Помощь детям, подвергшимся сексуальному насилию

Здесь хранятся материалы, использовав, прочитав и поняв которые, можно помочь себе пережить последствия трагедии.
Соната
Сообщения: 41
Зарегистрирован: 26 май 2010, 18:34
Цель пребывания на форуме: Специалист

Помощь детям, подвергшимся сексуальному насилию

Сообщение Соната » 18 ноя 2010, 20:04

Психологическая реабилитация детей, подвергшихся сексуальному насилию

1. СЕКСУАЛЬНОЕ НАСИЛИЕ В СЕМЬЕ. ИНЦЕСТ

В последнее время в средствах массовой информации все чаще и чаще поднимается тема сексуального насилия. Мы предполагаем, что в дальнейшем публикаций на эту тему в газетах, дискуссий на телевидении, популярных брошюр на эту тему будет все больше. Однако вызывает большое сомнение, что в этих обсуждениях будет затронута тема инцеста. Причина этого в следующем: дочь, которую изнасиловал отец, испытав по отношению к нему и к тому, что между ними произошло, страх, гнев, отвращение, недоверие, но наряду с этим, она продолжает сохранять к своему отцу любовь и привязанность. Она не может сделать выбор между этими амбивалентными чувствами и часто предпочитает выбрать второе, вытеснив первое, чтобы сохранить семью. Как правило, жертва инцеста не решается сказать матери о случившемся, так как боится осуждения и наказания с ее стороны.
Если девочка, девушка все-таки решается рассказать матери об этом, то реакция матери может быть двоякой:
1) мать обвиняет дочь во лжи (или только частично верит ей, осуждая ее, говоря при этом: “Ты сама его соблазнила!”) и делает вид, как будто ничего не произошло. Такая реакция вызвана неспособностью матери в данной аффективно окрашенной ситуации объективно оценить ее, следовательно, пережить возникшие в связи с этой ситуацией чувства, в том числе побороть сильную ревность по отношению к дочери и принять кардинальное решение, как то: подробно выяснить у дочери и у мужа то, что произошло, снять ответственность за случившееся с дочери и разделить ее между собой и мужем, наказать мужа (предать дело огласке) и/или развестись с ним;
2) мать безоговорочно верит дочери, порывает с мужем и оказывает дочери всяческую поддержку, целиком возлагая ответственность за случившееся на насильника.
Очевидно, что реагирование по второму типу требует от матери большого мужества, самоконтроля. Наш опыт работы свидетельствует о том, что первый тип реакции матери, к сожалению, встречается чаще. Мы можем предположить, что реакция матери в тот момент, когда она узнает о случившемся, не зависит ни от уровня ее образования, ни от типа полученного ей воспитания, ни от силы привязанности к дочери и к мужу.
Д. Финкельхор [1996] разработал схему, объясняющую, как возникает сексуальное насилие внутри семьи. Он выделяет факторы, предшествующие сексуальному насилию:
1. Мотивация к изнасилованию:
- эмоциональная тяга к ребенку;
- сексуальное возбуждение при контакте с ребенком;
- преграда, блокирующая сексуальный контакт с ребенком (если этой преграды нет, то насильник думает, что у него нет другой возможности сексуально удовлетворить себя иначе, как с ребенком).
Если нет мотивации к изнасилованию, а она самый главный фактор, то ни о каком изнасиловании говорить нельзя.
2. Внутренний механизм сдерживания - совесть, супер-эго (это внутренний контроль, который препятствует тому, что человек делать не должен). Но сексуальный насильник обманывает сам себя. Он говорит себе: "Ведь моя дочь меня любит! Лучше пусть узнает, что такое сексуальные отношения, от меня, а не от какого-нибудь мальчишки", или: "Я прихожу домой, а она бросается мне на шею, следовательно, она хочет сексуальных отношений со мной". Насильник повторяет себе это снова и снова, много раз, пока он не поверит в это. Таким образом, он постепенно преодолевает внутренние механизмы сдерживания.
3. Внешние механизмы сдерживания (это может быть, например, мать ребенка, которая обязана все время быть начеку, или тюрьма, куда может попасть насильник, то есть реальные преграды, мешающие насильнику осуществить свое намерение.)
4. Сопротивление самого ребенка. Если внутренние механизмы сдерживания насильник преодолел, а внешних не существует, то ребенка может спасти только его собственное сопротивление но, к сожалению, большинство детей не могут предотвратить насилие, так как они не осознают происходящее, не знают о своем праве сказать насильнику “нет” и не убегают. Почему ребенок не рассказывает о произошедшем над ним насилия? одна из причин заключается в том, что большинство матерей не предупреждают своего ребенка, говоря ему: “Если до тебя кто-то дотронется и тебе это не понравится, приди и скажи мне об этом.”)
При описании жизни внутри инцестуозной семьи используется подход, который называется "Анализ семьи как системы". Характерные черты такой семьи:
- слепое следование членов семьи патриархальным стереотипам (авторитарность, требовательность отца и беспомощность матери);
- традиционное распределение ролей в такой семье: мать - домохозяйка; отец - “добытчик”;
- эмоциональная слабость и уязвимость всех членов семьи (в т.ч. отца) хрупкость внутрисемейных связей;
- предрасположенность семьи к распаду, объясняемая возможно, тем, что в детстве один из родителей сам пережил распад семьи. В данном случае жертвы идут на инцестные отношения во имя сохранения семьи, пытаясь таким образом удержать отца от ухода из семьи, непринятие той роли, которую играет ребенок в такой семье (а именно, роль родителя и партнера), может привести к распаду семьи;
- секретность и опасность, которые неизбежно сопровождают инцест, способствуют сплочению семьи.
Цитата, приведенная ниже, возможно, приблизит нас к пониманию корней инцеста:
“Процесс, лежащий в основе взаимоотношений, ведущих к инцесту, всегда представляет собой скрытое эмоционально-сексуальное напряжение или конфликт между родителями, замкнутыми в неравном эмоционально-сексуальном партнерстве и в дистанцированности, характеризующей взаимоотношения матери и дочери” (Furniss, 1984, стр.310).
Семьи, в которых допускается инцест, делятся на два типа:
1. Семьи, в которых конфликт избегается. В этом случае отчужденность, холодность (особенно сексуальная) отца угрожает семье распадом и тогда роль жены берет на себя дочь, снимая основной источник стресса.
2. Семьи, в которых конфликт регулируется. В таких семьях нарушены социальные роли, в них любят спорить, нередко случается насилие в широком смысле (физическое, эмоциональное, сексуальное), границы между подсистемами семьи также нарушены. Здесь, как и в первом случае, дочь, боясь распада семьи, жертвует собой, чтобы смягчить конфликт в супружеских отношениях между родителями.
У данного подхода есть некоторые недостатки:
- он подходит только для объяснения инцеста "отец-дочь", тогда как в большинстве случаев имеет место инцест не с отцом, а с другим родственником, не проживающим в семье;
- описанные семейные дисфункции часто ведут не столько к инцесту, сколько к другим отрицательным воздействиям на психику ребенка (физическое, эмоциональное насилие);
- данная теория возлагает основную часть вины на семью в целом, а не на насильника;
- описанные выше два типа семейных конфликтов встречаются чаще, чем инцест, следовательно, теория семьи как системы не дает полного объяснения происхождению инцеста.
Если женщина фригидна, эмоционально отчуждена и отказывается от своих супружеских обязанностей, то муж, ищущий иного сексуального партнера, и дочь, которой не достает материнской ласки, нередко сближаются. В такой ситуации мать либо пассивно соглашается с ситуацией, либо просто бросает ребенка, тем самым способствуя возникновению продолжительных инцестуальных отношений.
Согласно исследованиям Финкельхора (1984) и Германа (1981), такие факторы, как отсутствие матери или ее болезнь, значительно повышают вероятность сексуального насилия. 38 % опрошенных женщин были в детстве на длительное время разлучены со своей матерью, либо по причине ее болезни и госпитализации, либо по другим обстоятельствам, не позволявшим матерям находиться с детьми. Наиболее распространенными проблемами таких матерей были депрессия, алкоголизм, психоз, и другие "загадочные" болезни из-за которых они казались детям далекими и недоступными. Большинство девочек - жертв сексуального насилия - пережили дистанцированность и отвержение со стороны своих матерей и ясно помнят их безразличие к попыткам рассказать о происходящем или произошедшем инцесте. Второй (после наличия отчима вместо отца) фактор риска - переживания матерями чувства вины во время обсуждения сексуальных проблем. Многие авторы отмечают, что матери зачастую отрицают то, что им известен факт насилия, даже если, доподлинно известно, что они об этом знают. Многие дочери верили, что их матерям известно или должно быть известно об инцесте, и с чувством горечи воспринимали невмешательство матери. Вместе с тем, только меньшинство опрошенных дочерей действительно рассказали своим матерям или кому-либо еще о факте инцеста, а большинство из тех, кто сделал это, было разочаровано реакцией матери. Они считали также, что отцам не хватает внимания и ласки; они берегли эти "особые отношения" со своим отцом, отчасти, чтобы задеть за живое мать, отчасти чтобы сохранить нечто, заменявшее им материнскую заботу.
Последствия таких сложных отношений матери и дочери могут быть очень серьезными, а именно: в будущем у дочери может нарушиться способность строить нормальные взаимоотношения в своей собственной семье. Согласно исследованиям Цая и Вагнера (1978), из 50 женщин, переживших сексуальное насилие, 31 женщина, которая подверглась этому со стороны своего отца или отчима, обвиняла мать в случившемся не меньше, чем она обвиняла самого насильника. Нарушение роли матери как характерный аспект инцестуозной семьи влечет за собой серьезные изменения в восприятии дочерью себя как будущей женщины и матери. Она внушает себе, что женщинам присущи враждебность и конкуренция, что им не доверяют и что мужчины, требовательные и неустойчивые в своих эмоциональных привязанностях, выбирая ее как сексуальную партнершу, придают ценность ее существованию. Перечислим некоторые последствия самого инцестуозного контакта:
- у женщин, подвергшихся инцесту в детстве, дочери чаще подвергаются инцесту;
- если дочь остается в семье, то существует опасность повторения инцеста с ней и/или, не исключено, с ее детьми;
- если же она покидает инцестуозную семью, она рискует стать жертвой первого насильника, который попадется на ее пути, поставив знак равенства между сексуальными отношениями и эмоциональной привязанностью.
Таким образом, учитывая сказанное выше, мы можем видеть, что инцест - это чрезвычайно сложная социальная проблема со многими составляющими. Перечисленные выше теории и факты дают не только более глубокое понимание взаимосвязанных причин инцеста, но и намечают пути активного и компетентного вмешательства, предупреждения и реабилитации.
Факт сексуального насилия оказывает на детей и подростков различное влияние: от незначительного до очень серьезного. Для выявления его специфики необходимо провести психодиагностическое обследование жертвы и на основе его результатов проводить реабилитационную работу.

2. СТРЕССОВЫЕ НАРУШЕНИЯ У ДЕТЕЙ-ЖЕРТВ СЕКСУАЛЬНОГО НАСИЛИЯ

Еще в 1896 г. 3. Фрейд, исследуя проявления истерии у женщин, высказал предположение, что причиной этого явления мог быть ранний сексуальный опыт, предшествующий периоду полового созревания. Но только в 80-е годы нашего столетия исследователи проблемы сексуального насилия пришли к выводу: у жертв изнасилования проявляются те же симптомы, что и у людей, переживших сильную травму (участие в военных конфликтах, землетрясения, потерю близких и др.), т.е. для них характерны посттравматические стрессовые нарушения. В первый день совершения изнасилования ребенок может находиться в состоянии шока: он не совсем понимает, где он находится, что с ним происходит, хотя машинально может выполнять все, что от него требуют. Потом ему будет трудно вспомнить, что он делал. Его чувства притуплены, он как бы пребывает во сне. Иногда шоковое состояние продолжается и на следующий день. Через день наступает фаза отрицания. Появляется сильное желание отказаться от ситуации, убедить себя, что это было не со мной. А на 3-4-й день возникает депрессия: не хочется жить, не хочется ничего делать: ходить в школу, учить уроки, общаться с окружающими. Приходится признать: то, что произошло, - правда, и никуда от этого не уйти. Период депрессии может длиться до 10 дней, может затянуться и на более длительный срок. Затем его охватывает гнев. Он может быть обращен на насильника, на милицию, на родителей, на других людей, на все общество. Следующий этап - принятие решений. Решения могут быть разные: например, ребенок рассказывает кому-то о том, что с ним произошло, или принимает решение молчать; он обращается к кому-то за помощью или пытается что-то делать, чтобы избавиться от тяжелого состояния. Длительность каждого этапа различна, это зависит как от самого человека, так и от объективной ситуации. У маленьких детей, у которых еще не сформировалось мировоззрение и рефлексия, эти этапы не прослеживаются, но каждый подросток, подвергшийся сексуальному насилию, так или иначе проходит через состояние шока, отрицание ситуации, депрессию, гнев, процесс принятия решений. Иногда период отрицания ситуации сопровождается гневом. Опасно, когда гнев выливается на все и на всех. Его нужно сфокусировать.
Ребенок, пострадавший от сексуального насилия, может длительное время находиться в состоянии посттравматического стресса (ПТС), особенно если он не проходил восстановительного лечения или сеансов психотерапии. Такие дети могут проявлять три типа поведенческой реакции:
1) экспрессивный: ребенок проявляет сильные эмоции, может плакать, кричать, рыдать или смеяться, дрожать, раскачиваться, но главное - он не может контролировать свои эмоции;
2) контролирующий: ребенок пытается сдерживать себя, и внешне его поведение не отличается от обычного или он даже выглядит спокойнее обычного,
3) шоковый: ребенок как бы оглушен, подавлен, трудно понять, что с ним произошло. Эти типы поведенческих реакций могут сменять друг друга.
Признаки ПТС:
- навязчивые воспоминания, образы, мысли. Они могут возникать спонтанно, в любое время дня и ночи, без связи с контекстом травмы. Например, во время школьных уроков, на занятиях перед глазами может возникнуть картина насилия, и ребенок снова окажется в плену негативных переживаний и страхов. Обычно это состояние настолько сильное, что он на какое-то время полностью теряет чувство реальности и не может адекватно отвечать на вопросы и замечания учителей и одноклассников, реагировать на окружающих.
У маленьких детей навязчивые воспоминания можно наблюдать в игровой деятельности. В играх таких детей много повторяющихся компонентов, они вновь и вновь возвращаются к проигранным ситуациям, событиям, сюжетам. Например, 4-летняя девочка, которая подверглась сексуальным посягательствам со стороны сожителя матери, играя в доктора, постоянно прикладывала различный врачебный игрушечный инструментарий к интимным местам кукол. Обычно дети в таких повторяющихся играх выглядят безучастными, не улыбаются, и создается впечатление, что они не получают удовольствия от игры;
- интенсивный психологический дистресс, возникающий при столкновении с чем-то, символизирующим травму.
Воспоминания могут возникать и ассоциативно, когда что-то, напоминающее перенесенную травму, вновь актуализирует переживания. Например, вид человека, внешне похожего на насильника, окружающая обстановка, звуки или запахи, связанные с травмирующим событием, могут вновь его визуализировать, что приводит к тяжелому, устойчивому дистрессу. Прикосновения тоже могут напоминать о перенесенной травме. Шестилетняя девочка в 5 лет была изнасилована собутыльником отца. В первые месяцы пребывания в приюте для детей и подростков она очень привязалась к медсестре, полюбила ее и называла мамой. Но, когда медсестра обнимала и целовала девочку, она сразу цепенела, настораживалась и как бы прислушивалась к своим ощущениям. Только после 5-6 месяцев жизни в приюте она стала более спокойно и адекватно реагировать на прикосновение любимого человека;
- повторяющиеся кошмарные сны о событии.
Подростки часто во сне заново переживают сцены насилия: они вновь и вновь оказываются в той же обстановке, с теми же насильниками, испытывают тот же страх и ужас и просыпаются среди ночи в холодном поту, с криками о помощи. Иногда им снится несколько видоизмененная ситуация травмы: например, насильником становится совсем другой человек, или насилие совершается в каком-то незнакомом месте, или на протяжении всего сна ребенок пытается убежать от преследователя. У маленьких детей сны носят символический характер. Их тоже мучают кошмары, но “героями” являются не реальные люди, которых они боятся, а олицетворяющие их различные образы: вампиры, которые пьют у них кровь, скелеты, злые волки, сказочные персонажи: Баба Яга, Змей Горыныч и др. Им снится, что кто-то их бьет, убивает, пугает. Ночью они часто просыпаются и плачут;
- чувства, как будто то, что происходило во время травмировавших событий, происходит снова в настоящем.
У подростков и у детей младшего школьного возраста могут возникать иллюзии, галлюцинации, особенно в вечернее время или при недостатке освещения. Например, 14-летняя девушка, пострадавшая от группового изнасилования (10 чел.), на протяжении 3 месяцев поздно вечером постоянно “видела” в углу своей комнаты одного из преступников, черты лица которого приобретали уродливый характер, пальцы рук превращались в когти, слышались угрозы с его стороны. Указанные расстройства восприятия вызывали панические реакции бегства, матери с большим трудом удавалось успокоить дочь.
Ощущения повторения ситуации насилия могут усиливаться результате опьянения, а также в первый момент пробуждения ото сна. У маленьких детей такие чувства могут возникать от “соматических воспоминаний”, т.е. возникновение в памяти ощущений в определенных частях тела;
- физиологическая реактивность.
У детей могут быть покраснения кожи, повышенное сердцебиение, гипервентиляция легких (одышка) и другие физиологические реакции на ситуации, актуализирующие психотравму. Например, внезапная рвота как реакция на показанное в телевизионной передаче сексуальное насилие. У детей, жертв насилия, часто бывает энурез;
- стремление избегать всего, что связано с травмой.
Ребенок не желает думать, чувствовать, рассказывать о случившемся, боится бывать в тех местах, которые были связаны с травмой. Например, девочка, подвергшаяся сексуальным развратным действиям в лифте, отказывается пользоваться им. Многие дети, чаще всего младшего школьного возраста, рассказывали, что они просили родителей выбросить одежду, которая была на них во время изнасилования, т.к. она напоминала им о случившемся;
- забывание (амнезия) того, что произошло. Какая-то часть жизни как бы выпадает из памяти;
- существенное снижение интереса к тому, что раньше его занимало; мысли о смерти или попытки самоубийства; депрессивные переживания.
Чем меньше возраст, тем реже возникают депрессивные состояния и суицидальные тенденции. Ребенок может не говорить, что у него плохое настроение, но депрессия проявляется в форме жалоб: “Не хочется кушать, не интересно играть”. Пока у ребенка не сформированы представления о жизни и смерти, попытки суицида не возникают. Поэтому у детей, моложе 6-8 лет, суицидальные тенденции проявляются крайне редко, а у подростков, переживших сексуальное насилие, очень часто возникают мысли о смерти, а иногда возможны попытки самоубийств;
- возникает чувство непохожести на других, отторжения, отстраненности и одиночества. Особенно эти чувства болезненно переживаются подростками, которым в силу их возраста хочется быть похожими на сверстников, ощущать чувство общности, принадлежности к какой-либо группе;
- невозможность переживать удовольствие от жизни, притупление эмоций, неспособность любить или ненавидеть;
- возникает чувство, что нет больше будущего, что ничего хорошего его в жизни больше не ждет; все самое лучшее осталось в раннем детстве.
У детей, пострадавших от сексуального насилия, проявляются типичные для них симптомы:
Наличие страхов. Их может быть много, и часто они имеют сильную степень выраженности. Некоторые дети не в состоянии находиться одни в комнате, боятся темноты, взрослых людей, даже тех, кого знают, боятся идти по улице и многое другое.
Повышенная возбудимость или чрезмерная бдительность. Так, дети становятся гиперактивными, они не могут усидеть на месте, постоянно ерзают, проявляют беспокойство. Но может возникать и повышенная бдительность, когда ребенок постоянно проверяет, находятся ли его вещи на месте, закрыл ли он квартиру и др.
Регресс в поведении. Ребенок разучивается или не желает делать то, что он ранее усвоил или привык делать, словно он совсем маленький. Например, младший школьник начинает сосать палец или бессвязно говорить, подросток - играть в куклы.
Агрессивность по отношению к другим. У детей бывают резкие вспышки раздражения, они не контролируют себя, дерутся, жестоко обращаются с животными, проявляют сильный гнев или ярость. Например, ломая куклы, они вырывают у них язык, глаза, руки, ноги. Замечено, что у мальчиков и девочек обычно разные реакции: мальчики чаще агрессивны по отношению к другим, а девочки постарше могут проявлять агрессию против себя.
Низкий уровень самооценки. Дети, пострадавшие от сексуального насилия, испытывают чувство беспомощности, вины, неверия в свои силы и, как правило, плохо к себе относятся: “Я сама виновата, я плохая”; “Я - грязная, и со мной теперь никто не захочет дружить, только если из плохих компаний”. Большинство из них ожидают, что теперь к ним будут относиться как к проституткам.
Склонность к самодиструктивному поведению. Занимаясь самоистязанием, причиняя себе вред, физическую боль, ребенок как бы помогает себе вернуться в реальную жизнь, так как в своих мыслях и чувствах он постоянно пребывает в пережитой травмирующей ситуации. Переносить физическую боль ему легче, чем испытывать боль душевную. Кроме того, они считают себя плохими и добровольно наказывают себя.
Нарушение доверия к окружающим людям. У детей постоянно присутствует ощущение опасности. Они боятся взрослых, причем не только мужчин, от которых чаще исходит насилие, но и женщин, их пугают новые жизненные ситуации.
Диссоциация. Это - экстремальная форма адаптации ребенка. Он как бы отделяет себя от тела и погружается в свои мысли, достигая ощущения эмоционального безразличия к миру. Такое состояние может находить на ребенка внезапно, даже во время игры, если кто-то его обидел или что-то напомнило ему травмирующее событие. Состояние выключенности бывает очень кратковременным, но если ребенок не найдет других, более конструктивных способов адаптации и будет часто практиковать подобный защитный механизм, то это может привести к раздвоению личности, к множественности личности, что происходит, правда, довольно редко.
Неконтролируемая сексуальность или отвращение к сексу. У ребенка, пострадавшего от сексуального насилия, может существенным образом измениться его дальнейшее психосексуальное развитие. Оно может привести его к крайним формам: от отвращения и страха близких, интимных, отношений до постоянной потребности в сексуальных контактах.
Психологические последствия сексуального насилия могут быть ближайшими или отдаленными. Посттравматические стрессовые нарушения проявляются у ребенка сразу же после травмы, в острой форме - от 1 до 3 месяцев; в хронической форме - если они имеют место свыше 3 месяцев. Отдаленные психологические последствия сказываются на протяжении всей дальнейшей жизни ребенка и могут негативно проявляться в различных сферах его жизнедеятельности.
Содержание и структура симптомокомплекса ближайших и отдаленных психологических последствий сексуального насилия зависит от многих факторов, в том числе от возраста ребенка, от того, кто является насильником: родители, знакомый ребенку человек или незнакомый; групповое это насилие или нет; развратные действия и изнасилования совершались на протяжении длительного времени или только один раз; сопровождалось ли сексуальное насилие физическим или эмоциональным насилием; угрозами, шантажом и т.д.
Известный американский исследователь проблемы жестокого обращения с детьми, доктор психологии Д. Финкельхор в своей работе “Влияние травмогенных динамик при сексуальном насилии” выделяет 4 вида таких динамик:
1) травматическая сексуализация;
2) стигматизация;
3) измена (предательство);
4) беспомощность.
Психологическими проявлениями травматической сексуализации могут выступать: преувеличение значения сексуальных аспектов; затруднения с половой идентификацией; проблемы с сексуальными нормами; затруднения с различением сексуальной любви и любви как заботы; отрицательные ассоциации в связи с сексуальной активностью и сексуальным возбуждением; отвращение к интимным сексуальным отношениям.
Психологическое воздействие динамики стигматизации: снижение самооценки; чувство отличия от других; чувство вины, стыда.
Психологические проявления динамики измены (предательства): печаль, депрессия, чрезмерная зависимость, нарушение способности оценивать надежность других; подозрения в отношении других людей, особенно мужчин; гнев, враждебность.
Для травмогенной динамики “беспомощность” характерны: беспокойство, страх; ощущение утери силы; восприятие себя как жертвы; потребность контролировать; идентификация себя с насильником.

3. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ РАБОТА С ДЕТЬМИ, ПЕРЕЖИВШИМИ СЕКСУАЛЬНОЕ НАСИЛИЕ

Д. Финкельхор считает, что у каждого ребенка, пострадавшего от сексуального насилия, имеется своя иерархия этих травмогенных динамик, поэтому важно установить, какая из них наиболее выражена, и с учетом этого организовывать и проводить терапевтическую работу с ребенком.
Каждый практикующий психолог и психотерапевт использует привычные для него и отработанные в своей практике методы работы. Мы предлагаем примерную программу и сценарий индивидуальной психологической работы с детьми младшего школьного и подросткового возраста, пережившими сексуальное насилие. Данный вариант разработан американскими специалистами Марианной Селам, Эин Хзззард, Мэри Симонс, Кэрол. Программа состоит из 8 занятий.
Цели 1-2 занятий:
Создать атмосферу доверия подростка к психологу и предстоящим
занятиям.
Помочь ребенку раскрыть свои мысли и чувства, связанные с насилием.
Снизить тревожность подростка, ослабить его самопорицание, повысить самооценку.
1 -е занятие
На первом занятии психолог стремится расположить ребенка к себе, снять у него напряжение, вызванное ожиданием неизвестного. Для этого используется любой прием, любая отвлеченная деятельность, позволяющая ребенку проявить себя, а терапевту поддержать, похвалить его. Можно предложить ему нарисовать то, что он любит, сложить из бумаги какую-нибудь фигуру, можно поработать с тестом Люшера. При этом психолог подчеркивает, что он покажет сделанное ребенком только с его разрешения. Последнее утверждение очень важно в терапии изнасилованных детей. Когда какой-либо человек физической силой или угрозами овладел его телом, ребенку становится трудно оказывать сопротивление и в других жизненных ситуациях. Он как бы утрачивает способность к самозащите своей личностной суверенности. Ему нужно помогать восстанавливать эту способность. Иначе он потом может снова попасть в ситуацию, когда объективно мог бы сопротивляться насилию, но у него не хватает внутренней силы для этого. Надо помогать ему осознавать свое право на личностный суверенитет.
На этом этапе полезно задавать подростку вопросы, позволяющие психологу лучше его узнать: Любишь ли ты рисовать? Делать какие- либо вещи? Кто тебя этому научил? и т.д.
Важно дать ребенку представление о его уникальности, личностной ценности, а также общности его со сверстниками. Например, сказать, что у ребенка очень интересное имя, фамилия, или что он замечательно рисует. У всех детей, переживших сексуальное насилие, возникает чувство непохожести на своих сверстников, с которыми таких вещей не происходило. И чтобы вернуть им чувство уверенности в общении со сверстниками, им надо постоянно подчеркивать их сходство с детьми этого возраста. Например, сказать: “О, ты любишь фиолетовый цвет. Большинство девочек и мальчиков твоего возраста тоже любят этот цвет”.
Второй этап занятия посвящается обсуждению истории, связанной с насилием (20-30 минут). На этом этапе решаются следующие задачи: помочь ребенку актуализировать чувства, связанные с насилием, и вынести их наружу;
способствовать преодолению болезненного чувства непохожести на других детей и восстановить уверенность в обратном.
К этому занятию психолог готовит описание двух историй о насилии над девочкой или мальчиком. Одна история касается ребенка, который неоднократно подвергался сексуальным домогательствам со стороны знакомых людей (отца, отчима, родственников и знакомых). Другая история связана с ребенком (девочкой, мальчиком), который однажды был изнасилован незнакомым или малознакомым человеком с использованием физической силы. Зачитывать следует ту историю, которая больше подходит к реальной ситуации ребенка. В тексте рассказа будут неоднократно появляться вопросы, на которые, желательно, чтобы ребенок дал ответ.
Этот прием используется потому, что иногда затруднительно начинать терапевтическую работу с разбора собственной истории изнасилованного ребенка, особенно это касается детей младшего школьного возраста. Прикасаясь к истории сверстника, ребенок опосредованно выносит наружу те переживания, которые терзают его самого.
2-е занятие
Во время второй встречи можно попросить ребенка нарисовать картину насилия. Это не обязательно должна быть копия события. Пусть ребенок представит насилие так, как он захочет и сможет. Если насилие совершалось неоднократно, лучше изобразить последнее событие или наиболее неприятное для него. А потом поговорить на тему рисунка, пытаясь выяснить: Как воздействовал насильник? Подкупал? Угрожал? Что он говорил? Пыталась ли жертва сопротивляться? Что для ребенка было самым неприятным? Почему ребенку тяжело об этом рассказывать? Некоторым детям очень трудно рассказывать о насилии, поэтому не обязательно строго придерживаться предлагаемого плана занятий. Это ориентир, который в соответствии с ситуацией может быть подвергнут корректировке.
Еще одна методика: Деление круга на части (15-20 мин.).
Ребенку предлагается раскрасить круг, чтобы показать, что он думает о том что с ним случилось. Задание дается так: “Раздели круг на части - одну часть ты можешь оставить для себя, другую - для человека который совершил насилие, остальные части можешь отдать тем людям, которые, как ты думаешь, отвечают за то, что с тобой произошло. Делай эти части большими или маленькими, какими ты захочешь: чем больше человек виноват в случившемся, тем больше ему достается часть. Каждую часть круга раскрась цветом, каким захочешь”.
Большинство детей считают, что они сами виноваты в случившемся. Они могут сами объяснить, в чем они виноваты, как правило, много причин для объяснения находится у подростков, а детям младшего школьного возраста лучше предложить список возможных причин для самообвинения и попросить их выбрать из этого списка 3 наиболее подходящие для его ситуации. (Это могут быть такие утверждения: “Потому что я не сопротивлялась”, “Потому что мне хотелось чтобы этот человек любил меня” и т.д.). После того, как ребенок выбрал 3 основных аргумента для самобичевания, вы можете осторожно обсудить эти аргументы и предложить другие альтернативные варианты объяснения для ребенка ситуации насилия.
3-4-е занятие
Цели:
Дать возможность ребенку говорить об отношении к насильнику.
Обсудить с ребенком проблему нарушения доверия к другим людям.
Помочь понять каким людям можно доверять, а каким нет.
Для решения этих задач можно использовать метод обсуждения “Обсуждение спорных вопросов” (15-20 минут).
5-б-е занятие
Цели:
Дать ребенку общую информацию о сексуальных отношениях, о любви.
Помочь ребенку понять разницу между сексуальными отношениями по взаимному согласию и сексуальному насилию.
Помочь ребенку понять, почему некоторые люди совершают насилие по отношению к детям.
7-8-е занятие
Цели:
Помочь ребенку понять, что какие-то определенные вещи могут напоминать ему о насилии, вызывать страх, и научить его преодолевать негативные чувства, вызываемые этими воспоминаниями.
Показать ребенку, как он может противостоять насилию.
Помочь детям меньше чувствовать себя одинокими в их беде.
Показать детям, что в их личностном развитии есть прогресс.

В практической работе с детьми по преодолению негативных последствий сексуального насилия можно не придерживаться строго этой схемы, используя и другие известные психотерапевтические подходы. Однако многое из этой программы будет полезным для оказания психологической помощи детям, жертвам насилия как для психологов, так и для родителей этих детей.
Главное, во всех случаях суметь правильно определить реальное психическое состояние ребенка и помнить, что ему можно и нужно помочь.

Вернуться в «Полезные материалы для переживших насилие»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость