Об отношении к врагам

Здесь хранятся материалы, использовав, прочитав и поняв которые, можно помочь себе пережить последствия трагедии.
Соната
Сообщения: 41
Зарегистрирован: 26 май 2010, 18:34
Цель пребывания на форуме: Специалист

Об отношении к врагам

Сообщение Соната » 02 окт 2010, 01:13

О. РАФАИЛ /КАРЕЛИН/
О ЛЮБВИ К ВРАГАМ

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!
Братия и сестры! Каждое слово Святого Евангелия – это небесный луч, озаряющий нашу жизнь…Господь сказал: любите врагов ваших (Мф. 5, 44; Лк. 6, 27, 35). Эти слова – самое сердце жизни христианской. Если сердце бьется, то человек жив, остановилось сердце, и уже нет человека, он превратился в труп. Некоторое время труп еще может сохранять сходство с живым человеком, но затем он начинает тлеть и разлагаться.
Так и христианство без заповеди о любви к врагам превращается в труп. Труп в гробу можно украсить цветами, одеть в нарядные одежды, но все равно жизни в нем нет.
Братия и сестры! Любовь к врагам – это ключ к пониманию тайны христианства. Это свет, озаряющий самые глубины Евангелия. Любовь к врагам – это дверь во Святая Святых христианской Церкви.
Господь сказал, что на двух заповедях – любви к Богу и любви к человеку утверждается весь Закон и все пророки (Мф. 22, 40). А в новой заповеди – любви к врагам – заключается дух Нового Завета. В этих словах как бы сконцентрирована нравственная сила Евангелия. Любовь к врагам, как и Крест Господень, казалась миру безумием – миру, поклоняющемуся своим идолам и кумирам.
Идолы существуют разные, идолопоклонство бывает явным, а бывает и тайным, невидимым. Есть идолы ужасные – это идолы страстей, идолы, перед которыми проливалась человеческая кровь, но, братия и сестры, есть еще и другие идолы. Эти идолы имеют благообразный вид; я бы даже больше сказал, – это те деяния и «добродетели» человеческие, земные, которые занимают в сердце место Бога. Так, например, наука становится идолом для тех, кто верит, что она разрешит все вопросы жизни, принесет человеку полное счастье. Для древних фарисеев кумиром была сама иудейская нация, ее обычаи, язык и история. Для некоторых особо поэтических натур кумиром и идолом становится красота окружающего мира, красота природы, которой они поклоняются как Богу. Поэтому, братия и сестры, есть тайное идолопоклонство, когда земные ценности, временные и условные, поставляются на степень Вечного и Божественного. Но эти рукотворные идолы не могут дать человеку истинной любви, они охлаждают его сердце, оземляют его душу, и такой человек не может, не способен любить своих врагов.
Многие не понимали и не понимают эту заповедь и думают: «как же, ведь если любить врагов, то, значит, не надо бороться против несправедливости и зла? Но тогда враги поглотят и уничтожат нас». Нет, братия и сестры, кто любит врагов своих, тот храним особой благодатью Божией. Но любить врагов – это вовсе не значит любить их злые дела, грехи и преступления. Мы можем бороться со злом, но в то же время любить совершающего это зло человека, и в нем, как и в каждом человеке, видеть сияющий образ Божий, видеть бесценный алмаз, хотя и брошенный в грязь и пыль.
Некогда Албанскую Церковь, теперь уже несуществующую, возглавлял католикос Григориос. Посвятили его в архиереи в юности, когда ему было только семнадцать лет. Это был муж святой жизни, обративший Каспийскую Албанию (теперешний Азербайджан) в христианство. Когда ему было двадцать три года, страна его подверглась нашествию гуннов. Он, придя к их царю-правителю, стал проповедовать ему Евангелие. Гуннский царь слушал внимательно, казалось, что он готов был разрешить Григориосу проповедовать среди гуннов и был даже сам близок к принятию этого учения. Но, когда Григориос стал говорить о любви к врагам, то гуннские полководцы закричали: «Царь, разве ты не видишь, что он лазутчик, который пришел погубить нас? Если мы будем любить своих врагов, то должны бросить мечи, выйти к ним безоружными, и тогда враги уничтожат всех нас. Не видишь ли, в какие сети он завлекает тебя?»
Тогда царь гуннов велел привязать Григориоса к дикой лошади и выпустить ее в поле... Мощи святого были погребены в Азербайджане (Албании), в местечке Марас, где до сих пор стоит старинный христианский храм – гробница албанских католикосов.
Некоторые понимают величие заповеди о любви к врагам и говорят: «Эта заповедь прекрасна, но разве в моих силах исполнить ее? Эта заповедь подобна вершине горы, покрытой вечным снегом. Эта вершина сияет на солнце кристаллами льдин, она похожа на окруженный облаками огромный корабль, который плывет в небе, распустив белые паруса, или утесу, вздымающемуся из моря. Мы видим, как красива вершина, представляем, какой чудный вид должен открываться с нее, однако разве можем мы до нее дойти? Ведь скалы отвесны, внизу пропасти разверзают свои черные провалы, дойти могут только лишь немногие, а мы останемся далеко внизу. Так неужели, если мы не можем любить наших врагов, не можем исполнить эту заповедь, то все мы погибнем? Зачем же тогда нам дана была жизнь?»
Братия и сестры, помните, что Евангельские заповеди в одно и то же время трудны и легки. Легки потому, что душа наша по природе христианка, легки потому, что в нас заложена не только способность, но и потребность любить друг друга, а тяжелы потому, что нашей гордыне свойственно ненавидеть. Смирение – это орлиные крылья, которые могут вознести душу на вершину любви. Но гордость наша – страшные цепи, которые сковали нас духовно, это могильная плита, которая давит на наше сердце.
Братия и сестры! Как же нам исполнить заповедь о любви к врагам? Мы должны стяжать те добродетели, которые приводят человека к любви. Мы должны молиться о том, чтобы Господь даровал нам любовь к врагам – это благодатное состояние, этот дар Духа Святого, который дается достойным и приготовленным к тому людям. Святые Отцы говорят, что к любви ведут три добродетели: смирение, милосердие и воздержание.
Первая степень смирения – это видеть свои грехи, бесчисленные, как песок морской. Однажды патриарх Феофил посетил подвижников Нитрийской горы, где располагались многие монастыри и обители, и спросил самого старого монаха-игумена: «Что ты нашел лучшего на духовном пути?» И тот ответил: «Самое лучшее – это всегда и во всем обвинять и укорять только самого себя!» Феофил сказал: «Это не только лучший путь, это единственный путь к Богу!»
Вторая степень – неосуждение и любовь к послушанию. Преподобный Антоний, величайший из монахов, советовался в нужных случаях со своими учениками и голос их принимал как голос Божий.
Следующая степень смирения – это благодарить Господа за все скорби и радоваться оскорблениям так, как мирские люди радуются славе и почету.
Вторая добродетель, ведущая к любви – милосердие. Милосердие порой вознаграждается здесь, на земле, но гораздо важнее то, что тайная милость к ближнему превращается в любовь к Богу, любовь к людям и в любовь к своим врагам. Ибо, братия и сестры, самая высшая милость – это милость тайная, сокровенная.
Затем – воздержание. Святые Отцы говорят, что у невоздержанного плоть как бы поглощает дух. Душа у этого человека делается дебелой, грубой, неспособной к духовным переживаниям. Она становится подобной плоти и земле.
Кроме того, когда в сердце нашем кипит ненависть и злоба к человеку, мы должны вспоминать о том, что все мы смертны. Настанет час, когда и мы, и враг наш будем лежать вместе, в одной земле. И тогда язык его, которым он говорил злые, оскорбительные для нас слова, этот язык будут есть черви. Мозг его превратится в сукровицу, вытечет из ноздрей и ушей. Рот его будет наполнен землею. Рука его, которая, быть может, когда-то поднималась на нас, ляжет в земле неподвижно, как камень. Глаза, которые смотрели на нас высокомерно и гордо, эти глаза погаснут и вытекут из глазниц. А души наши будут стоять рядом перед Престолом Божиим в трепете, ожидая Суда...
Братия и сестры, как бы ни был враг ненавистен для нас, но мы не захотели бы, чтобы он был брошен в костер, горел бы живым в огне. А если мы будем видеть под собой зияющую пропасть страшного ада, то мы будем готовы простить тысячи и тысячи обид человеку, только бы он не попал в ту страшную геенну, которой дрожит и трепещет сам демон.
Итак, помните о часе смертном, помните, что здесь все преходяще и ничтожно. Когда злоба кипит в вашем сердце, вспомните, что и враг ваш – это тоже образ и подобие Божие. Как отнять у него образ Божий, Его вечную, сияющую красоту? Уважайте же и в нем, хотя бы он был последним преступником, образ Божий. Помните затем, что у каждого человека есть Ангел-хранитель, и если вы прощаете врагу своему, радуется его Ангел, молится за вас, и вместе с ним молится за вас все Воинство Небесное.
Есть в Апокалипсисе такие слова: Она (женщина) имела во чреве, и кричала от болей и мук рождения (Апок. 12, 2). Некоторые из толковников говорят, что это Божия Матерь, а муки ее – те муки, которые Она испытала при Кресте вместо мук рождения. Но есть еще и другое толкование, что «женщина, имеющая во чреве» – это Святая Церковь, «младенец» – это каждый христианин, и она рождает его к духовной жизни в страшных муках, страдая о каждом его грехе.
Да, действительно, Церковь, как мать, страдает от наших грехов, от нашей вражды друг ко другу, к ее любимым чадам, и радуется нашему спасению. Братия и сестры, помните также, что каждый человек – великая тайна, и во враге нашем есть то добро, которого мы не видим. Далее, когда в сердце вашем, как змея, сокрыта неприязнь, злоба, жажда мщения, то вспомните: когда вы прощаете человека, то и Господь прощает вас. Вспомните еще и о том, что враги – первые наши благодетели. Ведь укоряя, оскорбляя, обижая нас, они вычищают гной из наших язв и ран. Если б мы знали это, то были бы врагам благодарны больше, нежели друзьям.
Нужно молиться о своих врагах. Преподобный Нил Синайский говорит: «Перед каждой молитвой сначала от сердца помолись об обидевших тебя, а затем проси, чего хочешь, у Бога. Бог услышит тебя!»
А самое главное, помните о любви Иисуса Христа к человеку. Св. Иоанн Златоуст говорит: «Господь любит человека больше, чем весь видимый мир!» Представьте небо и землю, представьте красоту земли: ковер цветов и трав, ручьи и горные реки, представьте золото солнца, звезды, которые сияют, как небесные лампады. Братия и сестры, и весь мир перед Богом ничтожен в сравнении с одной душой человека! Поэтому душа вашего врага ценнее, чем весь видимый мир! Еще помните, что Господь, по словам Иоанна Златоуста, одну человеческую душу любит так же, как и все человечество в целом.
Значит, Господь любит вашего врага с такой же силой, с какой Он любит все человечество, включая праведных и святых.
Помните, что Господь пришел на землю и распялся за каждого человека, значит, Он пришел и распялся и за вашего врага. И ужаснитесь этой силе любви Божией и нашей низости, по которой мы человека – образ и подобие Божие, считаем врагом своим и готовы посылать ему тысячи проклятий!
Братия и сестры, слово «прости» – это великая тайна. Когда мы прощаем человека, то чувствуем в душе мир и счастье. Большего счастья нет на земле, чем простить своего обидчика. И чем нанесенная нам обида была несправедливее и чем более она жестока, и чем наше прощение искреннее и глубже, тем выше и светлее эта радость!
Братия и сестры! Бога не вмещают небо и земля, но вмещает Его малое человеческое сердце. Если мы любим наших врагов, то сердце наше становится храмом и в нем обитает Господь. Если мы исключаем из любви своей хотя бы одного человека, то Господь покидает нас, а с Ним – и радость и свет!
Аминь.

СХИИГУМЕН САВВА /ОСТАПЕНКО/
ДУХОВНЫЕ ДРУЗЬЯ

Богу уподобляется тот, кто прощает обиды ближнему. Перенесшие без ропота обиды по смерти причитываются к лику мучеников и становятся настолько близки к Богу, что молитвы их могут спасти даже и своих оскорбителей.
Кто злодея помянет добром, тот великий человек пред Богом.
Терпи обиды, неприятности, несправедливости, не дерзай по гордости винить в них своего ближнего. Поверь, вина лежит не на нем, а на тебе: Господь желает очистить грехи твои, вот и посылает тебе как бы незаслуженную скорбь и обиду. Но опять напоминаю тебе: она заслужена тобою, твоими грехами разными прежними, и приими скорбь с радостью, как лекарство от Самого Господа, а обидчика считай небесным другом, целителем твоей души; тогда никакая обида не потревожит тебя, а только будет звать тебя к покаянию, смирению, терпению и увеличивать здравие твоей души и делать тебя любезным Богу.
Если грехов у тебя мало, а обид много, то опять не беспокойся: за все получишь богатые возмездия от Бога. Сказано: «Блажени есте, егда поносят вам и ижденут и рекут всяк зол глагол на вы лжуще, Мене ради; радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небесех» (Мф. 5, 11–12).
Обиды, несправедливо претерпеваемые нами от кого бы то ни было, Бог вменяет нам или в отпущение грехов, или в награду.
Будь покоен за обидчика, и над ним есть строгий Судия — Господь, Который будет судить и его и тебя нелицемерно. Но ты не радуйся, если обидчик впадает в беду, все же он твой целитель был, допущенный или прямо посланный Богом. Осуждая его или злорадствуя о его беде, ты сам становишься другом демонов, поэтому по истине поступишь, если о всех будешь иметь только доброе, за всех молиться и всем благотворить, особенно обидчикам: они твои целители и духовные друзья.
Но скажешь: «Как стерпеть, когда близкий обижает, поступает несправедливо?» Хорошо, а ты не оскорбляешь сам ежеминутно Бога? Не хулишь Его всесвятое имя своими беззакониями всяческими и маловерием? А Он, вместо казни, тебя щадит, о тебе заботится и необходимое посылает тебе в жизни, а за покаяние поставляет тебя в число Своих друзей; разве не должен потому и ты прощать ближнему от всего сердца все обиды? Если не прощаешь, и тебе Господь не простит.
Часто за одно приветствие ближнему душа чувствует в себе добрую перемену; напротив, за один косой взгляд на ближнего теряется благодать и любовь Божия. Опыт показал, что не надо плохо мыслить о человеке, потому что за это теряешь благодать Святаго Духа.
Для мира душевного надо свою душу приучить, чтобы она любила оскорбившего и молилась за него. Мы страдаем до тех пор, пока не смиримся. Если кто тебя обидел, молись за него Богу, и тогда сохранишь мир в душе.
Не на ум рассчитывай и не на здоровье, а на благодать. Потеря благодати страшнее всех потерь; нет бедственнее состояния человека, потерявшего благодать. Весьма немногие возвращали ее великими подвигами. Надо иметь непрестанную бдительность, чтобы сохранить ее.


«И ОСТАВИ НАМ ДОЛГИ НАША, ЯКОЖЕ И МЫ ОСТАВЛЯЕМ ДОЛЖНИКОМ НАШИМ»

Любвеобильный Отец Небесный прощает нам все исповеданные грехи наши, ошибки жизненные, беззакония — при условии, если и мы будем с любовию относиться ко всем людям, если и мы искренне простим всем и все, если не будем иметь ни на кого не только злобы, обиды, но и огорчения. Произнося эти слова молитвы Господней, душа наполняется благоговейной благодарностью к Богу за Его всепрощение и любовь к нам, грешным, и за то, что Своею благодатию помогает и нам оставлять все нашим обидчикам, прощать всем должникам нашим и любить их.


Н.Е. ПЕСТОВ
(1892-1978)
Замечательный подвижник благочестия, глубокий религиозный мыслитель, православный писатель. Николай Евграфович написал фундаментальный духовный труд «Современная практика православного благочестия», который является уникальной сокровищницей практического духовного опыта. На страницах этой книги содержится четкое изложение догматических истин Православия, практические рекомендации по составлению личного молитвенного правила, описание искушения человека падшими духами, раскрытие христианского взгляда на болезнь, обстоятельные советы по устроению жизни православной семьи и духовному воспитанию детей, а также освещение многих других аспектов христианского делания. Святейший патриарх Пимен благословил Николая Евграфовича и благодарил его за труды, о которых много слышал.

***

…Если брат твой нанесет тебе оскорбление, и ты в эту минуту примешь на него гневный помысл, или осудишь его, или возненавидишь, то почувствуешь, что благодать ушла и мир пропал.
Для мира душевного нужно душу свою приучить, чтобы она любила оскорбившего и сразу молилась за него. Не может душа иметь мира, если не будет всеми силами просить у Господа дара – любить всех людей. Господь сказал: «Любите врагов ваших» - и если не будете любить врагов, то и мира в душе не будет.
Необходимо надо стяжевать послушание, смирение и любовь, а то все наши большие подвиги и бдения пропадут даром.
Умиренный духом христианин все находит в мире целесообразным и нужным, во всем видит благость Промысла Божия, он в мире с Богом, со всеми людьми, своей совестью – он в мире со всем миром. Более того, при достижении мира и «устроении тихом», по словам прп. Варсонофия Великого – «в христианине почивает Бог».

БЛАГОСТЬ И ЛЮБОВЬ К ВРАГАМ

«Плод же духа – любовь, благость и милосердие» (Галл. 5, 22).
«Любите врагов ваших» (Мф. 5, 44).
«Люби грешника, но ненавидь дела его» (Прп. Исаак Сирин).

Среди плодов Святого Духа Апостол Павел упоминает также о «благости» (Галл. 5, 22). Господь говорит: «Никто не благ, как только один Бог» (Мф. 19, 17).
Но Господь говорил также: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5, 48), и христианину заповедано отображать в своем сердце и эту высшую добродетель «благости» (Гал. 5, 22).
Благость есть неизменно благое расположение сердца ко всем близким и дальним, своим и чужим, добрым и злым, друзьям и врагам.
Это есть исполнение заповеди Господа «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Мф. 5, 44).
Здесь может встать естественный вопрос – как можно среди врагов любить и тех, кто, например, занимается убийствами и оскорбляет и попирает то, что для нас свято, кощунствует, истязает детей, совращает ко греху невинных, обманывает и губит девушек и т.д.
Прежде чем ответить на этот вопрос, надо указать на бедность нашего лексикона – крайнюю ограниченность нашего языка. Для бесконечной гаммы взаимных чувств между людьми у нас в распоряжении имеется всего несколько слов.
Что же касается «любви», то это слово вмещает много понятий и нам необходимо всегда уточнять это слово добавлением эпитетов к нему: семейная, родственная любовь, любовь брачная (супругов), любовь друзей, и, наконец, совсем особая Христова любовь.
Часто слово «любовь» ставят и там, где надо было бы употребить слово «пристрастие», например: пристрастие к разным вещам, животным, развлечениям, искусству, науке и т.д.
Что же касается «Христовой любви», то и в ней имеется много оттенков. Естественно, что у христианина будут самые различные чувства к благочестивому брату во Христе и какому-либо лицу, кощунственно относящемуся к религии. И это вполне законно.
И у Христа было различное отношение к людям: был ближайший к Нему апостол любви – Иоанн, «которого любил Иисус», и который «возлежал у груди Иисуса» (Ин. 13, 23), были затем два других наиболее близких ученика – Петр и Иаков, затем были еще 9 близких апостолов и наконец еще 70 апостолов (Лк. 10, 1). Конечно, Господь имел к ним иные чувства, чем к тем гордым лицемерным фарисеям, на которых Он смотрел «с гневом» (Мк. 3, 5).
Итак, повторяем, различие чувств к окружающим законно для христианина. Об этом говорит и Сам Христос из Евангелия: «Если же (брат твой) и Церкви не послушает, то да будет он тебе как язычник и мытарь» (мФ. 18, 17).
С язычниками же евреям не полагалось сближаться, а мытарей (сборщиков податей) все чуждались за их нечестность и корыстолюбие.
Возвращаясь к тексту Евангелия – «Любите врагов ваших», - можно из дальнейших слов Господа найти указание – в какой форме должна проявляться у нас эта любовь к врагам.
Если это враги «проклинающие нас», то Господь велит нам их «благословить». Это мы, конечно, всегда в силах сделать своими устами. Если враги «ненавидят» нас, то Господь велит им «благотворить». И это всегда в нашей возможности – за зло платить им добром. Если эти враги «обижают» и «гонят» нас, то Господь повелевает нам «молиться за них» (Мф. 5, 44). И это мы также всегда можем делать – пусть с принуждением, но усердно и правильно молиться устами, хотя бы в сердце и не было к ним «любви» в высоком значении этого всеобъемлющего слова. Об этом же говорит и указание ап. Павла: «Если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напои его» (Рим.12, 20).
Праведник и пастырь о. Иоанн Кронштадский так пишет в книге «Моя жизнь во Христе»: «Дивное дело. Душа чувствует при столкновении с неверующим и хладным к Богу человеком отвращение к нему» (стр. 139, т. 2, изд. Ступина, 1894г.).
И это у великого праведника, молитвенника и пастыря. Где же тут любовь, и разве о. Иоанн не знал заповедь Христа о любви к ним? Конечно знал, но у него то чувство к чуждым людям, которое бывает у людей без веры, сопровождается другим чувством, которое он описывает далее и которое надо понимать, как особого вида любовь – «любовь к врагам», по заповеди Христа.
О. Иоанн пишет об этом так: «Дьявол старается обратить это несправедливое нерасположение и негодование в злобу к нему (неверующему). Чтобы не питать злобы и не служить диаволу, надо сказать себе: я нерасположен и хладен к брату за его нерасположение и хладность к Богу, но не питаю в сердце своем ненависти и злобы к нему, ибо терплю его, как свой больной член и хочу врачевать его с кротостию – «не даст ли ему Бог покаяния к познанию истины» (2 Тим. 2, 25).
Если он обратиться к Богу, и я обращусь к нему с сердечной любовью… Впрочем, терпи любовно всякого и смотри более сам на себя: каков ты сам, не хладен ли к Богу и к ближним? Если же так, то незачем бросать камень на брата, когда этот камень надо обратить на себя».
Повторяем, изменить внутри сердца какое-либо чувство не в нашей возможности: это может сделать с нашим сердцем лишь благодать Божия. Но в нашей возможности проявить к любому человеку внешние признаки чувства, в том числе и милосердие. И это не будет лицемерием, а преоборением себя – ради исполнения воли Господней.
Может быть и с таким пояснением о сущности выполнения заповеди «любви к врагам» эта заповедь будет все же казаться трудно исполнимой для тех, чьего сердца не касалось веяние Святого Духа. Но там, где это имеет место и где в сердце зародилась любовь Христова, там эта заповедь легко исполнима!
Об этом так пишет о. Александр Ельчанинов: «Как любить врагов? Мы неуязвимы для зла, когда мы в панцире Духа, когда зло людей до нас дойти не может, когда мы с жалостью и любовью смотрим на причиняющим нам зло. Это так же, как не страшно быть на морозе с запасом тепла внутри, например, после пробега на лыжах.
Однако, не надо смешивать это состояние беззлобия с самодовольной забронированностью от мира.
В очищенном сердце вообще не может жить ненависть или осуждение кого-либо. И тот, кто бережет свое устроение, дорожит сопребыванием Духа Святого, тот должен быть кротким со всеми.
Если он видит вражду к себе или ненависть, то какое еще средство он может употребить для устранения их, как не усиленную молитву за тех, кто относится к нему враждебно? Он прежде всего бережет душу свою, бережет чистоту сердца и это делает невозможным для него иное отношение ко всем людям – без различия – как неизмеримо милосердное и благостное».
Как пишет старец Силуан: «Дух Святой учит любить врагов так, как будет жалеть душа родных детей.
Есть люди, которые желают своим врагам или врагам Церкви погибели в адском огне; так мыслят они потому, что не научились любви Божией от Духа Святого, ибо тот, кто научился, будет проливать слезы за весь мир.
Ты говоришь, как любить врагов, когда они делают зло? Или, как любить тех, кто гонит Церковь святую?
Когда Господь шел в Иерусалим и самаряне не приняли Его, то апостолы Иоанн и Иаков готовы были свести огонь с неба и истребить их за это, - но Господь им милостиво сказал: «Я пришел не губить, а спасти» (Лк. 9, 54-56).
Так и мы должны иметь одну мысль: чтобы все спаслись. Душа жалеет врагов и молится за них, что они заблудились от истины и идут в ад. Это есть любовь к врагам. Когда Иуда задумал предать Господа, то Господь милостиво вразумлял его; так и мы милостиво должны поступать с теми, кто заблуждается и тогда спасемся милосердием Божиим».
Вместе с тем старец Силуан пишет, что «нет большего чуда, как любить грешника в его падении. Любить врагов вне Единого Истинного Бога – невозможно. Но носитель такой любви – причастен вечной жизни, несомненное свидетельство о том имея в душе своей. Он – жилище Духа Святого и Духом Святым знает Отца и Сына, знает подлинным и живоносным знанием, а в Духе Святом он брат и друг Христа, он сын Божий и бог по благодати».
О том, как проверить себя, - имеем ли мы любовь к врагу, так говорит епископ Аркадий Лубенский: «Хочешь знать, есть ли у тебя любовь к врагам – проверь себя. Если ты спокойно встретишь своего обидчика, поклонишься ему, несмотря на то, что он гневается на тебя; имея над ним власть, не причиняешь ему зла и даже не покажешь ему своей над ним силы: если ты без злости можешь думать о своем враге, искренно молиться о нем, защищать его перед другими – значит, ты познал великую, святую любовь. Что нужно делать, чтобы приобрести такую любовь? Она приобретается:
1. Смирением. Кто считает себя великим грешником, не заслуживающим ни любви, ни уважения, тот ни на кого не будет обижаться, принимая все, как воздаяние за грех.
2. Пониманием того, что у нас есть только враг – диавол, толкающий нас на грех. После него другим врагом является сам человек для себя, соизволением себе на соблазн и грех. Те же люди, которые делают нам так называемое «зло», есть лишь орудия нашего спасения и отсюда наши благодетели…
Умей только пользоваться искушениями, и они вознесут тебя от земли и приблизят к небу».
К словам епископа Аркадия можно добавить такое же указание старца Варсонофия Оптинского:
«Враги наши, желая нам досадить и сделать что-либо злое, делают это по своему нерасположению к нам, но по большей части своим злом пресекают большее зло, которое грозило нам, хотя это последнее зло мы тогда и не знали, и только через много лет, может быть, его поняли. Поэтому они истинно наши благодетели, за которых нам надо молиться».
Как пишет схиархимандрит Софроний про старца Силуана: «Молитву за врагов и за весь мир он ощущал, как вечную жизнь, как Божественное действие в душе человека, как неизведанную благодать и дар Святого Духа»…
«И как бы ни был человек и мудр, и умен, и благообразен, но если он не любит врагов, т.е. всякого сочеловека, Бога он не достиг».
Кого понимал старец Силуан под словом «враги» - характеризует следующая строчка из его записок:
«Господь научил меня любить врагов. Без благодати Божией не можем мы любить врагов, но Дух Святой научает любви, и тогда будет жаль даже и бесов, что они отпали от добра, потеряли смирение и любовь к Богу.
Молю вас, испытайте – если кто вас оскорбляет или бесчестит, или отнимает, что ваше, или гонит Церковь, то молитесь Господу, говоря: «Господи, все мы – создание Твое, пожалей рабов Твоих и обрати их на покаяние» - и тогда ощутимо будешь носить в душе своей благодать. Сначала принудь сердце твое любить врагов, и Господь, видя доброе желание твое, поможет тебе во всем и сам опыт покажет тебе. А кто помышляет злое о врагах, в том нет любви Божией, и не познал он Бога».

Соната
Сообщения: 41
Зарегистрирован: 26 май 2010, 18:34
Цель пребывания на форуме: Специалист

Re: Об отношении к врагам

Сообщение Соната » 02 окт 2010, 01:16

ПРОТОИЕРЕЙ ВАЛЕНТИН /МОРДАСОВ/
(1930-1998)
Мудрый пастырь, духовный отец, опытный наставник и учитель, молитвенник, проповедник и писатель. Для многих он являлся примером истинного святоотеческого благочестия.

О ЛЮБВИ К ВРАГАМ

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа.
Кто есть наши враги? Митрополит Филарет говорит, что есть враги Божии, есть враги Отечества и есть наши личные враги, то есть наши обидчики.
Враги Божии, как разъясняет пророк Давид, - это бесы. Когда мы читаем Псалтырь, под врагами мы разумеем врагов-бесов, то есть злых духов.
Враги Отечества – это те, кто угрожает миру и благополучию в наших домах, кто пришел посягнуть на нашу свободу и нашу жизнь, на нашу землю; это те, от которых мы должны защищать свою страну, свое Отечество. Некоторые сектанты, как, например, пашковцы, считают грехом убивать на войне врагов. Но тогда погибнут наши дети, наши родные и близкие, будут осквернены и разрушены святые храмы, поругана наша вера. Поэтому мы смотрим с восхищением на такого воина, который самоотверженно защищал Родину и получил награду за борьбу с врагами. На тех же, которые убивают неповинных женщин и детей можно смотреть лишь с омерзением. Однако же святые отцы говорят, что необходимо принести покаяние за пролитие всякой крови, хотя бы на это и была необходимость.
Ну и наши личные враги. Оказывается, мы должны их любить, и за их зло по отношению к нам воздавать только добром. Ничем иным зло не погасить, только добро имеет на это силу. Мы должны молиться за врагов, чтобы Господь привел их к покаянию.
Но это не значит, что мы должны с ними дружить. Как может дружить с блудником целомудренный? С пьяницей – человек трезвой жизни? «Всех люби и беги». Не дружбу следует с ними водить, но иметь мир.
Молиться за обидчиков – это дело совершенных. Не так-то легко приучить себя к беззлобию; на это требуется время и труд. Если ты будешь сердиться и злиться, знаешь какую ты принесешь пользу себе? Святые отцы просили, чтобы Господь им послал такого человека, кто бы их обидел, обругал, оскорбил. Эта наука смирения. А как же ты иначе научишься беззлобию, если тебя никто не обидит?
Терпение и смирение – главные христианские добродетели. Многие болящие спрашивают: «Как избавиться от злых духов?».
Ответ такой: «Будь смиренным, и Господь спасет тебя».
Итак, будем всегда смиренными, терпеливыми и будем прощать и молиться за наших обидчиков и врагов – это дело любви, заповеданной нам Спасителем и Господом Иисусом Христом в Святом Евангелии. Аминь».


СВЯТИТЕЛЬ ИОАНН ЗЛАТОУСТ
(347-407)
Святитель Иоанн, архиепископ Константинопольский, обладал редким даром Боговдохновенного слова. Во всем христианском мире гремела его слава как Златоуста (так во всеуслышание назвала его одна простая женщина в храме, в порыве восторга от его слов).
Церковь называет святителя Иоанна Златоуста вместе со святителями Василием Великим и Григорием Богословом Вселенским учителем. Три святителя чтутся как святые учители Церкви, озарившие вселенную светом свого Православного учения. Но и среди них особенно дивен по богатству и разнообразию своих духовных дарований святитель Иоанн, вдохновенное слово которого жгло сердца людей.

О МОЛИТВЕ ЗА ВРАГОВ

Христос показал безмерное Свое человеколюбие, когда распявших и поносивших Его, издевавшихся над Ним Он старался спасти и молился за них. Отче, говорил Он, прости им, ибо не знают, что делают (Лк. 23, 34). Что же? Простил ли им Бог этот грех? Простил тем, которые захотели принести покаяние. Будем же и мы, увещеваю вас, подражать Владыке и молиться за врагов. Видя величие примера, подражайте своему Владыке: Он был распят и молился за распинавших. Но как могу я, скажешь, подражать Владыке? Если захочешь, можешь; если бы это было невозможно, то Он не сказал бы: научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем (Мф. 11, 29); если бы невозможно было бы для человека подражать Ему, то Павел не сказал бы: будьте подражателями мне, как я Христу (1 Кор. 11, 1). Впрочем, если ты не хочешь подражать Владыке, то подражай подобному тебе рабу – говорю о Стефане, который первый открыл двери мученичества; он подражал Владыке. Ибо как Владыка, вися на кресте среди распявших Его, молился за распинателей, так и этот раб, находясь среди побивавших его камнями, когда все бросали и он принимал на себя тучи камней, тогда, не обращая внимания на причиненные ими страдания, говорил: Господи, не вмени им греха сего (Деян. 7,60). Видишь, как Сын беседует и как раб молится. Тот говорит: Отче, прости им грех, ибо не знают, что делают; а этот говорит: Господи, не вмени им греха сего. И чтобы ты знал, что он сделал это нарочито, он не просто молился, не небрежно и не стоя, не преклонив колена, с сокрушением, с великим состраданием. Хочешь ли, я покажу тебе и другого подобного тебе раба, еще более великого, который также произносил молитву за врагов? Послушай блаженного Павла. Сказав, сколько он потерпел, именно: от Иудеев пять раз дано мне было по сорока ударов без одного; три раза меня били палками, однажды камнями, три раза я терпел кораблекрушение (2 Кор. 11, 24-25); исчислив ряд бедствий и козни, которые он терпел от иудеев ежедневно, он же говорит: я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти, то есть Израильтян (Рим. 9, 3). Хочешь ли видеть и других, не только в Новом, но и в Ветхом Завете, когда не получившие заповеди о любви к врагам, а наученные исторгать око за око и зуб за зуб и мстить равномерно обиде, достигали до высоты апостольской. Послушай, что говорит Моисей, в которого иудеи часто бросали камни: прости им грех их, а если нет, то изгладь и меня из книги Твоей, в которую Ты вписал (Исх. 32, 32). Видишь ли, как каждый из праведников предпочитал безопасность других собственному спасению? Ты ни в чем не согрешил – для чего же хочешь разделить с ними их наказание? Я говорит, не чувствую себя благополучным, когда другие страждут. Можно указать еще на другого, который произносил такую же молитву. Я нарочито привожу много примеров, чтобы по крайней мере таким образом мы исправили себя и исторгли из души своей эту тяжкую болезнь, то есть зложелательство врагам. Послушай и блаженного Давида, что говорит он, когда Бог разгневался и послал ангела для наказания народа, когда он видел ангела, показывавшего обнаженный меч и готового нанести удар: я согрешил, я (пастырь) поступил беззаконно; а эти овцы, что сделали они? Пусть же рука Твоя обратится на меня и на дом отца моего (2 Цар. 24, 17). Видишь ли, опять одинаковые действия? Хочешь ли, я укажу тебе и еще на другого, который делал то же? Самуил пророк был так оскорблен, презрен и унижен иудеями, что Бог хотел утешить его. Слушайте со вниманием, увещеваю вас: Бог сказал ему: не тебя они отвергли, но отвергли Меня (1 Цар. 8, 7). Что же сделал сам тот, которого не почитали, унизили, презирали, оскорбили? Послушай, что говорит он: я не допущу себе греха пред Господом, чтобы перестать молиться за вас (1 Цар. 12, 23). Он считал грехом не молиться за врагов. Да не будет со мною, говорит, такого греха, чтобы не молиться за вас. Видишь ли, как каждый из праведников старался подражать Владыке в этом деле? Какое же мы будем иметь оправдание, когда все жившие и в Новом, и в Ветхом Заветах, побуждают нас к молитве за врагов, а мы не будем стараться со всем тщанием исполнять это? Итак, не будем нерадивыми, увещеваю вас. Чем больше примеров, тем больше мы будем наказаны, если не станем подражать им. Гораздо важнее – молиться за врагов, нежели за друзей; не столько приносит нам пользы молитва за друзей, сколько молитва за врагов. Послушай Христа, Который говорит: если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? (Мф. 5, 46). Так, когда мы молимся за друзей, то мы еще не лучше мытарей; а если будем любить врагов и молиться за врагов, то будем подобными Богу, по силам человеческим. Да будете, говорит Он, подобны отцу вашему, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных (Мф. 5, 45). Итак, если и во Владыке и в рабах мы имеем примеры, будем подражать им, станем исполнять эту добродетель, дабы нам удостоиться получить царство Небесное.
Беседа о кресте и разбойнике

О ПРИМИРЕНИИ С ВРАГАМИ

Если и все священные законы одинаково необходимы нам, но более всех тот, который повелевает не иметь ни с кем вражды и не оставаться навсегда во гневе, но тотчас примиряться. Вот почему Бог постоянно внушал так: зла против друг друга не мыслите в сердце вашем (Зах. 7, 10); и: никто из вас да не мыслит в сердце своем зла против ближнего своего (8, 17). Не сказал только: оставь, но: и в уме не имей, и не помышляй, оставь весь гнев, истреби эту болезнь. И что легче, скажи мне, как перестать гневаться не оскорбившего? Разве нужно пускаться в дальний путь, тратить деньги, упрашивать других? Довольно только захотеть, и дело кончено. Не говори мне, что враг сделал такую и такую обиду: если бы он выказал на тебе всю злобу человеческую, и в таком случае Бог повелел простить все. Вот, наперед говорю и объявляю, и громким голосом взываю: никто из имеющих врага да не приступает к Священной Трапезе и не принимает Тела Господня: никто приступающий да не имеет врага! Имеешь врага? Не приступай. Хочешь приступить? Примирись, и тогда приступи и прикоснись к святыне. Впрочем, не я говорю это, но Сам Господь, распятый за нас. Он, чтобы примирить тебя с Отцом Небесным, не отрекся умереть и пролить кровь; а ты, чтобы примириться с подобным тебе рабом, не хочешь и слова сказать и прийти первым. Послушай, что Он говорит: если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя; и не сказал: подожди, пока он придет к тебе; или: переговори с ним чрез кого-либо, или попроси кого другого, но – сам пойди к нему: пойди прежде примирись с братом твоим (Мф. 5, 23-24). Чудное дело! Он не считает для Себя бесчестием, когда оставляют дар – а ты почитаешь унижением первому прийти и примириться? Как же можно это простить? Если увидишь, что у тебя отрублен какой-либо член, не делаешь ли все, чтобы соединить его с телом? Так же поступи и с ближним: когда увидишь, что он отсечен от дружбы твоей, поспеши скорее принять его в свои объятия; не выжидай, чтобы он первый пришел к тебе, но сам устремись получить награду. С одним только повелено нам быть во вражде – с дьяволом, с ним никогда не примиряйся; а к брату никогда не питай в сердце злобы, но, если и случится какое огорчение, пусть будет оно разве до вечера, и далее не продолжается. Солнце, сказано, да не зайдет во гневе вашем (Еф. 4, 26). Если примиришься прежде вечера, получишь от Бога прощение; но если продолжишь свою вражду, то это будет доказательством не увлечения от раздражительности и гнева, но злобы и развращения души, преданной греху. Впрочем, зло не в том только, что ты сам себя лишаешь прощения, но и в том, что и прекращение вражды становится более затруднительным. Прошел один день, стыд уже стал больше; проходит и другой день, стыд еще увеличивается; а когда пропустишь третий, то незаметно дойдешь и до ста; и наконец рана будет уже неизлечима, потому что, чем более проходит времени, тем более мы друг с другом расходимся.
Но, человек, не дай в себе места ни одной из неразумных страстей; не стыдись и не красней, и не говори: недавно мы так выбранили друг друга, наговорили тысячи таких слов, которых нельзя и выговорить, и теперь пойду мириться? Кто же не осудит меня за легкомыслие? Никто, у кого есть разум,
не осудит тебя за легкомыслие; напротив, когда ты останешься непримиримым, тогда все будут смеяться над тобой, тогда дашь ты большой простор Диаволу. Ибо вражда становится неудобопримиримою не только от времени, но и от случившихся в течение этого времени дел. Как любовь покрывает множество грехов, так вражда составляет и небывалые грехи, и в ней находят веру все клеветники, все, кто радуется чужому несчастию и разглашает чужие пороки. Зная все это, предупреди и удержи брата, доколе он совсем не отдалился; и хотя бы для этого надлежало в тот день обежать весь город, хотя бы выйти за стены городские и пройти дальний путь – оставь все, что у тебя в руках, и озаботься этим одним: как бы примириться с братом. Бог повелел делать это, и все должно уступить Его заповедям. Дело это есть некоторая духовная купля; не будем беспечны, не будем небрежны. Пусть враг знает, что столь великое усердие показали мы для угождения Богу; и пусть он станет опять оскорблять нас, бить или еще что-нибудь худшее делать, благодушно перенесем все, так как чрез это не столько окажем добра ему, сколько самим себе, ибо добродетель эта более всех поможет нам в день суда. Много и тяжко мы согрешили, и приступили закон, и прогневали Владыку нашего; но Он по своему человеколюбию дал нам этот способ примирения. Не отвергнем же этого превосходного дара. Разве Он не мог повелеть только примириться, не предлагая нам за то никакой награды? Никто не может противоречить Его повелениям. Однако ж Он по великому Своему человеколюбию обещал нам и награду, великую и неизреченную, которой мы более всего желаем, - прощение наших грехов, и этим облегчил для нас самое послушание. Поэтому повелено нам говорить: прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим (Мф. 6, 12). Что снисходительнее, что человеколюбивее этого повеления? Тебя сделал Он судиею в прощении твоих грехов: мало ты простишь, мало и тебе будет прощено; много простишь, много и тебе будет прощено; простишь от чистого сердца, так и Бог тебе простит; простивши врагу, ты еще сделаешь его и другом своим. Так и Бог поступит с тобою. Итак, чем более кто согрешил против нас, тем более должны мы спешить к примирению с ним, потому что он становится виновником прощения нам большего числа грехов. Не говори мне: много я убеждал, упрашивал и умолял, но враг не примирился; не отставай дотоле, пока не примиришься. Чем более он будет упорствовать, а ты станешь упрашивать, тем более увеличится награда тебе; чем с большим затруднением делается дело, чем большего труда стоит примирение, тем большее ему осуждение, а тебе блистательнейшие венцы за терпение. Итак, не отстанем, пока не восстановим прежней дружбы с ними. Мало того, чтобы не огорчать и не обижать врага и не иметь в сердце злобы на него, должно и его заставить иметь к нам любовь. Расположение врага к дружбе и Бога сделает к нам милостивым и благоснисходительным, и легко разрешит нас от грехов, и доставит нам похвалу от людей и великую безопасность в жизни. Потому что нет ничего опаснее, как иметь и одного врага. Когда он всем говорит о нас много худого, то и честь жизни нашей страдает, и сердце наше неспокойно, и совесть возмущается, и мы выдерживаем непрерывную бурю помыслов. Зная все это, озаботимся исполнением всего сказанного. Ты не осмеливаешься прикоснуться неумытыми руками к Священной Трапезе, хотя бы предстояла великая крайность; не приступай же с неомытою душою – это гораздо преступнее того и влечет за собою большее наказание. Но ничто так не наполняет душу нечистотою, как гнев, постоянно в ней остающийся. Где злоба и гнев, туда не прилетает Дух кротости. А человек, лишенный Святаго Духа, какую может иметь надежду спасения? Итак, не будем беспечны о своем спасении, но постараемся и сделаем все, чтобы приступить нам к Священной Трапезе, не имея врагов.
18-беседа после низвержения статуй

О ЛЮБВИ К ВРАГАМ

Христос не заповедал ничего невозможного, так что многие даже превзошли Его заповеди. Кто же исполнил это? Павел, Петр, весь сонм святых. Они любили врагов так, как другой не мог бы любить близких себе. Кто из нас решился бы идти в геенну за близких себе, имея возможность войти в Царство? Никто. Но Павел решился на это за врагов, бросавших в него камнями и бичевавших его. И еще прежде него блаженный Моисей за врагов, хотевших побить его камнями, желал быть изгнанным из книги Божией. Также Давид, видя гибель врагов своих, говорил: я согрешил, я (пастырь) поступил незаконно; а эти овцы, что сделали они (2 Цар. 24, 17), и имея Саула в руках своих, не хотел умертвить его, но оставил в живых, тогда как сам подвергался опасности. Если же так было в Ветхом Завете, то можем ли получить прощение мы, живущие в Новом и не достигшие даже той меры любви, какой достигли они? Если мы не войдем в Царство Небесное, если праведность наша не превзойдет праведности книжников и фарисеев (Мф. 5, 20), то как мы войдем в него, если будем иметь меньше их? Любите, говорит Господь, врагов Ваших; и будете подобны Отцу вашему, Который на небесах (Мф. 5, 44, 48). Люби же врага: не ему ты чрез это благодетельствуешь, а себе самому. Как? Делая это, ты уподобляешься Богу. Тот, если будет любим тобою, получит от того небольшую пользу – он будет любим подобным себе рабом; а ты, если будешь любить подобного себе раба, то получишь великую пользу – ты сделаешься подобным Богу. Видишь ли, что не ему ты благодетельствуешь, а самому себе? Награда не ему, а тебе. Но что, скажешь, если он зол? Тем большая готовится тебе награда; и за самую злость его ты должен быть благодарным, если он, несмотря на множество благодеяний, остается злым; ибо если бы он не был весьма злым, то тебе не была бы уготована великая награда. Таким образом, самая причина, что он зол, должна быть побуждением к любви. Если не будет противника, то не будет и случая к получению венцов. Не видишь ли, как борцы наполняют мешки с песком и таким образом упражняются? А тебе нет нужды прибегать к этому; жизнь исполнена людей, которые могут упражнять тебя и делать крепким. Не видишь ли, как деревья чем более колеблются ветрами, тем делаются крепче и плотнее? Будем же и мы долготерпеливы – и сделаемся крепкими; у терпеливого человека, говорит премудрый, много разума, а раздражительный крепко безумен (Притч. 14, 29). Видишь ли, какая похвала первому и какая укоризна последнему? Крепко безумен, то есть совершенно. Посему не будем малодушествовать в отношении друг к другу. Не от вражды это происходит, а от слабости души; если же она будет крепкою, то будет легко переносить все, не потонет ни от чего и войдет в тихую пристань.
19-я беседа на Послание к Евреям

МИТРОПОЛИТ ИЛАРИОН /АЛФЕЕВ/
Председатель ОВЦС, богослов, писатель, композитор

МОЛИТВА ЗА ВРАГОВ

Необходимость молитвы за врагов вытекает из самой сущности нравственного учения Иисуса Христа.
В дохристианскую эпоху существовало правило: «Люби ближнего твоего, и ненавидь врага твоего» (Мф. 5:43). Именно в соответствии с этим правилом живет большинство людей до сих пор. Нам естественно любить ближних, тех, кто делает нам добро, и относиться с неприязнью, а то и с ненавистью к тем, от кого исходит зло. Но Христос говорит, что отношение должно быть совершенно другим: «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих и гонящих вас» (Мф. 5:44). Сам Христос в течение Своей земной жизни неоднократно подавал пример и любви к врагам, и молитвы за врагов. Когда Господь был на кресте и воины пригвождали Его, Он испытывал страшные муки, невероятную боль, но Он молился: «Отче! Прости им, ибо не знают, что делают» (Лк. 23:34). Он думал в тот момент не о Себе, не о том, что эти солдаты причиняют Ему боль, но об их спасении, ибо, совершая зло, они прежде всего наносили вред самим себе.
Мы должны помнить, что люди, которые делают нам зло или относятся к нам с неприязнью, не плохи сами по себе. Плох тот грех, которым они заражены. Ненавидеть надо грех, а не его носителя-человека. Как говорил святой Иоанн Златоуст, «когда ты видишь, что кто-то делает тебе зло, ненавидь не его, но диавола, который стоит за ним».
Нужно учиться отделять человека от греха, который он совершает. Священник очень часто наблюдает во время исповеди, как грех реально отделяется от человека, когда тот в нем раскаивается. Мы должны уметь отрешаться от греховного образа человека и помнить, что все люди, в том числе и враги наши, и ненавидящие нас, созданы по образу Божию, и именно в этот образ Божий, в те зачатки добра, которые есть в каждом человеке, мы должны всматриваться.
Почему необходимо молиться за врагов? Это нужно не только им, но и нам. Мы должны находить в себе силы примиряться с людьми. Архимандрит Софроний в своей книге о преподобном Силуане Афонском говорит: «Ненавидящие и отвергающие брата ущербны в своем бытии, они не могут найти путь к Богу, любящему всех». Это справедливо. Когда в нашем сердце поселяется ненависть к человеку, мы бываем не способны приблизиться к Богу. И до тех пор, пока это чувство в нас сохраняется, путь к Богу нам прегражден. Вот почему необходимо молиться за врагов.
Каждый раз приступая к Богу Живому, мы должны быть абсолютно примиренными со всеми, кого воспринимаем как своих врагов. Вспомним, что говорил Господь: «Если принесешь дар твой жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя… пойди, прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой» (Мф. 5:23). И другое слово Господа: «Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним» (Мф. 5:25). «На пути с ним» - значит «в этой, земной жизни». Ибо если мы не успеем примириться здесь с ненавидящими и обидящими нас, с врагами нашими, то в будущую жизнь уйдем непримиренными. А там наверстать то, что упущено здесь, будет уже невозможно.

«И ОСТАВИ НАМ ДОЛГИ НАША, ЯКОЖЕ И МЫ ОСТАВЛЯЕМ ДОЛЖНИКОМ НАШИМ»

Молитва неразравно связана с образом жизни человека. Причина трудностей, испытываемых человеком в молитве, заключается в неправильной, недуховной, неевангельской жизни. Это особенно ощущается нами, когда мы произносим молитву «Отче наш». Каждое прошение этой молитвы ставит нас перед некой реальностью, мы как бы оказываемся на суде – на суде собственной совести. И молитва эта, если мы молимся от души и от сердца, если действительно думаем так, как написано в ней, должна заставлять нас постоянно изменять нашу жизнь.
Мы говорим: «И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим», то есть просим Бога простить нам наши долги, так как мы прощаем тем, кто в долгу у нас. И вот, произнеся эти слова, спросим себя: а прощаем ли мы своих ближних? Готовы ли мы поставить прощение Богом нас самих в зависимость от того, прощаем ли мы других? Не слишком ли это страшно, не слишком ли большая ответственность?
Опыт показывает, что не так уж трудно всех простить, так же как не трудно всех любить – всех, в смысле абстрактном. Многие так и говорят я люблю людей, я только не могу примириться с двумя-тремя людьми, - своей соседкой, своим сотрудником, своей тещей, - а всех остальных люблю. Так вот, слова «остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим» - как раз и напоминают нам о тех нескольких людях, которых мы не можем простить, которым не можем «оставить долги». И эта молитва нас учит тому, что, пока мы не простим их, мы не можем надеяться, что Господь простит нас.
Жизнь земная дана нам для того, чтобы примириться со всеми. В жизни завязываются многие узлы, и наша задача заключается в том, чтобы успеть их развязать до того, как эта возможность у нас отнимется. Нет ничего невозможного для человека. Бывает очень трудно с кем-то примириться, кого-то простить, но если мы не будем находить в себе силы для этого, мы не можем рассчитывать на то, что Бог простит нас. Если мы называем Бога своим Отцом, а себя христианами, если мы говорим: «Да святится имя Твое», то есть имя Божие должно быть свято, а святость имени Божия должна быть явлена через наши дела, то как же мы можем не прощать наших должников, - тех, кто нас оскорбил, обидел или унизил?
Жизнь христианская – это подвиг, и мы должны со всей ответственностью подойти к ней, должны заслужить право произносить молитву Господню. И право это дается нам нашими добрыми делами. Ни одно слово, а тем более слово молитвы, не должно быть тщетным, пустым, неоправданным. За каждым словом должна стоять реальность, и за словами молитвы «Отче наш» должны стоять наши поступки. Если мы говорим Богу: «Да будет воля Твоя», - значит мы должны свою волю подчинять Его, Божией воле. И если мы просим Бога: «И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим», - это значит, что мы должны научиться прощать всех, кого мы считаем перед собой виноватыми, кого считаем своими должниками.

АРХИМАНДРИТ КИРИЛЛ /ПАВЛОВ/
В Неделю 19-ю по Пятидесятнице

О ЛЮБВИ И ПРОЩЕНИИ БЛИЖНИХ

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!
Дорогие братия и сестры, Господь наш Иисус Христос, заботясь о нашем спасении, о том, чтобы между нами постоянно сохранялось чувство любви друг ко другу и поддерживались правильные, добрые взаимоотношения, в читанном сегодня Святом Евангелии преподает нам чудное Свое Божественное правило для нашей христианской жизни. Господь говорит: Во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними (Лк. 6, 31).
Всякому живому существу, и в частности человеку, присуще чувство самосохранения - постоянное стремление поддерживать и сохранять свою жизнь и возможно лучшее положение. Это чувство побуждает нас, людей, избегать опасностей и всего для нашей жизни, здоровья, чести и благосостояния вредного и, напротив, желать и искать всего для нашей жизни и для нашей нравственности полезного. Под влиянием этого чувства мы не только сами стараемся делать то, что полезно для нашей жизни, но желаем, чтобы и другие делали нам только добро, содействовали осуществлению наших стремлений и планов и достижению нами счастья и благоденствия.
Это желание наше - желание, чтобы люди делали нам добро, - простирается на всех, объемлет всех людей, не исключая и самых ожесточенных врагов наших. Мы желаем, чтобы и они творили нам добро. В самом деле, если мы проникнем в глубину нашей души, в сокровенные помышления и желания свои, то должны будем признаться, что и от самых врагов мы желаем себе добра и только добра и что наша мысль всегда старается найти основания для того, чтобы достигнуть нам этого желания - как бы уменьшить нашу вину перед врагами, оправдаться перед ними.
И вот, руководствуясь этим чувством самосохранения разумно и помня, что наше личное благо тесно связано с благом окружающих нас людей, мы среди попечений о своем благополучии стараемся поддерживать и благополучие ближнего, который, в свою очередь, помогает нам в том, что необходимо и полезно для нас. При таком взаимодействии, при такой взаимной дружеской помощи людей друг другу естественно благоустраивается и возвышается счастье людей, и чувство самосохранения является благотворной силой, устроителем счастья человеческого.
Но часто под влиянием чувства самосохранения, ложно направленного, мы выходим из пределов справедливости и, заботясь о себе преувеличенно, впадаем в самолюбие, а потому попираем права ближнего и ради собственных выгод наносим ущерб его счастью. Естественно, обиженный ближний старается оградить свое право и дать отпор нашим несправедливым притязаниям. И этот отпор по большей части не ограничивается только делами самозащиты, но принимает более обостренный характер, потому что, оскорбленный и раздраженный нашей несправедливостью, ближний наш старается и сам навредить нам - и так разгорается вражда. И часто вражда эта, постоянно усиливаясь, заканчивается самыми гибельными последствиями.
Как уничтожить это зло и восстановить добрые отношения с людьми, враждующими с нами? Средство к этому Господь указывает в том же чувстве самосохранения, злоупотребление которым так губительно влияет на судьбы людей. Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними, - говорит Господь, внушая нам любовь к ближним, даже и ко врагам. Кто из нас не желает, чтобы к нам относились дружелюбно и сами враги наши, чтобы и они не только не вредили нам, но и делали добро? Так же точно должны и мы поступать по отношению к врагам, зная, что и они от нас желают и требуют только добра и наше мирное, доброжелательное поведение по отношению к ним послужит первым вернейшим шагом к примирению с ними.
Деятельность по отношению к врагам дружелюбная, миротворная есть наилучшее средство к тому, чтобы обуздать, притупить, обезоружить вражду самую ожесточенную, погасить всякую ненависть. Никому не воздавайте злом за зло, - говорит святой апостол Павел, - но пекитесь о добром перед всеми человеками. Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми... Итак, если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напой его: ибо, делая сие, ты соберешь ему на голову горящие уголья (Рим. 12, 17-18, 20).
Наша любовь и благотворительность к врагам будет для них такой же тяжкой пыткой, как пытка горящими угольями, и погасит в сердцах их вражду и ненависть к нам. Первые же проявления нашей любви и благожелательности к врагам смягчат их ненависть и раздражение и поставят их в мирные отношения к нам. А если мы станем выказывать и любовь, и благожелательность к ним настойчиво и постоянно, то и они, со своей стороны, не замедлят ответить нам такими же чувствами.
Только нравственные уроды могут упорствовать во вражде и ненависти к тем, кто стремится к примирению, и отвечать на любовь враждой. Но это настроение души нравственно-болезненное, ненормальное, противоестественное, несвойственное людям нравственно здоровым, хотя порой оно и проявляется. По большей части люди склонны к миролюбию, а потому, замечая мирное и дружественное расположение, они начинают мало-помалу успокаиваться, изгонять из своей души враждебные чувства и платить прежним своим врагам за добро добром, за дружбу дружбой.
Другое сильнейшее побуждение любить врагов своих Господь указывает в превосходстве христиан перед другими людьми. Если для язычников пределом нравственной высоты являлось любить друзей своих, то для христиан указан высший путь нравственного совершенства: любить врагов, потому что и Сам Бог благ и к неблагодарным и злым (Лк. 6, 35). Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных (Мф. 5, 45). И христиане должны быть совершенны, как совершен Отец их Небесный. Они должны быть милосерды, как и Отец их милосерд.
А если обратим внимание на дело нашего искупления, то здесь встретим еще более сильные примеры любви к врагам. Здесь любовь к нам, грешным, открылась во всем своем поражающем величии. Бог,- говорит святой апостол Павел, - Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками, и мы, будучи врагами, примирились с Богом (ср.: Рим. 5, 8, 10). Сам Сын Божий на Кресте молится Отцу Небесному за Своих распинателей и хулителей: Отче! прости им, ибо не знают, что делают (Лк. 23, 34). Такова любовь Божия к врагам-грешникам.
Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную (Ин. 3, 16). Так возлюбил грешников Сын Божий - не должен ли и христианин, следуя примеру Спасителя, подражать Ему в любви к врагам?
Как на побуждение любить врагов своих Господь указывает на ту высокую награду, которой удостоятся христиане за любовь к врагам. И будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего (Лк. 6, 35), - говорит Господь. В этом мире мы должны жить для вечности. Здесь мы сеем, чтобы там пожать; здесь мы трудимся, чтобы там получить за труд воздаяние. И потому наш труд будет бесплоден, если он не принесет нам в вечности никакой пользы, никакой похвалы. А как раз труд жизни, состоящий в благотворительности одним только друзьям и близким, в любви, в дружелюбных отношениях к ним, и считается трудом бесплодным.
Господь Иисус Христос за подобную любовь и благотворительность не обещает христианам никакой похвалы и награды. И если любите любящих вас, - говорит Он, - какая вам за то благодарность? ибо и грешники любящих их любят. И если делаете добро тем, которые вам делают добро, какая вам за то благодарность? ибо и грешники то же делают. И если взаймы даете тем, от которых надеетесь получить обратно, какая вам за то благодарность? ибо и грешники дают взаймы грешникам, чтобы получить обратно столько же (Лк. 6, 32-34). Никакой награды на Небе не обещает Господь христианам, любовь которых не возвышается над любовью грешников - мытарей и язычников.
Сеющий в плоть свою, сеющий только под влиянием своего самолюбия, по расчету, чтобы устроить скорее свое благополучие, от плоти пожнет тление. Он явится в вечность без дел добрых. Только сеющий в дух от духа пожнет жизнь вечную (Гал. 6, 8). Вот эта-то награда - жизнь вечная - и будет достоянием только тех людей, которые, возвышаясь до любви к врагам, сеют духом, которые в своих взаимоотношениях руководствуются не плотскими, земными выгодами или расчетами, а требованиями закона и учения Христа, требованиями совершенства богоподобного. Они будут сынами Всевышнего, потому что подражали Богу в любви к врагам и искореняли из своих сердец дух вражды и ненависти и бескорыстно всем благотворили. За то Господь и прославит их во Царствии Своем: Блажени миротворцы, яко тии сынове Божии нарекутся (Мф. 5, 9).
Какая высокая честь - наименоваться сыном Божиим! И поэтому, конечно же, стоит вступить в решительную борьбу со своим самолюбием для искоренения неприязни и вражды, чтобы стяжать дух любви и благожелательности к врагам своим и удостоиться права называться сыном Божиим. Это право делает христианина наследником Божиим и приближает его к Небесному Отцу. А каково блаженство наследников Божиих, дает нам понять святой апостол Павел в прочитанном ныне послании его. Он говорит: Не полезно хвалиться мне, ибо я приду к видениям и откровениям Господним. Знаю человека во Христе, который назад тому четырнадцать лет (в теле ли - не знаю, вне ли тела - не знаю: Бог знает) восхищен был до третьего неба. И знаю о таком человеке (только не знаю - в теле, или вне тела: Бог знает), что он был восхищен в рай и слышал неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать. Таким человеком могу хвалиться; собою же не похвалюсь, разве только немощами моими (2 Кор. 12, 1-5). И еще апостол Павел говорит, что не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его (1 Кор. 2, 9). Вот какие побуждения располагают нас любить врагов своих.
Поэтому, дорогие братия и сестры, помня эти наставления Господни, постараемся уразуметь их, запечатлеть их в своих сердцах. Любите же всех людей от искреннего сердца, любите и врагов ваших. Обуздывайте свое самолюбие, влекущее вас к вражде и мстительности, не увлекайтесь гневом, ненавистью и местью. Кто мстит врагу, тот подливает масло в огонь - усиливает раздор и ненависть и таким образом сам становится причиной великих беспорядков и для себя, и для других. Кто мстит врагу, тот доказывает, что он христианин только по имени, а не по существу, вовсе не сын Всевышнего и что ожидают его в будущей жизни не награды, а наказания.
Помолимся Господу, чтобы Он Сам Своею благодатью даровал нам этот дар - всепрощающей любви. И будем помнить слова Господни: Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного (Мф. 5, 44-45). Аминь.
Октябрь 1960 г.


Вернуться в «Полезные материалы для переживших насилие»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость