем. Я сама ходила по врачам, мне назначали лечение, но лекарства мама не покупала, говорила: «Вырастишь, на свои деньги будешь покупать». При этом всегда делался акцент на то, что я больная и ненормальная.

У меня была ужасная кожа. Но мама препараты для лечения мне не покупала. Вообще этим не интересовалась, даже когда сестра записала меня на процедуру к себе, она не дала мне денег и мне было очень стыдно перед сестрой.

Вообще не интересовалась, как у меня дела в школе. Зато в спорных ситуациях всегда принимала сторону моих оппонентов и сейчас принимает.

Ругала за плохие оценки, но не интересовалась, почему они такие. Никогда не помогала с учебой, просто устраивала скандалы.

Один раз я пришла из школы раньше, потому что отменили урок. Она сказала, что я пришла раньше, потому что я там со всеми рассорилась, потому что я так всегда себя веду и все в подобном роде.

Ещё у меня никогда не было одежды. Даже джинсы, в которых я ходила круглый год, приходилось выпрашивать, учебники тоже. Помню во втором классе у меня отвалился каблук дешевых туфель, я боялась идти домой и боялась, что теперь мне не в чем будет ходить и мне никто не поможет, а в школе будут смеяться.

Ещё она, ведя себя так, думала, что я ненормальная и возила меня в психдиспансер. Я ездила туда сама вроде во втором классе, много раз терялась, денег мне давала только на два проезда. Когда терялась, меня это очень пугало. Один раз пришлось идти пешком от острова отдыха до дома.

Часто била, была агрессивной, лет в 7 угрожала типа: «сейчас это у тебя синяки, а в следующий раз это будут кровяные подтеки». Била шлангом с железным наконечником. Один раз чуть не повредила мне глаз.

Этот урод один раз избил меня, когда я сказала, что расскажу все маме. Маме сказал, что избил меня, потому что я ей не помогаю. Мама согласилась с правильностью его поступка, когда я сказала, что пойду в полицию, он стал угрожать, что изобьет меня ещё сильнее и пойдет в школу и перед всей школой расскажет, почему меня избил. Тогда я прилюдно пошла и попыталась выпить большую дозу таблеток, у меня их забрали и смыли в унитаз. Потом ещё ставили в вину, что из-за меня придётся покупать таблетки. Причины моего такого поведения мама не стала выяснять.

Несколько раз ходила в школу с фингалом под глазом, было так стыдно, что кто-то узнает об этом, что закрывала глаз все дни, придумывала отговорки.

Когда он перестал с нами жить, мама звала его починить что-нибудь у нас. Я не была довольна, но она говорила, что я ненормальная, раз не хочу, чтоб он пришёл, что у меня проблемы.

Я начала встречаться с Димой после второго курса. Спокойно уходила к нему ночевать на выходные, это было для меня спасением. Она только устраивала скандалы по этому поводу, но мне даже доставляло удовольствие уходить, когда она орет в истерике, что я проститутка и не видеть потом её два дня.

Когда на третьем курсе у меня начался цистит, в городской больнице мне не могли назначить лечение, потому что анализы были хорошими. Я промучалась два месяца, когда попросила у мамы денег на платного врача и лекарства, она сказала, что это не цистит, что я это нагуляла и денег она мне не даст. В итоге назанимала денег и вылечилась сама непонятно как. Благо тогда от института перечислили на карту несколько тысяч в связи с аттестацией.

Когда вспоминаю всё это, хочу чтоб её быстрее не стало. Не хочу с ней общаться, ничего общего с ней иметь не хочу.

Сейчас, когда я ей это говорю, она 1) отрицает, что это было (даже то, что она не дала мне денег на лечение на третьем курсе) 2) говорит, что я помню только плохое 3) считает, что она поступала правильно 4) говорит, что бить меня надо было больше.

Хорошее, сколько ни пытаюсь, не могу вспомнить. Всё детство были только скандалы, дача, домогательства. Из хорошего только моя кошка и поездки к родственникам, в раннем детстве еще игры с друзьями во дворе. Факт, что не было нормального общения, путешествий (по краю и ближайшим регионам), культурных мероприятий, походов в гости к друзьям, заботы, защиты, любви.

Ещё она часто ставит мне в вину, что я в младенчестве и раннем детстве плакала, когда она оставляла меня в квартире одну, что из-за меня ей сделали кесарево.

Сейчас она говорит, что я больная психически, что зря она не сделала аборт, что меня надо было лечить в диспансере принудительно постоянно, что она мне всё дала, а я неблагодарная, раз не хочу с ней дружить, что я ни на что не способна, что выучилась я только благодаря ей, никаких способностей у меня нет, Дима правильно сделал, что меня бросил, что удивительно, что на меня вообще кто-то смотрит на такую ленивую и аморфную, что я ничего не хочу в жизни, что раз у меня такая внешность, я должна брать внутренним миром, что если я действительно не такая, то я должна ей и миру это доказать.

© VetkaIvi.ru


( 3 голоса: 5 из 5 )
 
5214
 
Аня, 23 года
Аня, 23 года

Читать отзывы

Версия для печати



Смотрите также по этой теме:
Спас железный стержень. История кавказской девушки (Зара, 20 лет)
Саморазрушение не выход. Воплоти свою мечту! (Джен Эйр, 30 лет)
Самосовершенствование отучило быть жертвой (Анастасия, 19 лет)
Я не грязная! (Куколка, 25 лет)
Забытое изнасилование стало причиной депрессии (Марина, 25 лет)
Главное – я осталась личностью (Катюша, 15 лет)
Не держите все в себе! (Антон, 22 года)
Я справилась. Они не сломали мне жизнь (Жанна, 19 лет)
Помог ваш сайт (Ирина, 34 года)
Об этом я не говорила никому (Адель, 17 лет)

Самое важное

Лучшее новое

Онлайн курс повышение самопринятия

© «Ветка ивы». 2008-2018. Группа сайтов «Пережить.ру».
При воспроизведении материала обязательна гиперссылка на vetkaivi.ru
Редакция — info(гав)vetkaivi.ru.     Разработка сайта: zimovka.ru.     Вёрстка: www.rusimages.ru