Просьбы о помощи
Напишите свою просьбу о помощи

Всем привет! Знаете, иногда мне нужно просто выговориться. Видимо, сегодня именно такой день. Меня зовут Юлия, и я тоже подверглась сексуальному насилию, причем в семье. Моя мама рано вышла замуж, мой отец был немного старше ее. В 19 лет уже родила меня. Когда мне было 2 года, мои родители разошлись, потому что отец загулял с другой женщиной, мог по несколько дней не появляться дома, собственно, родная дочь ему не сильно была нужна - он хотел наследника, мальчика. После развода моя бабушка по линии отца, решила во чтобы то ни стало, забрать меня от матери. Справедливости ради, хочу сказать, что моя мама - женщина очень порядочная, никогда не пила и не курила, нигде не "шлялась", поэтому у суда, если бы он состоялся, не было бы причин отнимать меня у матери. Вскоре после развода отец выкрал меня, сказав, что хочет погулять со мной, и всех меня к прабабушке (его бабушке). Надо отдать должное прабабушке - она сразу же позвонила моей маме и, извинившись за внука, отдала меня приехавшей матери. В следующий раз, когда отец слезно умолял маму дать меня ему ненадолго, он отвез меня к своей матери и не отдавал несколько дней, пока мама не пришла с участковым и не забрала меня в одних трусах и майке (благо, было лето). Мои вещи, которые остались после развода у отца и его семьи, я увидела только через три года, когда они уже давно были мне малы. Мать отца, женщина достаточно властная, настолько хотела отобрать меня у матери, что перенесла инсульт и потеряла память, частично. Вскоре после развода мама познакомилась с мужчиной, его звали Андрей. Он был достаточно красив, высок, ухожен, и мама, ища любви и поддержки, сошлась с ним. Мы жили впятером в двухкомнатной квартире - бабушка с дедушкой по маминой линии, я, мама и мой новый отчим. Именно об этом мое самое первое воспоминание в жизни - о диком страхе. Я боялась этого человека до безумия, он внушал мне абсолютный страх, не поддающийся контролю. Мое самое первое воспоминание связано с ним - я читала книгу, и очень хотела в туалет, но ужасно боялась пройти мимо этого мужчины - мне казалось, что хотение в туалет - это недостаточно уважительная причина встать и отложить книгу. После долгого терпения я встала и с фразой " а пойду-ка я схожу в туалет", я прокралась мимо него и убежала по нужде. Я не знала, как его зовут и как, в какой конкретно день он появился в нашей семье - просто появился. Когда мама говорила позвать его за стол для того, чтобы поужинать - я просто обращалась к нему на "вы", не зная его имени. Так что Андрей в моей жизни просто появился и исчезать не собирался. Став постарше, я пошла в школу, будучи самой младшей в классе - шестилетка. Класс был недружный, очень строгое разделение на богатых и бедных, так что, хоть я и неплохо училась, школу любила не очень. Жили впроголодь - мой родной отец не помогал, говорил, что не хочет содержать чужого мужика. Отчим ни дня в своей жизни не проработал, но любил выпить и покурить. А выпив - бил нас и гонял по всей квартире и подъезду. Соседи настолько привыкли, что даже не обращали внимания. В конечном итоге по его вине бабушка и дед остались без зубов - Андрей им их выбил. Мама пыталась прокормить семью - на работу ее не брали (при расставании с отцом он отнял у нее паспорт, а сделать новый не получалось - деньги уходили на еду и оплату ком.услуг), поэтому мама занималась тем, что продавала рыбу на рынке. Я же оставалась дома с дедом-алкашом, бабушкой, страдающей шизофренией и пьющим Андреем. Когда мне было шесть лет, я задалась вопросом различия мальчиков и девочек и спросила об этом у мамы. Мама, занятая на кухне, сказала спросить у Андрея. В этот момент он был в туалете, справлял нужду, но я, ребенок, без зазрения совести, зашла в туалет (защелка была сломана), и, стоя рядом с ним и смотря, как он писает, спрашивала у него про различия. Видимо, это и послужило началом. Возможно если бы я тогда не заперлась в этот треклятый туалет, ничего бы не было? Не знаю. Только после этого его взгляд на меня изменился. Дед чаше всего спал пьяный, его бы и война не разбудила, бабушка почти всегда под лекарствами от шизофрении, так что Андрею никто не мешал. Сначала я думала, что все это игра, но сейчас, по прошествии стольких лет я понимаю, что все было совсем не так. Сначала, с шести и до девяти лет, был оральный и анальный секс. Он заставлял меня сосать его член, и запугивал, если я хотела рассказать все маме. Когда он стал заниматься со мной анальным сексом, я пыталась спрятаться от него в туалете, а он стучал и стучал в дверь, требуя открыть, находясь перед дверью с полуспущенными штанами и стоящим членом. Долго прятаться не удавалось. Я боялась, что он разбудит дедушку или бабушку, поэтому через несколько минут выходила, и тогда он вел меня в зал, и снова начинался ад. Мама приходила с рынка поздно, уставшая и зачастую окоченевшая от холода и бесконечного стояния на морозе, нескоро что-то готовила и добилась спать. Помню, однажды, я была классе в четвертом, я возвращались из школы с одноклассницей и ее мамой, уже начинало темнеть, а мы учились со второй смены. Я не хотела идти домой без мамы, поэтому стояла и ждала ее на углу дома, в темноте. Позже перешла в подъезд, где меня нашла соседка. Слегка пожурив меня, она отвела меня домой, сдав с рук на руки этому извергу. В тот же момент пришла мама, я не дождалась ее каких-то несколько минут. Она была очень уставшей и сразу легла спать, а я стояла и смотрела на нее. В этот момент Андрей пнул меня ногой в живот. Я помню, как хватала ртом воздух, но вдохнуть его у меня не получалось. Я пыталась и пыталась, все это время смотря на маму. Мне казалось, что вот сейчас она откроет глаза, все поймет и выгонит его из дома. Летом какого-то года мама пришла домой днем. Андрей спал пьяным на диване и сквозь пьяную дрему вытаскивал свой нестоящий член и требовал, чтобы я пососала его. Надо сказать, что за несколько минут до прихода мамы я именно это и делала. В тот момент я думала, что она сама все поймет. Возможно, она поняла. Когда он протрезвел, она потребовала объяснений у него. Он посмеялся над ней и сказал " Ты что, дура, у меня на нее даже не стоит", даже снял с меня трусы и положил поперек своих колен, доказывая свою правоту. Когда я поднялась, я почувствовала себя настолько грязной, ужасной и никому не нужной, что сама удивилась. Я поняла, что бы я не сказала, мне никто не поверит. Я стала искать встречи с родным отцом - думала, что он защитит меня, обрывала ему телефон, звонила из дома и школы. Это было бесполезно - мой отец не хотел общаться со мной, я ему была не нужна. Когда мне было девять лет, в сентябре 2000 года моя мама родила сына от отчима, его назвали Колей. А в декабре 2000 мой отчим изнасиловал меня в полном смысле этого слова - лишил меня девственности. У моей двоюродной сестры умерла бабушка и мама ушла с ночевой помогать с похоронами. В ту ночь Андрей долго мучил меня - из-за отсутствия смазки у него не получалось войти в меня, я плакала от боли. Бабушка, услышав что-то, зашла в зал без предупреждения. Андрей так быстро вскочил, что ударился в темноте о шкаф, а я спряталась под одеяло. Он успокоил бабушку, сказав что ей показалось и отправил в спальню, где захныкал братишка. В ту ночь он, вытерев кровь с моих бедер, выбросил мои любимые трусики с черно-белым рисунком, которые потом долго искала мама. Наутро, чувствуя, что то, что произошло ночью, было совсем неправильным, я звонила на домашний телефон сестры и плакала маме в трубку, что хочу к ней. Я хотела убежать из дома и никогда не возвращаться. Отчим продолжал насиловать меня вплоть до моих двенадцати лет, он любил забирать меня летом с собой на дачу, и издеваться надо мной там, любил брать меня с собой на квартиру, которая досталась маме от ее бабушке, под видом того, что я помогаю ему делать там ремонт, и насиловать меня там. Я до сих пор помню, как скрипел тот старый диван. И еще помню, как Андрей смотрел в окно, встречая мою маму, которая приехала после рынка, а в это время, ниже подоконника, я стояла на коленях и делала ему минет. Он пошел открывать дверь, а я стояла лицом к стене и, глотая слезы, мыла посуду. Он никогда не предохранялся, занимаясь со мной сексом, и просто чудо, что я не забеременела тогда. Хотя, может быть, тогда бы все открылось. Когда мне было лет одиннадцать, мы жили летом на даче - подальше от городской жары и комаров. Мама могла приезжать только на выходные, потому всю неделю я жила там с Андреем один на один. Однажды он ушел пить со своими новыми друзьями, и, не поделив с ними что-то, пришел в домик, разбудил меня и сказал, что мы едем домой и чтобы я подтверждала его слова, что бы он не говорил. Он сказал маме, что один из его собутыльников пытался меня изнасиловать, а он, весь такой герой, вернулся пораньше с речки и стащил с меня насильника, обратил его в бегство. Шокированная мама бросилась писать заявление в полицию. Я не помню, как его звали, этого мужчину, единственной виной которого было то, что он не понравился моему отчиму. Я помню, как трясло молодого следователя, который вез нас с мамой на служебной машине и который говорил о том, что он сделает все, чтобы посадить насильника. Я молчала, словно рыба. Андрей пообещал сначала отыметь меня в попу насухую, а потом удушить. Сказал, требовать с виновного телевизор и видеомагнитофон. Помню, как в коридоре этот мужчина, на которого вешали попытку изнасилования и который ничего не помнил из того вечера, поскольку был в стельку пьян, со злостью спрашивал у меня, хватит ли мне пятнадцати тысяч. В ответ я прятала глаза и просила телевизор и видик, ведь именно во столько оценил меня Андрей. Мне не по себе, когда я вспоминаю об этом. Если бы у меня было больше смелости! Если бы я только не струсила…Этот мужчина стал пить еще хлеще, и утонул в реке через несколько месяцев, решив искупаться пьяным. Несколько раз мама выгоняла Андрея из дома, и для меня наступал праздник. Думаю, я даже менялась в лице, когда его не было. Но проходило пару-тройку дней и ое объявлялся у нашего подъезда, слезно просился обратно и мама снова возвращала его к нам. Знаете, я до двенадцати лет серьезно думала, что такое происходит во всех семьях, я считала нормальным то, что отец/отчим пьет и бьет жену, ребенка, ее родителей. Я считала нормальным, что он спит со своими детьми. И была очень удивлена, когда одна девочка в школе в каком-то разговоре с другими сказала, что отец ее и пальцем не трогает. Я тогда даже переспросила "что, совсем?". Девочка покрутила пальцем у виска и отвернулась от меня. В двенадцать лет у меня, наверное, начали просыпаться мозги. Я на каждом шагу старалась перечить отчиму, играла на его нервах. В девяносто девяти процентах получала увесистую оплеуху или ногой в живот. Однажды я не захотела есть после прихода из школы (меня чем-то угостила одноклассница), а Андрей, наложив мне полную тарелку вареных макарон без ничего, заставлял меня это есть. Когда я заартачилась, я получила по уху. Я начала засовывать в себя эти макароны. Когда меня стошнило прямо в тарелку, он заставил меня это есть. Потом дал еще одну оплеуху и отправил учить уроки. С тех пор я ем только те макароны, которые приготовила сама и с большим количеством подливы. Тогда же, когда мне было двенадцать, моя мама смогла восстановить документы и устроиться на работу. А я сказала отчиму, что у нее появился любовник. Я придумала себе другого дядю, который бы пришел в нашу квартиру и, избив отчима, выбросил бы его из нашей жизни. Я настолько увлеклась этой фантазией, что не осознавала последствий. Он настолько сильно избил маму, что она едва могла подняться. Он обожал таскать меня с собой везде и всюду - выходил он всегда пьяным на улицу, и я была его страховкой - его бы не забрали в вытрезвитель с маленьким ребенком. Моя тетя, мама моей двоюродной сестры, ненавидела Андрея и много раз говорила с мамой, уговаривая бросить его. Однажды он опять перепил и потащил меня с собой, положив в рукав моей драной розовой куртки 35-сантиметровый тесак. Я проходила с ним до глубокой ночи, держа рукав с великой осторожностью, пока мама искала нас. Она позвонила тете и попросила ее о помощи. Когда тетя нашла нас и поняла, что я ношу в рукаве, она едва не убила отчима. Скоро мама снова выгнала его, и он вернулся к своей матери. Через две недели его взяли выходящим из подъезда матери с 12 граммами наркотиков. Дали 12 лет, видимо, по количеству грамм. А для меня начался рай. Больше не было ужаса дома, я шла после школы, не боясь, что меня изобьют или изнасилуют. Понимаете, подвергаться насилию дома… Человек должен чувствовать себя дома, словно в крепости - защищенным и уверенным. Я же в 26 лет только начинаю жить более-менее полной жизнью, сменила город проживания и круг общения. Я не замужем и ни разу в жизни ни с кем не встречалась и больше ни с кем не спала. Я панически боюсь мужчин, когда они начинают проявлять ко мне симпатию именно в плане отношений и секса. Дружить с ними я умею, но никаких объятий и прикосновений. Иногда я просыпаюсь от кошмаров, всегда неясных, но чувство после них такое же ужасное, словно Андрей находится где-то рядом. Он уже вышел из тюрьмы, остался в городе, где сидел. За год до его выхода он познакомился с женщиной, которая родила ему дочь. Я надеюсь, что он больше не появится в моей жизни и не станет искать нас. Также я искренне надеюсь, что он не подвергнет насилию свою родную дочь. Моему брату в этом году 18 лет, он ничего не помнит о детстве и называет и считает отцом нашего нового отчима, с которым мама познакомилась на работе и с которым счастлива уже больше десяти лет. Я тоже называю его папой - это был подарок на его день рождения. И не зря - он дал мне гораздо больше, чем родной отец и этот урод. Он пережил мой переходный возраст, многому научил меня, выучил в колледже и универе, купил машину и научил водить, а когда я сказала, что хочу переехать - первым поддержал меня. И никогда, никогда не смотрел на меня иначе, чем на дочь. Хоть мы ему и не родные, он ни разу не сказал, что мы не его дети, а если кто-то чужой об этом заикнется - бросится в драку, не раздумывая. Мой родной отец обиделся, что я переехала в другой город и страну, сказал, что ему не давали со мной увидеться теща и его бабушка, которая всегда была на стороне моей мамы. С мамой у меня хорошие отношения. Иногда я думаю, что она все же знает обо всем, только боится признаться самой себе, боится сказать мне. Мы никогда больше не говорили на эту тему, но в моменты, когда у нее сдают нервы, она плачет и просит прощения за то, что десять лет заставляла меня жить с таким ужасным человеком. Для себя я уже давно решила, что никогда не стану терпеть побои в отношении меня, и уж тем более, в отношении моего ребенка. Я поклялась, что в выборе между ширинкой и ребенком я выберу ребенка и удавлю любого, кто в детском, невинном возрасте позарится на его/ее неприкосновенность. Я не помню все ситуации, связанные с бывшим отчимом, умолчала о нескольких, что помню. Ни к чему. Я итак рассказала слишком много. Спасибо, что прочли это. Мне просто нужно было выговориться.

Юлия , возраст: 26 / 05.08.2018

Отклики:

Юлия, много уважения к вам и к тому, что вы смогли справиться и начали полноценную самостоятельную жизнь.
Ваша мама, конечно же, знает и знала, если застала в недвусмысленной ситуации с отчимом, да еще после этого он раздевал вас и клал себе на колени, чтобы показать, как вы его совсем не возбуждаете (что само по себе недопустимо). Вообще, даже не видя ничего конкретного, невозможно не заметить изменений в настроении собственного ребенка.
Но она почему-то выбрала не вмешиваться. Тот факт, что мать сама терпела побои, показывает, что она не изверг по отношению к вам, просто живет в какой-то своей параллельной реальности, в которой бить ее, насиловать ее дочь, выбивать зубы ее родителям - приемлемо. Если вы смогли простить ее, вы трижды молодец. И большая заслуга ее нового мужа, что смог и ее вытащить из ямы насилия и цинизма, и вам показать, что есть порядочные люди и нормальные мужчины. Вы очень правы, что зовете его отцом! Берегите его наравне с мамой. Такие люди на вес золота.
Знаете, по поводу той истории с мужчиной, которого оклеветал ваш отчим-наркоман. Вы не несете за нее ответственности, потому что были ребенком и были запуганы. И да, тому мужчине надо было думать, с кем он пил. А лучше - не пить вообще. Но раз уж так случилось, возможно, вы бы успокоили себя, разыскав его и его семью и рассказав им всю правду. Если это возможно (думаю, возможно). Подобные обвинения запоминаются на всю жизнь и оставляют очень тяжелый осадок. Вы могли бы снять камень и с его души и со своей.
Желаю вам счастья в личной жизни - она еще случится. И пусть вы выберете сразу того, с кем никогда не придется защищать себя и своего ребенка, такого, как ваш приемный отец.
Спасибо за ваш рассказ, думаю, он обнадежит многих, у кого опускаются руки. Еще раз - будьте счастливы.

Надежда , возраст: 36 / 07.08.2018

Бедная девочка, ваша история затронула меня до глубины души, до слез... Как земля носит таких мразей как ваш отчим... Гнить ему заживу за это, самой мучительной кары ему которую только можно представить! И даже этого ему мало...


После вашей истории я начала бояться за всех детей, и за своих в том числе...
Как это страшно ребенка насилуют столько лет и никто даже родная мать не могут помочь... Как жесток и ужасен бывает наш мир... Господи хоть бы какие-то законы были, которые защищают детей, в школе бы мед осмотры проводили что ли... Ведь эти животные ходят безнаказаные, а бедные запуганные жертвы молчат...

Амелина , возраст: 40 / 10.08.2018


Вернуться в начало раздела

Версия для печати

Самое важное

Лучшее новое

Как пережить расставание, развод

© «Ветка ивы». 2008-2018. Группа сайтов «Пережить.ру».
При воспроизведении материала обязательна гиперссылка на vetkaivi.ru
Редакция — info(гав)vetkaivi.ru.     Разработка сайта: zimovka.ru.     Вёрстка: www.rusimages.ru