Насилие в школе( Истории)

Как перестать быть жертвой насилия в коллективе - в учебном коллективе, на работе, в армии, на зоне
Другиня
Администратор
Сообщения: 1153
Зарегистрирован: 01 апр 2009, 18:28
Цель пребывания на форуме: Хочу помогать

Насилие в школе( Истории)

Сообщение Другиня » 13 май 2009, 16:28

«За 8 месяцев 2008 года в МВД зафиксирован 181 случай избиения учеников учителями, тогда как за весь 2007 год отмечено 157 подобных случаев. В то же время избиениям со стороны учеников за прошедший период 2008 года подверглись 45 педагогов, тогда как в 2007 году пострадал 21 преподаватель. Неутешительные данные Всероссийского педагогического собрания были оглашены на пресс-конференции «Насилие в российских школах», которая прошла в пресс-центре «РИА Новости».


«Школьные войны. Ученик идёт на учителя с ножом, а учитель превращает класс в камеру пыток
Началась самая длинная и сложная учебная четверть. Тысячи школьников грызут гранит науки. Иные с удовольствием, большинство же — в вечной борьбе с учителями и родителями. Для выпускника одной из иркутских школ борьба за знания закончилась тюрьмой. Почему некоторые учителя по-прежнему считают самыми верными инструментами воспитания кулак, двойку за поведение и прилюдное унижение? За что ученики поднимают руку на учителя и как погасить конфликт в самом начале? В этом «АиФ» попытается разобраться вместе с экспертами.

22 см «любви»
«ОН ХОТЕЛ убить учителя из-за оценки! Он не раскаивается! Он шёл убивать, и только случай помешал ему!» — примерно с такими мыслями я вылетал в Иркутск, где 25 декабря прошлого года судили и приговорили к 4 годам колонии ученика школы № 57 Евгения Агеенко, напавшего на преподавателя физики Ларису Фисенко.
ОДНАКО первая же беседа в школе показала: дело не такое уж однозначное, как представлялось ранее. Нет, преступление было совершено: ученик нанёс своему учителю множественные ножевые ранения. Это правда. Но, по-моему, это единственная правда во всём деле.

Он играл Олега Кошевого
ПО ВЕРСИИ следствия, события развивались так: ранним утром 5 мая 2007 г. ученик 11-го класса Евгений Агеенко вооружился ножом с лезвием 22 см и отправился к дому преподавателя физики Ларисы Фисенко. Дождавшись учительницу, он подошёл к ней и в ультимативной форме потребовал выставить годовую тройку по физике. На слова преподавателя: «Женя, я же тебе и так назначила сегодня в школе сдачу зачёта» — Евгений повторил требование поставить оценку прямо сейчас. Учительница отказалась. После чего Евгений вплотную подошёл к ней и достал нож. Лариса Валентиновна попыталась его оттолкнуть, в результате чего оба оказались на земле. Евгений поднялся первым и нанёс ножом серию беспорядочных ударов — плащ был порван в 14 местах, в тело нож вошёл 9 раз, 3 ранения оказались серьёзными. Евгений ушёл с места преступления, выбросил нож и явился в школу. Лариса Валентиновна нашла в себе силы добраться домой, где её близкие вызвали «скорую помощь». Из больницы она была выписана через 11 дней. Евгения задержали, но до суда отпустили под подписку о невыезде.
«Я уж не предполагаю, что нужно было сделать, чтобы довести ребёнка до того, чтобы он поднял руку на учителя, — недоумевает завуч по работе с начальными классами Наталья Налунина. — Вернее, догадываюсь. Знаете, говорят, что Лариса Валентиновна запросто может девушку, рискнувшую прийти на урок подкрашенной, смазать меловой тряпкой по лицу…» Ну, это, положим, слухи. Или нет?
«Я и сама считала, что педагог всегда прав, — говорит мать Евгения, Вера Андреевна. — И Женю воспитывала так же. Однако сейчас… Я понимаю, что это выглядит так, будто я стараюсь выгородить сына, но взгляните сами». Я взглянул. Письмо Татьяны Терентьевой, учителя школы № 57, в судебную коллегию по уголовным делам Иркутского областного суда. «Я знаю Ларису Валентиновну 19 лет. У меня сложилось о ней мнение как о педагоге, ненавидящем детей… В общении с детьми она часто хамила, обзывала. Были случаи, когда мою внучку она таскала за волосы. Однажды она избила её дневником по лицу. Тогда ребёнок убежал из школы домой зимой без пальто, а это примерно километра два… У моей внучки были длинные волосы, она их распускала, чтобы прикрыть торчащие, по её мнению, уши. Лариса Валентиновна всё равно заставляла её убирать волосы, поэтому нам пришлось сделать внучке пластическую операцию, ушки подшили…»
Туда же пишет классный руководитель Евгения, Зинаида Нурдинова: «За несколько месяцев до того случая Евгений произнёс фразу: «Повешусь я из-за этой физики». Я не оправдываю его жестокий поступок, но считаю, что виноваты оба. Это мой ученик, в том, что произошло, есть и моя вина — оберегая его от самоубийства, такого результата я не предвидела».
По отзывам преподавателей, Женя был тихим интеллигентным мальчиком. Увлекался сценой, в театральной студии играл Олега Кошевого, работал в фирме «Индустрия развлечений» конферансье и аниматором, деньги отдавал родителям. В апреле, за месяц до трагедии, был на слёте во владивостокском лагере «Океан», куда не всякого пошлют.
«Вернулся Женя радостный и чуть ли не с ходу заявил, что физика, оказывается, тоже интересный предмет, — рассказывает отец мальчика Вячеслав Геннадьевич. — И привёз оттуда ведомость с оценками. По физике у него стояли две четвёрки. Если бы Лариса Валентиновна их поставила в журнал, у Жени вышла бы тройка и ничего бы не произошло».
С прессой родители Евгения общаются впервые. По их мнению, беседы до суда могли навредить их сыну.
«Почему в прессе говорят, что он не раскаивается? — продолжает мать мальчика. — Он именно раскаивается, он хотел сдать для Фисенко кровь, но, когда мы пришли в больницу, выяснилось, что Ларису Валентиновну уже выписали. Своего сына я не оправдываю. Но считаю, что приговор чрезмерно жестокий».

«Почему с ним все так носятся?»
ПРОЙДЯ курс лечения, Лариса Валентиновна продолжает преподавать в школе № 57. На встречу согласилась неохотно: «Вы же всё равно будете его выгораживать, что я, в первый раз с журналистами общаюсь?» Но тем не менее беседа состоялась.
«Он вёл весьма уверенную линию поведения, мол, мне всё равно тройку поставят, — говорит Лариса Валентиновна. — Я считаю, что так его настроили в семье. Мне классный руководитель Евгения как-то сказала: «Да не придут его родители к вам в школу! Вы кто? Учитель? А мать его работает в институте!» Вообще с детьми учителей очень трудно работать. Я считаю, что в школе он был на положении любимчика у всех, кроме меня. И даже дети недоумевали, почему это с Агеенко все так носятся. А он к этому привык. И даже в тот день, когда шёл меня убивать, свою тройку не просил, а требовал! Родители развязали против меня кампанию в прессе, а на суде обливали грязью — не только педагоги, но и дети. Я думаю, что на детей было оказано давление. А мои коллеги действовали из личной неприязни. К тому же не все педагоги настроены против меня. Нет уж, никаких вариантов смягчения быть не должно. Я приняла свои раны, теперь пусть и Евгений, и его родители принимают то, что им досталось. Это, я считаю, по-христиански».
Мотивы личной мести в устах христианина звучат немного странно, а разница между справедливостью и милосердием весьма ощутима. Тем более что и справедливости в этом деле немного. По свидетельству родителей Евгения, судебно-медицинская экспертиза, установившая, что преступление совершено не в состоянии аффекта, была проведена лишь спустя 5,5 месяца. Учителя же, столь странно выступившие против своей коллеги, настаивают на независимом педагогическом расследовании. «Судили Женю формально, — уверена преподаватель иностранного языка Надежда Хорошилова. — Но его поступок — лишь финал конфликта. Думаю, что в случившемся сыграла роль и профессиональная несостоятельность Ларисы Валентиновны».
Разобраться в хаосе взаимных упрёков и обвинений чрезвычайно сложно. Кто виноват? Тот, кто решил конфликт насилием, или тот, кто его насилием же спровоцировал? И кто действует более жестоко — человек, предпочитающий насилие физическое, или тот, кто предпочитает насилие моральное?
P. S. Когда я уезжал из Иркутска, родители Евгения подали кассационную жалобу. На их стороне выступают часть педагогов школы № 57 и бывшие одноклассники Жени. Лариса Фисенко уверена, что и её найдётся кому защитить. Налицо эскалация конфликта, который в скором времени грозит охватить уже не школу, а целый город.

КАК ОБИЖАЮТ УЧИТЕЛЕЙ
Статистику случаев насилия учеников по отношению к учителям никто не ведёт. Однако, по разным данным, их количество в последние годы повысилось почти в два раза. И далеко не все инциденты становятся известны общественности.
В Интернете можно найти видеокадры, снятые на мобильный телефон, — ученики избивают педагогов прямо в классе, жестоко глумятся над ними. Обругать учителя матом, пнуть, закидать камнями или едой, броситься с ножом — самые распространённые «шутки». Про поведение детей именитых родителей в привилегированных школах ходят легенды. Но учителям там хорошо платят, и они молчат. Чаще всего хулиганы отделываются тем, что их ставят на учёт в детскую комнату милиции, максимум — родители оплачивают лечение покалеченного педагога, редко — выплачивают моральный ущерб. И такая безнаказанность порождает новое насилие.

«В тюрьме его загубят!»
В ОМСКОЙ области уже 11-й год перевоспитываются немецкие трудные подростки. Сейчас в селе Седельниково находится 16-летний Флориан. С ним живёт его воспитатель Василий Брандт, который родился и вырос в Омской области. 26 лет он отработал в сельской школе социальным педагогом, а 9 лет назад переехал с семьёй в Германию и устроился на работу по профессии. По его словам, у Флориана есть шанс вернуться на родину другим человеком.
— ЕСЛИ ты делаешь для ученика всё, что можешь, если выкладываешься для него, если ты в него веришь, то ничего плохого не произойдёт.
В ситуации, когда подросток пошёл с ножом на учителя, виноват сам учитель. Ну не может подросток без причины кинуться на кого-то с ножом.
Только не сажайте этого ребёнка в тюрьму и не держите его долго в СИЗО! Ничего хорошего он там не наберётся. Получается, что мы его насильно «вбиваем» в тамошнюю волчью стаю. В тюрьме его загубят!

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

Что делать?

…учителю:

Конфликт не возникнет, если учитель изначально поставит себя как лидера (но не как тирана), будет держать определённую дистанцию и при этом сможет доверительно общаться с детьми, — говорит методист-психолог центра «Практический психолог» МГППУ Нина ЧУПРАКОВА. — Бывает, что ученик сам идёт на конфликт. Эрудиция, профессионализм — ваши главные козыри перед учениками. Если не справляетесь с конфликтом, можно обратиться в психологический центр при системе образования. Они есть во всех регионах. Сюда же могут прийти и ученик, и родители.

…ученику:
Не стесняться обращаться за помощью к родителям, директору школы. Если конфликт не решается на этом уровне, идите в департамент образования города, округа. Если вы не правы, найдите силы извиниться.

…родителям:
Не доводите ситуацию до того, когда из школы пойдут записки о том, что ребёнок ведёт себя неадекватно. Если, наоборот, он переживает, отказывается идти в школу, значит, у него проблемы. Помогите ему разрешить конфликт.

Учителя бьют головой об стену…
В КАДЕТСКОЙ школе Набережных Челнов офицер-воспитатель применил силу к семикласснику. Во время разговора мужчина схватил подростка за грудки и стал трясти с такой силой, что голова мальчика несколько раз ударилась об стену. Как оказалось, мальчик провинился лишь тем, что во время вечерней линейки вышел из строя.
Проходившая мимо школьница засняла всю сцену на камеру в мобильном телефоне. Ролик разошёлся среди кадетов, а затем его обнаружила мать одного из школьников.
Прокуратура Набережных Челнов, проведя проверку, отказала в возбуждении уголовного дела. «Ударов и каких-либо насильственных действий… несовершеннолетнему нанесено не было», -гласил текст постановления.
Впрочем, руководство кадетской школы сразу же после скандала уволило педагога с армейской формулировкой — «за неуставные отношения».

…и сажают на корточки
СВОЕОБРАЗНЫЕ, мягко говоря, методы воспитания применял учитель физкультуры из села Зоркальцево Томской области Виктор А. Провинившихся в чём-то школьников педагог заставлял сидеть весь урок на корточках, при этом учил их уму-разуму… пинками. Родители троих ребят, учащихся 5–7-х классов, после таких «разборок» обратились в прокуратуру. Там провели проверку, возбудили уголовное дело, которое после предварительного расследования передали в Томский районный суд. В самой школе этот дикий случай расценили неоднозначно.
«Ну, это ещё не факт, что преступление было совершено. Мы никогда не замечали ничего подобного за этим учителем!» — сказал директор.
Впрочем, мог ли он ответить иначе? Ведь директор — отец подсудимого…
— Дело рассматривается в суде: свои доказательства представляет обвинение, допрашивают детей, — рассказала помощник прокурора Томского района Вера Романова. — Уголовное дело заведено по статье 156 Уголовного кодекса РФ — учителя обвиняют в том, что он не исполнял свои обязанности по воспитанию детей и жестоко обращался с ними. Предусмотренное наказание по этой статье — от штрафа в размере до 40 тысяч рублей до года исправительных работ. Кроме того, мы просим взыскать с учителя компенсации морального вреда в пользу детей.

КОММЕНТАРИИ УЧИТЕЛЕЙ

Ефим Рачевский, директор лучшей школы 2006 года — Московского центра образования № 548 «Царицыно»:
— КОНФЛИКТЫ бывают во всех школах, и наша — не исключение. Но мы с ними всегда справляемся. Главное — понять природу конфликта, разобраться в нём. Обязательно нужен диалог. Конечно, у учителей много проблем — и низкая зарплата, и трудные дети. Но есть такое понятие — «учительская страсть». Если человек любит своё дело, он будет им заниматься. Несмотря на низкие зарплаты (педагогам всегда платили мало) и детей, к которым нужен особый подход. Но педагог на то и педагог, чтобы уметь разрешать конфликтные ситуации.

Валентина Иванова, сопредседатель-координатор Всероссийского педагогического собрания:
— В ОБЩЕСТВЕ сложилось недопустимое отношение к труду педагога. Из года в год женщина (а в школе их количество стремится к 100%) тянет лямку и в школе, и дома. И может в конце концов выгореть психологически. И кто ей поможет вновь обрести себя? Важно поднять статус учителя, вернуть ему уважение. И тогда конфликтов будет гораздо меньше. Учителю не придётся выслуживаться перед сыном бизнесмена, чувствовать себя обладателем «непрестижной», бедной профессии. Он должен приходить в класс и давать урок, уверенный в своём завтрашнем дне и правильном выборе. И очень важно заниматься детьми — направлять их агрессивную энергию в спорт и творчество.

НАРОДНАЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ
О драках в школе
РАБОТА учителя в последнее время перестала считаться престижной, оплачивается соответствующе, поэтому настоящих педагогов с высокой квалификацией всё меньше в наших школах. А многим из тех, кто остался, проще не подход искать к ребёнку, а воздействовать на него давлением и даже грубой силой. Что касается детей, то они, постоянно видя на экранах телевизоров необузданную агрессию, жестокие драки, возведённые в подвиги, копируют всё это в реальной жизни. Родители, в свою очередь, сейчас не очень стремятся прививать детям уважение к учителю и вообще к старшим.»


«Аргументы и факты» от 30 января 2008 г.

Другиня
Администратор
Сообщения: 1153
Зарегистрирован: 01 апр 2009, 18:28
Цель пребывания на форуме: Хочу помогать

Re: Насилие в школе

Сообщение Другиня » 02 сен 2009, 15:36

Насильники родом из... детства

Их жертвы, впрочем, тоже

Васька плачет, содрогаясь всем телом, подвывая и всхлипывая. Я гляжу на его бритую голову и молчу. Мне жаль Ваську. Хотя пять минут назад он еще казался омерзительным. К тому же гнул пальцы, изображая из себя «крутого» и, растягивая звуки, грозил: «Да мой батя вам покажет»...

Привычка к жестокости

Васька Лавров врет. Батя его ничего не покажет. Дай Бог, чтобы он сам показался через три года, когда кончится очередной срок. Ваське тоже грозит колючая проволока. «Малолетка», конечно, — ему ведь всего 14 лет. То, что он совершил, гнусно и грязно. На языке закона это называется «сексуальное насилие». И все-таки... Васька бритый не потому, что готовится к колонии. Просто очень хочет быть похожим на отца. Нечасто они встречались — разве что в перерывах между отсидками. Но показался родитель Ваське настоящим «героем». Пускай пропитый, скорченный и без конца кашляющий, зато смелый! И сильный — рассказывал, что может все. Отец объяснил сыну, что мужик должен слово держать непременно. Сказал, например, «урою», значит, обязан урыть. И налил 10-летнему тогда Ваське стопку самогона. Мужик — тот, кто пьет, не морщась. Васька выдержал испытание, лишь слезы на глаза навернулись. Сейчас-то и вспоминать смешно. Теперь может и из горла, без закуски — наравне со старшими товарищами. Они Василия уважают. Правда, гоняют за сигаретами и водкой, подначивают, что маленький, жизни не видел. И братана его младшего Петьку тоже приняли в компанию. Как-то даже взяли «на дело» — сотовый телефон у прохожего стырить. Петька в ментовке держался как герой — друзей не выдал. И ничего ему за это не было, ругали только сильно, потому что Петьке еще 13. Правда, бабушка переживала. Василий все понимает — тяжело старушке с двумя пацанами. Мать-то их совсем спилась, родительских прав лишили. Да не очень она переживала по этому поводу — загуляла без обузы да сгинула, проведать сыновей некогда. А бабушке надо еще и за дедом следить. Как она ни прячет, все равно заначку находит. Выпьет — всех «строить» начинает. Посочувствовал бы Васька бабушке. Да не мужское это дело — баб жалеть.

Себе «ученика» Васька выбрал сам. Дружба Лаврова с 10-летним Славой Маликовым продолжалась пару месяцев. И была она весьма односторонней — мальчуган прятался от известного всей школе хулигана и оболтуса как мог. А началось все с того, что в конце октября бабушка не выдала внукам денег, как ни просили.

В общем, погулять от души было абсолютно не на что. Обидно до слез. И скучно. Пришлось искать выход самостоятельно. Впрочем, ничего нового Васька не изобрел — просто поймал во дворе одного из младших пацанов: тихоню и очкарика. Выпотрошил карманы, которые оказались пустыми. Разозлился и «убедительно попросил» добыть полтинник. Тот пообещал. А куда деваться-то от пинков? С тех пор Слава во дворе не играл, до школы добирался «огородами» — благо учатся они с вымогателем в разные смены. Но Василий был неумолим, как рок. Он выследил жертву, сообщив, что «счетчик работает» и нагорела уже сотня. Ждать будет неделю. Запуганный мальчишка не знал что делать. У мачехи попросить? Она незлая, но деньги экономит — на заводе им с отцом много не платят. А к папке подходить страшно. Еще ремня даст за то, что жалуется. — Придется тебя проучить. Мужик должен слово держать, — сказал Василий и потащил плачущего мальчишку в подъезд соседнего дома. Слава совсем ослаб от слез, угроз и тумаков. Усадить на лестницу его было уже нетрудно. Мальчик обреченно смотрел, как взрослый, по его мнению, парень расстегивает ширинку, потом послушно открыл рот, не очень понимая, зачем. Довести дело до конца подросток не успел — где-то загремела дверь. — Все, ты мне больше ничего не должен, — крикнул Васька на бегу. Славик поплелся домой. Валя, старшая сестра, учила уроки. Мимоходом погладила братишку по голове — мальчишеские проблемы ей решать было некогда. А Слава уснул, и показалось ему, что все это было страшным сном — на некоторое время он даже перестал бояться. Только через полмесяца Василий, случайно увидев свою жертву среди играющей ребятни, вспомнил про незаконченное дельце. Когда он выдернул мальчонку из кучки друзей, все испуганно притихли. Но вступиться никто не решился.

Слава не кричал — онемел от ужаса. Только тихо плакал. Взрослые, которых всегда много во дворе среди бела дня, — мужики, тусующиеся в поисках выпивки, старушки, сплетничающие на лавочках, — видели происходящее. Но никому не было дела до «детских забав». Васька повел Славика все в тот же подъезд, и все повторилось. Только на этот раз насильник остался удовлетворен. Разбираться с ним смело отправилась Валя — кто такой Лавров, ей известно хорошо, поскольку учатся в одном классе. Дома была только его бабушка. Девочка сообщила ей все, что думала, и с чувством исполненного долга вернулась утешать брата. Родителям не сказала ничего. Мачехе вряд ли это было бы интересно, а отца она и сама боится.

Неизвестно, закончилась бы эта странная связь когда-нибудь, если бы Васька не решил однажды наказать Славу за курение. Мальцы прятались на теплотрассе, среди горячих труб. «Учитель» подошел к «ученику» и, сказав ему пару ласковых, прижал детскую ладошку к раскаленному железу. Держал, пока пузыри не появились. Когда тайное стало столь явным, мальчик в истерике рассказал все родителям. Взбешенный отец прибежал в милицию.

Поначалу Василий Лавров чувствовал себя героем. Улыбался на допросах и хвастал друзьям о своих мужских подвигах. Друзья его защищать не стали. В школе не удивились, директор с психологом только руками разводят — ну трудный он, что с ним сделаешь. Не испугались — не первый раз ученики совершают проступки. В этом микрорайоне школа одна, остальные — гимназии и лицеи. Учатся в ней далеко не лучшие представители юного поколения. О том, что случилось, все узнали очень быстро — следователь Советской прокуратуры Константин Баронов допрашивал и учителей, и учеников, и соседей. Маликова не дразнят, а о Лаврове просто забыли. С глаз долой — и школе легче. Суд еще предстоит, но все старательно делают вид, что ничего не произошло. А может быть, просто всем безразлично.

Заговор молчания

Школьный психолог, поговорив со Славой, пришла к выводу — он ничуть не изменился, случившееся его не сломало, и все будет по-прежнему. Странно, но она не увидела — или не захотела увидеть — того, что показалось явным молодому следователю. По его мнению, все действительно будет по-прежнему. То есть плохо. Потому что на лбу у Славы Маликова отчетливо читается: «жертва». Правда, Маликов-старший решил всерьез теперь взяться за воспитание сына. В кабинете следователя, когда затюканный пацан в который раз рассказывал свою историю, до отца вдруг дошло, что сын курит. Он тут же начал стаскивать ремень, и если бы не Баронов, расправа могла быть жестокой. Константин Михайлович всерьез опасается, что папе удастся перевоспитать Славу. Потому что, по его мнению, ничего иного, чем превратить сына в копию Васьки Лаврова, он не сможет.

Об этой истории говорить не хочет никто. Екатерина Валерьевна Лаврова, бабушка Васьки, только плачет. Носит внучку пирожки в СИЗО и винит себя — не уберегла. От чего? Или от кого? От собственного сына — Васькиного отца, от его дружков, дети которых стали теперь дружками Васьки? Сама она всю жизнь тянулась, пахала за двоих в больнице — пол мыла, горшки выносила. Мечтала о счастливом будущем для детей и внуков. Не вышло ничего доброго ни из тех, ни из других. Или от своей невестки — Васькиной матери? Любимым развлечением братьев Лавровых в отчем доме была замочная скважина — пока отец сидел, мать развлекалась с ухажерами. Теперь вместо замочной скважины у Васьки — телевизор. Отец Славы Маликова послал меня куда-то далеко. Впрочем, это радует — возможно, таким образом он начал-таки охранять сына.

Разговорчивы только дети. Я никак не могла понять, почему они не восприняли происшедшее как ЧП. Юные соседи — ровесники Лаврова и Маликова — говорили примерно одно и то же: — Ну Васька, конечно, придурок. Но он же не один такой. Другие просто не попадаются.

По мнению работников правоохранительных органов, сексуальное насилие в мальчишеской среде стало вполне обыденным явлением. За каждым уголовным делом стоят десятки случаев, не ставших явными. Васька Лавров так и не понял, что совершил преступление — просто выполнял правила игры. А дети всегда играют в то, чем живут взрослые. Наша страна все больше превращается в зону криминальной культуры. Как объяснил мне психолог Александр Николаевич Коровкин, прежде чем лечить сексуальные отклонения, нужно выяснить, чем они вызваны — болезненной ли патологией либо влиянием среды, разрушенными семейными связями, недостатками воспитания. Известно, что сексуальное поведение подростков отличается чрезвычайной неустойчивостью и при определенных обстоятельствах легко приобретает патологические формы. А в основе удовлетворения полового влечения лежит механизм «закодирования», закрепления разных его способов. Похоже, что Лавров получал больше моральное наслаждение, сексуальное — так, попутно, доступным и понятным ему образом. На большое и светлое чувство его никто не «кодировал».

Родители обоих мальчиков не считают нужным говорить с сыновьями на «скользкие» темы. Впрочем, на другие — тоже. Заняты собой и добычей пропитания. Их тоже не учили понимать детей. Что станет с Лавровым дальше? Какое «кодирование» он получит в колонии, где проведет по меньшей мере четыре года? Что будет со Славой Маликовым, которого взялся перевоспитывать отец — между прочим, тоже судимый? Через несколько лет милиция Омска будет ловить очередного сексуального насильника и все станут спрашивать: «Откуда берутся маньяки?» Увы, они родом из детства.

К сожалению, вопросами полового воспитания занимаются пока только органы правопорядка. Не любовью, понятно, а извращениями. Городская прокуратура взяла под контроль сразу пять подобных подростково-однополых дел. Не говоря уже о двуполых. Всех накажут, посадят. А что дальше? Или что раньше?

В психологической службе Омского министерства образования очень удивились моим вопросам. Прокомментировать не смогли, отправили к специалистам. В подростковом областном психоневрологическом диспансере сообщили, что такими случаями не занимались давно, сказать ничего не могут. Впрочем, были вежливы. Пригласили обращаться, если заболеет мой ребенок. Спасибо, лучше вы к нам. Курс «Этики и психологии семейной жизни» потому и заглох, что не хватало специалистов — ни своих, ни приглашенных. При всей медицинской бедности врачи за учительские копейки работать отказываются. А бесплатно заниматься профилактикой неинтересно. Правда, с этого года 59 омских школ работают по программе «Полезные привычки». Это примерно двадцатая часть всех детских образовательных учреждений, существующих в Омской области. Как ни странно, столь незначительной цифрой можно гордиться — учебные заведения сумели найти силы и средства. Действительно хорошая и полезная программа. Правда, секс в ней несколько однобокий. Про половой путь передачи вируса СПИДа дети знать будут, но боюсь, что сам этот путь им придется преодолевать самостоятельно. И времени на него нет — в смысле трудно вклинить дополнительные занятия в плотное школьное расписание. Как говорит заслуженный учитель РФ Галина Ивановна Яковлева с 40-летним стажем работы, у нас есть система образования, но нет системы воспитания. По логике функции классного воспитателя должен исполнять классный руководитель. Но за ту мелочь, что ему полагается, по-настоящему работать могут только чистые альтруисты. Учителя озабочены пропитанием не меньше, чем родители. А источниками полового просвещения для них часто являются собственные дети.

Дети замочной скважины

Произошло это в одном из омских интернатов, где воспитываются дети, оставленные без попечения родителей. 15-летний Андрей угодил сюда при живой матери. Вела она слишком активный и независимый образ жизни. Парень с превеликим трудом окончил начальную школу, а потом надолго завяз в шестом классе. Зато, как большой любитель спиртного, успел отметиться в областном наркологическом диспансере.

Под стать своему другу был и его 14-летний приятель Вадим. Вдвоем они обложили данью ребят из младших классов. Чтобы избежать побоев, малыши вынуждены были каждый день после уроков отправляться в город и заниматься попрошайничеством. Приносили своим «господам» когда по 30, когда по 50 рублей. Тех, кто не справлялся с заданием, жестоко избивали. Причем били по-взрослому расчетливо, не оставляя следов на лице. Продолжалось это в течение нескольких месяцев. Следователь потом все подсчитал, и оказалось, что, нещадно эксплуатируя рабский труд перепуганных малышей, старшие товарищи успели заработать около девяти тысяч рублей!

Больше всех страдал 10-летний Костик. Мальчуган как-то не смог собрать нужной суммы. И глумливые приятели придумали для него особенное наказание: заставили их «обслуживать». Потом оральные услуги вошли в привычку. Костика силой затаскивали в спальню, даже если в этот день он приносил деньги. Пойти и рассказать обо всем воспитателям ребенок не мог. Признаться в своем позоре боялся не меньше, чем кулаков истязателей.

А те уже настолько обнаглели и уверовали в безнаказанность, что в открытую начали хвастать перед своими товарищами. По интернату поползли страшные слухи. Администрация отреагировала моментально. Судили подростков за насилие и вымогательство. В исправительной колонии Вадим проведет четыре года, Андрей — на полтора года дольше. — Чем можно объяснить эти дикие поступки детей? Одним лишь переизбытком гормонов в формирующемся организме подростка? Вряд ли. Скорее речь идет об искаженном понимании пока еще неведомой ему стороны жизни. Сегодня слишком многое стало доступным, — говорит поддерживавшая на процессе обвинение помощник окружного прокурора Людмила Крутикова. — Практически ни один фильм не обходится без, мягко говоря, откровенных сцен. Кино да еще печатные издания определенной направленности — единственный источник знаний по такому важному для подростков вопросу. А поговорить по-настоящему, серьезно им ведь абсолютно не с кем.

Возможно, кому-то покажется, что тема эта слишком деликатная, чтобы поднимать ее на страницах «Учительской газеты». На мой взгляд, всегда гораздо хуже замалчивать проблему, делать вид, что ничего не происходит.

Есть ли у большинства детей выбор: смотреть на мир широко раскрытыми глазами или подглядывать за его изнанкой? Боюсь, что нет. А сколько еще точно таких же подростков толпятся у этой проклятой замочной скважины? Никто не знает.

Омск

P.S. По понятным причинам имена в материале изменены. Подлинные лишь фамилии cпециалистов.

Наталья ЯКОВЛЕВА
© «Учительская газета» №10 (9987) / 2004-03-16
Постоянный адрес статьи: http://www.ug.ru/issue/?action=topic&toid=3856

Другиня
Администратор
Сообщения: 1153
Зарегистрирован: 01 апр 2009, 18:28
Цель пребывания на форуме: Хочу помогать

Re: Насилие в школе

Сообщение Другиня » 17 сен 2009, 16:39

«Мама, учительница меня не любит»

Что делать, если у вашего первоклашки конфликты с учителями и он не может по-дружиться с одноклассниками

Рассказывает детский психолог, старший научный сотрудник Института социологии РАН Наталья Гришаева.

У нас в классе был мальчик Димка. Нормальный парень - рваная куртка, взъерошенные волосы, чернила на носу. Портфель мой носил, ромашки с клумбы рвал... Но вот учительницу нашу он страшно раздражал. Ее бесило, что он грыз ластики и всегда был нестриженный. Все это видели, и он чувствовал и при ней начинал вести себя жутко глупо.

А бывает еще по-другому. Учительница нормальная, строгая, а ребенку кажется, что она его не любит. И с одноклассниками все непросто. Иногда принимают в компанию, иногда все из портфеля вытряхивают, иногда подножки ставят...

УЗНАЙТЕ, КТО ПРАВ

Первоклашке может показаться, что к нему плохо относятся. Например, потому, что учительница не гладит его по голове, как мама. Или он просто что-то придумывает, чтобы привлечь ваше внимание. Или реагирует на ваши постоянные вопросы: «Тебя в школе не обижают?»

Если ребенок приходит из школы со словами «Меня не любят!» - не впадайте в панику, а соберите информацию.

Не рассказывая об этом ребенку, поговорите с учителем, но идите к нему не с претензиями, а с вопросом: «Я пришла к вам посоветоваться, ведь вы педагог и специалист, а я в отчаянии, на вас последняя надежда. Что вы посоветуете мне делать в такой ситуации?»

После школы детки обычно недолго гуляют, играют, прощаются. Зайдите и присмотритесь, действительно ли вашего малыша все обходят стороной?

Последите за ребенком. Если детям действительно плохо в школе, они начинают плохо есть, часто просыпаются во сне и плачут, им снятся тревожные сны, они грустные и замкнутые и все время говорят о том, что не хотят идти в школу.

Оцените своего ребенка. Проблемы и конфликты с учителями и ребятами обычно возникают у тех детей, которые и раньше с трудом шли на контакт.

ПОИГРАЙТЕ В ШКОЛУ

Разыгрывайте ситуации и смотрите, как реагирует малыш. Если он замыкается, подкиньте ему историю сами: «Сидел медвежонок за партой, а тут подбежал зайчик и скинул все вещи медвежонка на пол (или вытряхнул все из его портфеля, или ударил и т. д.)». Или ситуацию с учителем: «Зайка тыкал медвежонка в спину во время урока, медвежонок вскрикнул, и учительница поставила ему двойку. Хотя виноват-то зайка».

Предложите малышу искать выход из ситуации, но, если видите, что он теряется, помогите ему, подскажите, как поступить медвежонку, что сказать учительнице и как постоять за себя. Тренируйте ребенка с помощью игры, спрашивайте, чего он хочет добиться: отомстить, замять конфликт? И направляйте его в нужную сторону, подсказывайте правильные слова.

НАДО ЛИ РОДИТЕЛЯМ ВМЕШИВАТЬСЯ В ДЕТСКИЕ КОНФЛИКТЫ

«Ты уже большой, сам разбирайся!», «Наверное, ты сам виноват!» - такими фразами вы добьетесь только одного: малыш больше ничего вам не расскажет, замкнется и будет страдать в одиночестве. Посмотрите на своего ребенка.

Если вы знаете, что он сильный и смелый, что он умеет за себя постоять и способен поговорить с одноклассниками и договориться с учителем, тогда положитесь на ребенка, просто предложив свою помощь «если что».

Если ваш малыш привык бежать к вам со своими проблемами, если сам он всего боится, то вам нужно обязательно ему помочь.

ПОЧЕМУ ВОЗНИКАЕТ КОНФЛИКТ

Причина № 1

Ребенку кажется, что учительница должна его любить, как мама, а она почему-то не обнимает его и не улыбается ему все время.

Что делать: подумайте, может быть, ваш ребенок привык быть в центре внимания взрослых? Объясните, что учительница - это не мама, она дает знания, она учит и ко всем детям относится одинаково. Ребенок не должен ожидать от каждого встречного любви. Но если малышу совсем плохо оттого, что учительница с ним холодна, попробуйте пригласить Марьванну в гости.

Причина № 2

Учительница требует, ребенок протестует. Видимо, малыш привык, что дома он все решает сам: когда есть, когда спать, когда рисовать, его никогда ни к чему не принуждают, и любое требование учительницы он воспринимает с обидой - протестует против новой манеры общения. Он не виноват.

Что делать: у родителей должен быть разный репертуар общения с ребенком - и ласково, и требовательно. Приучайте свое чадо, что он должен выполнять некоторые ваши просьбы, даже если он не согласен. Не сюсюкайте с ребенком, а требуйте исполнения ваших поручений. И объясните, что в школу все ходят, чтобы учиться!

Причина № 3

Ребенок не вписывается в нормы и правила, которые приняты в школе (в классе). Может быть, он медлительный, рассеянный, задерживает всех в классе, и учителю это мешает вести урок.

Что делать: занимайтесь с ребенком, подтягивайте его в учебе или тренируйте выполнять какие-то дела быстро. А учителю объясните, что вы знаете о проблеме, что вы работаете над ней и скоро добьетесь результатов. Попросите учителя временно быть терпеливым.

Причина № 4

Первоклашка раздражает учительницу.

Ваш ребенок успешен везде, со всеми нормально общается, и только Ольга Петровна цепляется к каждому его слову и ставит двойки. Все люди разные. Может быть, ваш малыш как-то странно одет. Модно, прикольно, но учительница этого не понимает. Может быть, у него странная прическа, может быть, он всегда опаздывает к ней на урок или ест ластики, или у него сложная застежка на шапке и он все время просит ее расстегнуть-застегнуть. Он просто раздражает ее.

Что делать: постарайтесь исключить все раздражители, приводите малыша вовремя, следите, чтобы домашнее задание делал. И поговорите с учителем, скажите, что ребенок переживает, что не нравится ей. Как быть? Что делать? Если вы уверены, что все хорошо, а она просто невзлюбила ребенка и не идет на компромиссы, подумайте о переводе к другому педагогу. Зачем малышу страдать и зарабатывать комплексы?

КАК РЕБЕНКУ САМОМУ СЕБЯ ЗАЩИТИТЬ?

Претензия: «Ты безобразно себя ведешь!»

Ответ: Подойти к учительнице после урока и спросить: «В чем мне надо исправиться?»

Претензия: «Ты все делаешь медленно! Ты всех задерживаешь!»

Ответ: Подойти к учительнице после урока и сказать: «Я переживаю, что у меня не получается писать букву «В», как мне быть? Что делать, если я не успеваю за всеми?»

ОДНОКЛАССНИКИ

«В классе обижают!»

Как разрешать конфликты со сверстниками.

Была у нас в классе девочка, рыженькая Алена. Уж не знаю, за что, но ее не любили. Иногда всю перемену она сидела под партой, пряталась. Ее портфель пару раз выбрасывали в окно, ленточки с косичек топили в туалете. Она просто молчала и страдала. А ее мама ни разу не приходила в школу.

Причина № 1

Ваш ребенок общается с детьми не на «детском» языке. Помню, однажды классе во втором прикрикнула на переменке на какого-то мальчика, а он ответил мне: «Не гневайся на меня!» Все над ним засмеялись и решили, что он чокнутый.

Что делать: в каждой среде есть свой язык. Слово «блин» недопустимо при родителях, а «бабушкины» словечки вызовут раздражение у ребят. Объясните это ребенку.

Причина № 2

Мальчик боится дать отпор. Вы всегда учили, что драться нехорошо. Вот он и не дерется, а остальные дерутся. И бьют его, а он молчит, ведь драться нехорошо.

Что делать: научите давать отпор в три этапа. Сначала сказать: «Мне это не нравится, я так играть не хочу». Потом: «Если не прекратите, я вас стукну». Сложно советовать такое, но если ничего не помогает, то, видимо, потом придется стукнуть. Закон мужской компании: давать отпор нужно до победы, иначе не будут уважать.

ЧТО ДЕЛАТЬ РОДИТЕЛЯМ

1. Подойдите к родителям детей, которые травят вашего ребенка, попросите разобраться, скажите, что ваш малыш страдает.

2. Обратитесь к учительнице. В начальной школе учительница - авторитет для детей, и если она о чем-то их попросит, скорее всего, они послушают.

3. Поговорите с детьми. Скажите, что вы готовы заступиться за своего ребенка, не допустите, чтобы его обижали. Но, возможно, во время этого разговора вам откроется и другая правда, например, что ваш малыш сам провоцирует ребят.

Анна ГЕРАСИМЕНКО

"Комсомольская правда" от 16 сентября 2009 г.

Другиня
Администратор
Сообщения: 1153
Зарегистрирован: 01 апр 2009, 18:28
Цель пребывания на форуме: Хочу помогать

Re: Насилие в школе( Истории)

Сообщение Другиня » 15 мар 2010, 12:14

Саид Бурятский мстил русским за то, что его презирали в школе и называли рохлей

Про Саида Бурятского вот уже пять дней говорят все - от дикторов в телевизоре до дворников. Убитый во время спецоперации на Северном Кавказе ваххабит приложил руку ко многим громким терактам. И все задаются вопросом: откуда у террориста столько злобы и ненависти к русским? Ведь он от рождения - простой сибирский парень. Мама - русская, папа - бурят. Чего же его "переклинило"?

Да, он попал в лицей, где под видом изучения турецкого и арабского языков в пацанов вбивали идеологию исламских фундаменталистов Но почему так быстро перешел на сторону фанатиков?

Корреспонденты "КП" разыскали в Улан-Удэ людей, которые знали Саида Бурятского, когда тот еще был школьником Сашей Тихомировым.

ДРУЗЕЙ У САШКИ НЕ БЫЛО

- Только не называйте его бурятом! Он весь наш народ опозорил! - возмущаются учителя школы, где учился Тихомиров. - Во всем виновата его мать - она за сыном не следила. А потом еще и к исламистам этим парня подтолкнула...

Так-так, интересно. Буквально накануне нам рассказывали совсем другую историю. Мол, мать мальчика Галина Тихомирова переживала, что сын с головой ушел в ислам. Все сетовала: отец умер, когда мальчишке и года не было, а то бы ремнем наставил на путь истинный.

Теперь, выходит, сама и подтолкнула?

- На самом деле мать Сашкой особо не занималась. Он жил у бабушки с дедушкой. Те его воспитывали как могли - кормили, одевали. Они же ходили на родительские собрания. А мать мы в школе и не видели, - качают в унисон головами педагоги.

Мать вызывали в школу не потому, что мальчик хулиганил. Наоборот, Саша был чересчур застенчив. Учителя упомянули слово "забитый", хотя тут же поправились: "Вы не подумайте, ни в классе, ни в семье его вроде бы не били". Но дразнили часто. Сашку одноклассники презирали. На физкультуру он не ходил, принес справку, что у него опухоль головного мозга. То ли вправду было такое, то ли липовая справка - никто не проверял. Друзей у Саши не было, сидел один как сыч на последней парте. Вот и приклеился к Тихомирову ярлык рохли.

До 13 лет Саша у мамы все больше гостил. Потом дедушка и бабушка умерли - перебрался в отчий дом. А там...

"ЕГО МАТЬ УСТРОИЛА ПРИТОН!"

Обычная "хрущевка". Облезлая стена с табличкой "Хахалова, 8". Тихий двор. Соседи дружелюбно открывают двери, но слышат фамилию Тихомировых и сразу как-то мрачнеют. Скупо цедят: "Не помню таких".

Дядька в майке выходит на площадку покурить. Тоже поначалу отнекивался, но потом разговорился.

- Да все тут помнят Галину Тихомирову. Красивая была женщина. Сначала работала слесарем в "Бурятэнерго", потом занялась бизнесом - возила шмотки из Москвы. Вот только вела себя не очень хорошо. Я, конечно, не осуждаю - она рано осталась без мужа. Замуж потом так и не вышла. Свободно жила - сын у бабки с дедом, а у нее постоянно менялись кавалеры. Но потом стали к ней ходить сплошь кавказцы. Песни громкие крутили, спать мешали. Пили много. Она тут практически притон устроила...
В этот-то "притон" и переехал жить Саша. Причем, как говорят, именно новые друзья мамы и посоветовали ему идти в лицей учиться языкам. Мол, у нас там друзья, поможем поступить - и взяток никаких не надо.

- Понимаете, Саша мать очень любил, уважал ее, - говорит классный руководитель Зоя Тулугоева. - Поэтому и гости матери для него были авторитетом. По понятиям парня, не могла мать общаться с плохими людьми.

"БЕЙ РУССКИХ, БЕЙ БУРЯТОВ"

Один из чеченских "педагогов" - Исмаил М. - стал жить с Галиной Тихомировой как гражданский муж. С юным Сашкой он был удивительно добр. Деньги давал на карманные расходы, чего раньше мальчик никогда не получал. Мама и бабушка особо этим не баловали - сами едва сводили концы с концами. Вот с подачи дяди Исмаила Тихомиров и принял ислам. А тот стал поучать парня, как правильно жить.

- Мы пару раз слышали, как они сидели во дворе и говорили. Не таясь, не понижая голоса. Плевать им на нас было, - вспоминает сосед. - Этот его "отчим" говорил: "У нас на Кавказе мужчина должен быть настоящим бойцом. Нельзя прощать обиды. Если тебя в классе обижают - надо отомстить. Жестоко, чтобы боялись. Иначе ты не мужчина. Бей русских, бей бурятов. Они должны знать, что настоящие мужчины - только на Кавказе!"
И эти слова восьмиклассник Тихомиров под сомнение не ставил. Хотел быть "настоящим мужчиной".

- Как только Саша перешел в 9-й класс, он очень переменился, - продолжает классный руководитель Зоя Тулугоева. - Если до этого он разговаривал с нами, то вдруг резко перестал. Ни с кем не общался. Скатился на сплошные двойки и тройки.
Теперь уже Саша-Саид презирал тех, кто раньше дразнил его рохлей. Задирал парней, но драться с ним боялись. Все знали, что сожитель его мамы - чеченец. Не хотели связываться.

А чего же педагоги не забили тревогу? В школе все пожимают плечами. В конце 90-х в школе не работали психологи и социальные педагоги, которые должны были следить за парнем, ходить домой и смотреть, в каких условиях он живет. Всем было не до этого. А может быть, сожителя матери боялись не только школяры-задиры, но и учителя...

- Чеченцы сразу поняли, что из этого мелкого недотепы, рохли можно лепить то, что им надо. А нужен был им, как выяснилось, террорист, - говорят педагоги.

"НУ ЧИСТО ВОЛЧОНОК"

После 9-го класса, как только Тихомиров получил аттестат о неполном образовании, дядя Исмаил сорвал семью с насиженного места. И увез в Чечню - у него там был дом. Галина приехала в Улан-Удэ год спустя - забрать деньги у квартирантов, которых пустили пожить. Была вся в черном, говорила, что тоже приняла ислам. Сообщила, что дочку родила. И что скоро передет жить то ли в Москву, то ли в Египет. В Чечне неспокойно.

А Сашка приехал еще через год, с женой-мусульманкой. Продал квартиру родителей, забрал деньги и был таков. С соседями не общался.

- Страшно было подойти. Когда Саша переехал к матери, он был вежливым и добрым. А вернулся из Чечни - глазами на всех зыркал злобными, ну чисто волчонок.

Вот этот волчонок и вырос в безжалостного волка. В свои 28 лет Саид Бурятский успел прогреметь на всю Россию - организация покушения на президента Ингушетии, взрыв РОВД в Назрани, гибель "Невского экспресса".

Ольга ЛИПЧИНСКАЯ, Алена САМАРИНА
«Комсомольская правда» от 11 марта 2010 года

Другиня
Администратор
Сообщения: 1153
Зарегистрирован: 01 апр 2009, 18:28
Цель пребывания на форуме: Хочу помогать

Re: Насилие в школе( Истории)

Сообщение Другиня » 01 сен 2011, 17:00

ТРАВЛЯ В ДЕТСКОМ КОЛЛЕКТИВЕ
Есть ли способы ее преодолеть?


Что такое травля, как и почему она возникает в школе? Каковы ее признаки и характер? Наконец, как справиться с травлей в детском коллективе? Об этом и многом другом рассказывает Людмила Петрановская, заслуженный учитель России, психолог, лауреат премии Президента Российской Федерации в области образования.


В 1983 году на советские экраны вышел фильм Ролана Быкова «Чучело», снятый по одноименному роману Владимира Железникова. Картина поставила проблему, которая существовала всегда, но о которой в Советском Союзе не принято было говорить. Фильм рассказывал о травле, о самоутверждении группы одноклассников за счет систематического унижения отдельного человека и о запоздалом раскаянии. Но если тридцать лет назад это явление многим показалось страшным, вопиющим и исключительным, редкой подростковой болезнью, то сегодня «буллинг» (как называют его психологии) становится насущной проблемой детских коллективов вплоть до младшей школы.

Согласно исследованиям, многие в детстве хотя бы раз становились жертвами травли и были психологически травмированы ситуацией. При этом одни предпочитали отмалчиваться и замыкаться, другие — обращались за помощью, но в большинстве случаев слышали от взрослых: «сам разбирайся, учись налаживать отношения». Ни первый, ни второй вариант нельзя назвать приемлемыми, поэтому рискнем разобраться в проблеме и поищем пути решения.

Как возникает травля?

Прежде всего, травля — явление возрастное. В определенном возрасте (11—12 лет) у ребенка возникает необходимость осознать себя через противопоставление другим. Появляется желание принадлежать к чему-то большему и жизненно необходимо чувство групповой сплоченности. И если одних сплачивает общее дело и интерес — кружок экологов, археологов, журналистов (и потому в таких коллективах травля крайне редкое явление), то в школе или летнем лагере, где дети просто собраны вместе, травля возникает довольно часто. Здесь нет ни общей цели, ни идеи, потому рано или поздно случается открытие: оказывается, можно сплотиться против кого-то.

Помимо ощущения особого упоения, удали и веселья, которое описывают теперь уже взрослые люди, некогда бывшие участниками травли, они рассказывают о чувстве комфорта. Дело в том, что уверенность в себе — удел более зрелого возраста. Маленькие дети, как правило, не имеют сформированной самооценки. Потому чем больше ребенок не уверен в себе, чем больше зависит от мнения окружающих, тем вероятнее, что он будет активно участвовать в травле.

Такие дети панически боятся, что кто-то «наведет резкость» на их недостатки. Они из кожи вон лезут, чтобы перенаправить внимание, в том числе агрессию, на кого-то другого.
Конечно же, не последнее место в ситуации травли занимает позиция взрослого, руководителя детского коллектива. До подросткового возраста дети ориентируются в первую очередь на авторитет взрослого. Если он не приемлет травли, ее не будет. К сожалению, сегодня учителя все чаще считают атмосферу в классе не своим делом. И даже если хотят как-то влиять на ситуацию, не могут сделать это грамотно. В педагогических вузах такому не учат.

Еще страшнее, когда педагог сам провоцирует травлю, например, невзлюбив какого-то ученика, или, что нередко бывает, считая эмоциональное насилие способом удержания детей в подчинении. Порой взрослые задают ситуацию травли невольно. Например, любимый учителями физкультуры способ скоротать урок — эстафета. Всем — весело, учителю — легко. А вот плохо оказывается неспортивным детям. Им достается за то, что они «подвели команду». Если учитель никак не отслеживает и не работает с ситуацией, а напротив, подогревает соревновательный азарт, то травля неизбежна.

Как только группа назначила «козла отпущения» и сложилась патологическая динамика, она становится устойчивой. Распробовав вкус насилия, детский коллектив не в силах остановиться. И если дети предоставлены сами себе, дело может зайти очень далеко. Высокий уровень разлитой в социуме агрессии лишь тому способствует.

Увы, но реакция на травлю, как правило, также бывает агрессивной. Сами взрослые советуют ребенку «дать сдачи», или пытаются напугать, а то и физически воздействовать на обидчиков. Это помогает, но только «здесь и сейчас». По сути, проблема остается нерешенной и порождает новые. Ведь часто ребенок, давший сдачи, сам оказывается виноват, а то и покалечен. Не говоря уже о том, что человек, начавший ожесточенно драться, неминуемо меняется внутренне.

Семь «не», или Чего не следует делать

В большинстве случаев травлю можно прекратить. Главное, не усугублять ситуацию. Итак, чего не следует делать?

Во-первых, никогда нельзя ждать, что травля прекратится сама. Дело в том, что мозг ребенка — орган незрелый. У детей вообще плохо сформирована способность противостоять групповому давлению. Именно поэтому задавать моральные ориентиры детям обязаны взрослые.

Во-вторых, не надо оправдывать травлю, говоря, например, «он и правда не такой, как все», или « сейчас дети пошли очень жестокие». Травля, от которой страдает сегодня конкретный ребенок, должна быть прекращена. И всё. Это не предмет для научных рассуждений. Это вопрос морали и прав человека. Будь он хоть трижды «не такой» — травить нельзя.

Если у взрослого нет в этом твердого убеждения, если он вместо конкретных действий в упоении от собственной проницательности станет «анализировать истоки», травля продолжится.

В-третьих, нельзя путать травлю и непопулярность. Травля — это групповое, эмоциональное и/или физическое насилие. Именно с этим насилием с большой буквы следует бороться взрослым. Стоит иметь в виду и то, что, обращая внимание группы на достоинства «жертвы», пытаясь повысить ее рейтинг особыми поручениями, рассказами об успехах, такие педагоги скорее дают пищу для новых выходок и усугубляют ситуацию. Теперь любые достоинства жертвы в глазах группы, захваченной азартом травли, будут мгновенно превращены в недостатки. Выиграл олимпиаду — «ботан». Помог кому-то — «подлиза». Сделал прекрасный рисунок — «художник-мазила-мочи-Левитана». В такой атмосфере не пробьются ростки ни интереса, ни уважения. Сначала надо прекратить насилие. Только тогда можно начинать воспитывать уважительное отношение к однокласснику.

В-четвертых, нельзя считать, что травля — это проблема лишь того, кого травят. Преодолеть травлю «разговорами по душам» и «индивидуальной работой психолога» с жертвой ли, с агрессорами ли, невозможно. Ведь травля — болезнь группы, от которой страдают, в конечном счете, все члены этой группы. И жертва, получившая опыт унижения, отвержения и незащищенности. И свидетели, которые стояли в стороне, делая вид, что ничего особенного не происходит. В это самое время они получали опыт бессилия перед властью толпы и стыда за собственное малодушие.

Наконец, страдают и преследователи. Чувство безнаказанности и иллюзия правоты приводят не только к огрублению чувств — они лишают возможности в будущем иметь тонкие и душевные отношения с кем-либо.

Травля — это проблема всей группы вместе взятой. Она — пожиратель энергии, лишающий коллектив сил на всё остальное, в том числе на учебу.

В-пятых, нельзя считать травлю проблемой личности. Увы, бытует мнение, что во всем виновата сама жертва, ведь она «такая» (в негативном ключе: глупая, некрасивая, конфликтная или в позитивном: одаренная, нестандартная, «индиго»). Это миф, что для роли жертвы нужно быть ненормальным.

«Козлом отпущения» может стать каждый. Не важно, что именно: очки, веснушки, вес, успеваемость, национальная или религиозная принадлежность, или финансовое положение семьи — все может быть поводом для травли. При этом один и тот же ребенок в одной группе будет своим, в другой — изгоем.

Но не следует сводить причину травли к качествам тех, кто травит. Безусловно, инициаторами часто являются дети внутренне, духовно не самые благополучные. Однако практика показывает: даже отъявленные травители, случайно оказавшись с жертвой, например, в очереди в детской поликлинике, будут мирно общаться. Смена позиции взрослого способна прекратить травлю в один день, хотя понятно, что личные проблемы детей так быстро никуда не денутся.

Бесполезно давить на жалость. Это шестое «не», которое стоит усвоить взрослым. Попытки объяснить агрессорам, что жертве плохо, призыв проявить сочувствие лишь укрепляют последних в позиции сильного, который хочет — «казнит», а хочет — «милует». К тому же это еще более унижает жертву, демонстрируя ее беспомощность.

Наконец, последнее. Большая ошибка — принимать правила игры травителей, пытаться выбирать между виктимностью и агрессией: либо «меня бьют и будут бить всегда, потому что я слабый», либо «меня бить ни за что не будут, я сильный и бить буду сам». При, казалось бы, очевидной разнице обе позиции сходны. Они обе базируются на убеждении: «сильный бьет слабого». Когда взрослый предлагает ребенку: «подумай, в чем сам виноват» — это равно призыву к капитуляции. Когда предлагает «дать сдачи, чтобы неповадно было», то, как минимум, предлагает наплевать на собственную безопасность и озвереть. Бывает, что старшие призывают вообще отречься от собственных чувств (не обращай внимания!), научиться скрывать за маской равнодушия свои внутренние переживания. Но и в первом, и во втором, и в третьем случае, взрослый, по сути, солидаризируется с травлей как с явлением и оставляет ребенка с ней один на один.

С травлей надо бороться. Но бороться не с конкретными глупыми детьми, а с травлей как насилием, болезнью группы. Нужно бороться с правилами игры, по которым «сильный имеет право бить слабого». Итак, что же можно сделать?


Назвать вещи своими именами

Дело в том, что дети зачастую не осознают, что именно делают. Для самих себя собственные действия они невинно обозначают так: «мы его дразним», «мы так играем» или «мы его не любим». От взрослого, который взял на себя ответственность за разрешение ситуации (будь то учитель, школьный психолог, вожатый в лагере, тренер или завуч), дети должны узнать истинное название вещей.

А именно: когда человека намеренно доводят до слез, согласованно и систематически дразнят, когда отбирают, прячут и портят его вещи, когда толкают, щипают и бьют, когда обзывают и подчеркнуто игнорируют, — это называется «травля». И это недопустимо. Бывает, что называния явления в категоричной форме достаточно, чтобы оно тут же сошло на нет.

Очень важно, чтобы взрослый при этом был однозначен в оценке. Разговор о том, что люди могут быть разными, могут нравиться друг другу больше или меньше, но это не повод грызть друг друга, как пауки в банке. Но разговор этот не должен быть нотацией, ведь дети чувствуют искренность и плохо воспринимают нравоучения.


Травля как общая беда


Когда людей обвиняют в чем-либо, они инстинктивно защищаются. В этот момент их не интересует, правы они или нет, главное — оправдаться. Дети не исключение. В особенности это касается зачинщиков, ведь ими становятся те, кто сам абсолютно неспособен переносить стыд и вину (потому и травит).

Первое, что слышат взрослые в ответ на упрек в травле — «А чего он? А мы ничего... А это не я». Спорить о фактах, искать виноватого, разбираться, кто кому что и зачем сказал — бессмысленно. Нужно обозначить травлю как болезнь группы. Так и заявить: «Есть болезни, которые поражают не людей, а классы, компании. Это как если человек не моет руки, то рискует подхватить инфекцию и заболеть. Если группа не следит за чистотой отношений, то заболевает насилием. Это плохо, грустно и вредно нам всем. А раз мы в одной лодке, то и проблема у нас общая. Давайте-ка вместе лечиться, чтобы у нас был здоровый, дружный класс». Подобное заявление от взрослого не только позволит зачинщикам сохранить лицо, оно поможет снять напряжение и противопоставление между жертвами-насильниками-свидетелями.


Гадкий утенок против птичьего двора

Главная задача, которая стоит перед взрослым, — суметь вывести детей из «стайного» азарта, помочь им оценить происходящее с моральной точки зрения. Для этого существует простой психологический прием: предложите детям оценить их личный вклад в болезнь класса под названием «травля». Пусть один балл будет означать «я никогда в этом не участвую», два балла —«иногда присоединяюсь, но потом жалею», три балла— «травил, травлю и буду травить; это же здорово». Попросите всех одновременно показать на пальцах, сколько баллов они поставили бы сами себе. Скорее всего, «троек» не будет даже у самых отпетых агрессоров.

Не пытайтесь в ответ уличать детей, напротив, подыграйте им словами: «Как я рад, у меня от сердца отлегло. Никто из вас не считает, что травить — это хорошо и правильно. Даже те, кто это делал, потом жалели. Это замечательно, значит, нам будет нетрудно вылечить свой класс». Такая моральная оценка травли становится не внешней, навязанной взрослым, напротив, ее дают дети, и вскоре ситуация сама собой выправляется.

И даже если группа погрязла в удовольствии от насилия, а конфронтация еще более жестка, просто напомните детям сказку о «Гадком утенке». «Читая эту сказку, как правило, мы думаем о главном герое, об утенке, — с такими словами обратитесь к детям. — Нам жаль его. Мы с неподдельным интересом и напряжением следим за его судьбой, сочувствуем и переживаем. Но сейчас я хочу, чтобы мы подумали о курах и утках с птичьего двора. С утенком-то всё в будущем будет хорошо. Он улетит с лебедями. А они? Они так и останутся тупыми и злобными, неспособными ни сочувствовать, ни, увы, летать. Когда в классе возникает ситуация, как та, что случилась на птичьем дворе, каждому приходится определять свое место: кто он в этой истории? Среди вас есть желающие быть тупыми злобными курами? Каков ваш выбор?»

Как только выбор сделан, положение вещей следует закрепить. Полезно не просто объявить новые правила жизни группы, но и зафиксировать их на бумаге: «У нас не выясняют отношения с кулаками. Не оскорбляют друг друга. Не смотрят равнодушно, когда двое дерутся. Их разнимают...» — вот примерный список. Идеально, если каждый поставит под правилами свою подпись, как свидетельство и согласие их соблюдать. Нарушителю всегда можно будет указать на его фамилию в списке.

Но не надо думать, что проблема тут же решится. Если за ситуацией не следить, она будет продолжать тлеть, и, как торфяное болото, способна в любой момент вызвать пожар.
Ответственный за прекращение травли взрослый должен регулярно интересоваться ситуацией, предлагать свою помощь и давать ценные указания. Нелишним будет ввести «счетчик травли» — какой-нибудь сосуд или доска, куда каждый, кому сегодня досталось, кто видел что-то похожее на насилие, может положить камешек или воткнуть кнопку. По числу кнопок легко определить, насколько нынешний день был лучше предыдущего. Ставьте спектакли, делайте коллажи о «хронике выздоровления», ведите с детьми «график температуры». Группе важно чувствовать интерес авторитетного взрослого. Именно это помогает коллективу продолжать считать победу над травлей общим делом.

И только тогда, когда ситуацию удалось вывести в здоровое русло, педагогу стоит задуматься над вопросом популярности каждого отдельно взятого ученика. Чем дольше группе предстоит прожить в данном составе, тем важнее помочь каждому члену коллектива получить признание, обнаружить и предъявить свою способность и полезность для группы, например, лучше всех хохмить или забивать голы, рисовать или считать в уме... И чем разнообразнее и осмысленнее будет деятельность, тем здоровее будет группа. Впрочем, это уже тема другого разговора.



Протоиерей Александр Елатомцев, настоятель храма Рождества Христова в селе Рождествено Истринского района Московской области, духовник НОУ «Православная школа «Рождество»


Терпение – свойство сильного

К замечательному тексту Людмилы Петрановской о таком явлении, как групповая травля в детском коллективе, хочется добавить то, о чем священник не может умолчать и о чем следует знать родителям.

Если ребенок — жертва травли — это серьезный повод поговорить с ним о его собственной реакции на людей. Ведь порой дразнят тех, кто болезненно зависим от оценки окружающих, кто боится выглядеть плохо в чужих глазах. И хотя ребенку трудно быть нечувствительным к мнению сверстников, учиться этому надо. Умение самому оценивать свои поступки — прививка против ужасной взрослой болезни — тщеславия.

Если же ребенок участвует в травле — это часто признак хладнокровия и бесчувствия к страданию ближнего. Как же воспитать со-страдание? Лишь и только через собственный опыт, через опыт переживания боли. Увы, как правило, родители хотят избавить детей от всякого страдания, да и сами бегут от него, но в результате растят бессердечных детей.

Но в том-то и дело, что весь мир делится на распинаемых и распинающих. Свидетелей нет. А молчаливо присутствующий становится одним из толпы распинателей. Ведь всякий из нас поставлен в жесткую ситуацию выбора: с кем буду я? И чтобы не быть распинателем, надо встать с распинаемым, то есть терпеть вместе с ним, а зачастую и вместо него. Так поступил Христос, Который видя, как грех и сатана мучают (то есть распинают) человека, положил этому конец и принял распятие Сам. С тех пор говорят: «Бог терпел и нам велел».

Божественное терпение — это сила, победившая ад Воскресением. Но как терпеть человеку, тем более ребенку?

Человек должен терпеть в надежде на Бога: Бог поможет и избавит. Это терпение не может быть пассивным. Ведь Бог поможет не тогда, когда человек бездействует, но когда силы его исчерпались, когда сопротивляясь злу, противопоставляя злу добро, человеку сил недостало. Именно эту позицию должен не только понимать, но и занимать взрослый. Потому что таким взрослым Христос открывается лично, приходит и говорит: «Ты страдаешь, но Я с тобой, не с ними». Именно это дает предощущение Воскресения. Только вот ребенку не скажешь: терпи, и Бог тебя спасет… Потому что он не всегда это поймет. Но он поймет, если вы ( папа или мама, учитель или тренер) согласитесь терпеть вместе с ним.

Помню, как в детском спортивном лагере случилось мне, ребенку, оказаться под травлей. Травля была обычной: мальчишеской и грубой. И когда со связанными руками и привязанным к ним чемоданом я пытался убежать «к маме», рядом со мной оказался тренер. Про Бога я тогда ничего не знал, а тренер согрел мою душу и утешил: догнал на остановке, вернул в лагерь, посадил в тренерский катер и со мной одним сделал круг по водохранилищу, о чем-то говорил, угостил апельсином. Это была не просто психологическая разгрузка. В конце разговора, помню, были слова: «А теперь давай терпеть дальше, а не убегать». И в них был главный урок.

Досталось ли моим обидчикам, я не помню. Наверное, досталось, ведь Борисыч был, что называется, справедлив, но строг. А вот детская память сохранила другое: большой, сильный, умный дядька — со мной, а не с ними; он мне друг и его дружбу заслужить, сохранить я могу своим терпением, то есть такой простой и важной мужской чертой.

Если взрослый умеет терпеть сам и тянется к той благодати, которая за это дается, то он сможет вовремя не только поддержать, утешить, научить, но и защитить, а главное, полностью оградить от зла. Однако не для того чтобы ребенка просто «не обижали». А для того чтобы в будущем он сам сумел сориентироваться и решить для себя, с кем быть и где сила: у распинателей или у Распинаемого.

http://www.foma.ru/article/index.php?news=5241

Алекс
Сообщения: 2
Зарегистрирован: 25 фев 2012, 18:44
Цель пребывания на форуме: Другое

Re: Насилие в школе( Истории)

Сообщение Алекс » 25 фев 2012, 20:44

Прочитал предыдущие посты и вспомнился один случай из детства.
Начнем с того что в школе я был как теперь говорят "терпилой". Отца не было одна мать,да и та авторитета никакого не имела.Ну а знал я много ,много читал ,много видел,много наблюдал и размышлял.Ну а таких людей не особенно любят потому что такие люди обычно имеют свое мнение (часто отличное от общепринятого)и могут выдвинуть свои требования в большинстве случаев обоснованные.Ясно что такой расклад не нравится в первую очередь учителям. Особенно тем что живут по двойной морали.А так как у меня не было защиты то меня быстро сделали школьным козлом отпущения- виноват-не виноват,все равно накажем ,другим наука будет.Ну а дети видя что творят взрослые быстро поняли что на таким человеком можно безнаказанно издеваться ну и начали творить что хотеть.
Так продолжалось до 9 класса. И тут неожиданно у меня появилась как теперь говорят "крыша",и не просто крыша,а крыша из железобетона,армированная нержавеющей сталью. ( Номенклатура самого высокого районного уровня)
Естественно отношения учителей ко мне кардинально поменялось.-Вчера я был посмешищем,а сегодня ко мне начали относится как к ВИП персоне.
И произошло чудо -я перестал бояться и сам себя зауважал.
Очень быстро меня зауважала и местная гопа.Это произошло после такого случая.Мать у меня работала в РУСе и один из гопников начал приставать ко мне на предмет того чтобы она принесла с работы комплект радиодеталей.На все просьбы отстать по хорошему он не реагировал А все ходил за мной и повторял как попугай- "Ты меня понял".Окончились уроки и я вместе с другом пошел домой ( друг был типичный "ботаник"). Ну этот гопник со своими друзьями уже поджидал меня.Ну и начал -"Чтоб завтра были детали,Ты меня понял!?". При этом у него был прут из орешника и он периодически хлестал меня по ногах.
Вот тут меня и "переклинило"-Их было больше к тому же я был после болезни и очень плохо себя чувствовал. Но я бросился на него выхватил у него прут и начал хлестать его по лицу приговаривая- Сука ! Получай !Запомни ,я тебя сейчас убью ! Ты понял !!!??.Все это я помню как в тумане,и я словно видел себя со стороны.
Самое главное была реакция этой гопоты. Они стояли как деревянные.
Я бил до тех пор пока прут не разлетелся в щепки.А потом вдруг гопники все как один развернулись и прихватив своего друга молча пошли в другую сторону.
Мой друг был в шоке- Сашка,что с тобой !Ты бы видел себя ! Я испугался что ТЫ их убьешь.Таких глаз как были у тебя я никогда ни у кого не видел- в них была смерть! Саня мне страшно ,я тебя боюсь. Эти его слова я помню до сих пор.Скажу что мой друг позже стал профессиональным военным и немало помотался по горячим точкам-убивал и видел смерть. Но при встрече не раз говорил что впервые увидел смерть у меня в глазах.
Самое интересное было на следующий день.Как только я пришел в школу ко мне подошла вся эта компаха и все как один пожали мне руки.С той поры меня никто даже и не пытался тронуть.

Другиня
Администратор
Сообщения: 1153
Зарегистрирован: 01 апр 2009, 18:28
Цель пребывания на форуме: Хочу помогать

Re: Насилие в школе( Истории)

Сообщение Другиня » 27 фев 2012, 11:43

Алекс, спасибо, что поделились своим опытом! :victory:

MAJ
Сообщения: 9
Зарегистрирован: 23 мар 2012, 07:48
Цель пребывания на форуме: Нужна помощь

Re: Насилие в школе( Истории)

Сообщение MAJ » 23 мар 2012, 08:30

Получается
1. Такие люди (гопота) уважают только силу.
2. Ребенок % на 90 зависит от родителей. Родители поменяли статус=поменял статус и ребенок. Не поменяли бы - может все осталось бы по-прежнему

Аватара пользователя
МуFFик
Сообщения: 4
Зарегистрирован: 18 дек 2014, 23:47
Цель пребывания на форуме: Другое
Откуда: Центральное черноземье

Re: Насилие в школе( Истории)

Сообщение МуFFик » 22 дек 2014, 22:05

Может быть скажу банальность но зачастую прессуют тех кто дает себя прессовать. Можно смело дать объявление что ты неудачник. и бывает что и пр и этом тебя не кто не прессует. но если ты будучи уже объявленным неудачником попытался найти более слабого, то прессинг тебе обеспечен. Много уже подобных примеров видел и когда сам учился и после.

Другиня
Администратор
Сообщения: 1153
Зарегистрирован: 01 апр 2009, 18:28
Цель пребывания на форуме: Хочу помогать

Re: Насилие в школе( Истории)

Сообщение Другиня » 22 июн 2015, 20:19

ЧУЖОЙ СРЕДИ СВОИХ

Что делать, если ребенка обижают сверстники? Какие качества надо воспитывать, чтобы этого не происходило? Есть ли здесь вина родителей?
На вопросы журнала для родителей «Виноград» (№1 (51) 2013 г.) отвечает священник Павел Гумеров


— Сегодня для многих родителей стал животрепещущим вопрос: «Что делать, если моего ребенка обижают сверстники?» Пренебрежительное отношение, грубость, даже издевательства — такая проблема с каждым годом обостряется. Отец Павел, почему обижают ребенка, в чем, по вашему, причины?


— Причины в каждом отдельном случае могут быть разными, можно перечислить лишь основные.

Во-первых, как правило, в любом сообществе, особенно в детском, человека не принимают, если тот каким то образом не совпадает с его большинством по интересам, взглядам, мироощущению, поведению, внешнему виду. Из-за несовпадения интересов возникает некоторый конфликт, столкновение, в результате которого кто то не вписывается в данный конкретный социум. У детей, подростков вообще очень развит стайный инстинкт, и если один начинает по внешнему виду или поведению выбиваться из общей массы, «стае» это не нравится.

Во-вторых, наш ребенок в силу особенностей своего характера может быть недостаточно общителен и коммуникабелен. А когда ребенок не умеет общаться, не умеет налаживать отношения, он вызывает раздражение окружающих его сверстников. Конечно, никакой ребенок не заслуживает пренебрежительного отношения к себе, но кому то далеко не всегда удается проявить в коллективе свои сильные стороны, а сверстники куда охотнее обнаруживают его слабости.

Поводом для возникновения неприязни могут стать внешность, особенности поведения. Если, например, ребенок меньше всех ростом, страдает лишним весом или, например, он рыжий или носит очки — все это может стать поводом для обзывательств. Неопрятность, бедность одежды также может стать причиной насмешек. Легкой добычей для любителей поиздеваться становятся обидчивые дети, насмешки достаются плаксам, застенчивым, неуверенным в себе и слабым детям.

Вызывает неприязнь у сверстников и ребенок, излишне опекаемый взрослыми.
Помню, как дети смеялись над одной моей одноклассницей — ее провожали в школу за ручку чуть ли не до шестого класса, хотя школа от ее дома находилась в двухстах метрах. Когда человека не готовят к самостоятельной жизни в обществе, когда за него все решают, лишают его своего мнения, он становится инфантильным, не способным, даже став уже взрослым, принять решение. Конечно, он нигде не сможет построить хороших отношений: не только в школе, но и в будущей своей семье! Ведь сейчас стало обычным делом, когда не только девица тридцати лет, но и взрослый мужчина полностью зависит от родителей: и финансово и морально.

Припоминаю еще одного своего одноклассника, который, перед тем как попасть к нам, сменил не одну школу и несколько классов. Родители перевели его в наш класс с надеждой, что хотя бы здесь он приживется. Но история повторилась: ребята над ним смеялись, и так же, как в предыдущих местах, у него не было друзей. Конечно, причина была не в классе, который был у него не первый, не второй и даже не третий, не в школе и не в ребятах, а в нем самом и его родителях, которые не смогли научить его устанавливать контакты с другими людьми.

Надеюсь, что меня поймут правильно: мы тут вовсе не оправдываем тех, кто обижает других или смеется над ними. Конфликты со сверстниками могут возникать не только «по вине» самого ребенка. Возможно, ребенку просто не повезло — среди окружающих его детей оказался какой нибудь заводила, который самоутверждается, обижая более тихих и безответных товарищей.

Но детское бессердечие, которое, надо сказать, обычно проходит с возрастом, все же нельзя считать сознательной жестокостью и следствием какого то укорененного зла, — возможно, дети в силу малого жизненного опыта не в состоянии чувствовать боль другого человека. В сказке английского писателя Джеймса Барри «Питер Пэн» есть очень емкая и точная фраза: «Дети веселы, бесхитростны и бессердечны».

— Получается, что виноваты не только обидчики, но и обиженные? Какие качества воспитывать, чтобы нашего ребенка не обижали?

– Вспомните песочницу: каких детей больше всего там не любят? Жадных, которые не дают играть в свои совочки, ведерочки и лопаточки: «Это моя машинка, не смей трогать!» Агрессивных, которые из за пустяков бросаются в драку. Ябед, тех, которые чуть что бегут жаловаться: «Вот этот взял мою игрушку, он меня обижает, накажи его», то есть, по сути, совершают предательство. Сверстники перестают им доверять. Не любят и не захотят иметь в друзьях эгоистов. Тех, кто считает себя центром игры, кто играет только по своим правилам, навязывает свое «Я» окружающим. Ведь дружба, особенно детская — понятие командное: ты должен уметь взаимодействовать с другим человеком, а не «тянуть одеяло на себя»! А еще не любят, когда пытаются навязать свою дружбу, в дружбе всем хочется общаться на равных.

Вот эти «правила песочницы» абсолютно применимы к любому сообществу, детскому и взрослому, но они формируются именно в детском возрасте: умение дружить, умение общаться, умение взаимодействовать с другими, умение бороться со своими слабостями: жадностью, агрессивностью, обидчивостью…

— Говорят, дети — наше отражение и продолжение. В чем, по вашему, вина родителей?

— Очень часто детские проблемы коренятся в семье, в неправильном родительском вос¬питании. В большинстве своем конфликты со сверстниками случаются у детей из неблагополучных семей, где к ребенку плохо относятся, унижают и обижают. В школе такие дети либо очень агрессивны, либо очень подавлены — и это «заслуга» родителей.

Можно заметить несколько крайностей в родительских установках. Первая — это подавление личности ребенка. В результате ребенок воспринимает весь окружающий мир как нечто очень враждебное, чем вызывает у окружающих детей и раздражение, и насмешки. Он может и наоборот, озлобиться и начать вымещать семейные обиды на своих более слабых сверстниках.

Другая крайность — гипер¬опека. Когда родители от всего ограждают чадо, не дают ему никакой инициативы, не разрешают ни с кем общаться. Ребенок начинает потенциально бояться всех, кроме родителей, чуть «пальцем ткнут» — он сразу плачет.

Еще одна крайность: это воспитание эгоиста, маленького тирана, вокруг которого привычно крутятся все дома, чего он требует и от окружающих детей.

Когда родители сталкиваются с проблемой, которую мы обсуждаем, они в первую очередь должны обратить внимание на себя, подумать, где и что они упустили. Вообще то наша родительская задача состоит в том, чтобы подготовить ребенка к самостоятельной жизни, в которой ему придется встречаться с самыми разными людьми. Учите ребенка относиться к другим искренне, без камня за пазухой, приветливо, по доброму, но без заискивания. Тогда к нему будут тянуться другие дети.

— И все таки, обычно первое родительское побуждение — грудью встать на защиту своего ребенка.

— Советовал бы не драматизировать ситуацию. Правильнее в этих случаях не спешить наказать обидчика. Сначала нужно постараться понять, почему это произошло: то ли ребенка действительно надо защитить, то ли в его собственном поведении что то неладно. Если, не разобравшись, призовем обидчика к наказанию — дети если не явно, то тайно постараются отыграться на нашем же ребенке!

Вспоминается случай из моего детства: ребенком я был маленького роста, слабеньким, ранимым. Однажды ребята меня довольно серьезно побили на улице, домой я пришел заплаканный, с помятой физиономией. Какой же была реакция моей мамы? Я то надеялся, что она станет жалеть меня, утешать, однако ничего подобного не случилось. Не могу повторить сейчас ее слова очень точно, но она сказала примерно так: «Ты мужчина и должен понимать, что такое в жизни случается». Поначалу меня это очень обидело, но потом я понял, что это совершенно правильная позиция: если мальчишку от всего ограждать, жалеть, из него не вырастет мужчина. Он должен понять, что мир состоит не только из приятных ему людей. Но при этом ребенку необходимо чувствовать наше сочувствие к себе. Я считаю, что трудности, которые так или иначе возникают в жизни ребенка, дают бесценный опыт налаживания контактов с людьми, являются школой жизни, их преодоление делает его крепче!

— Многие задаются вопросом, нужно ли ребенка учить давать сдачи, драться?

— Не смогу дать категорических советов, но и ничего плохого в том, чтобы научить ребенка давать отпор, не вижу. Умение постоять за себя помогает преодолеть страх, а такие мужские качества, как смелость и решительность, еще пригодятся ему в жизни: когда то, может быть, придется защищать женщину, детей, семью, воевать. Эти качества обязательно должны быть в мальчишках.

Но ребенка надо учить защищаться, а не драться. Постарайтесь донести до него древнюю мудрость «Лучший бой — это тот, который тебе удалось предотвратить!», что силу нужно использовать для обороны, а не для нападения.

Слишком увлекаться самообороной и уповать на собственные силы тоже не стоит. Здесь также существуют свои опасности. Во-первых, на каждую силу найдется своя сила, если хулиганы захотят свести счеты, то они это сделают (нападут большой компанией, вооружатся и т. д.), а вот это уже опасно. Во-вторых, известно, что во всякие истории с драками чаще всего попадают люди, которые как раз готовятся обороняться, занимаются боксом, карате и проч. Почему? Если в первом акте пьесы на стене висит ружье — в третьем оно выстрелит. Если человек готовится к драке, он ее найдет. Когда подросток научился хорошо драться, он может начать применять эти навыки совсем не в мирных целях, он сам может начать задирать своих товарищей. Поэтому во всем должна быть мера.

Но, с другой стороны, когда мы отдаем ребенка в секцию самбо или какой то другой борьбы, это может иметь один очень положительный эффект: ребенок поверит в свои силы, преодолеет неуверенность, научится общаться с товарищами по секции, а также научится терпеть боль, не делать трагедию из синяка под глазом. Мой двоюродный брат, занимаясь в детстве боксом, не достиг каких то выдающихся результатов, но зато потом его родители говорили, что он теперь не боится быть обиженным и умеет терпеть боль.

К кому больше всего пристают школьные хулиганы? К ребятам слабым духом, неуверенным в себе, плаксам, так называемым «пищикам». Их ткнули — они и запищали. Если мальчик или девочка реагируют на обиды и насмешки спокойно, не плачут и не обзываются в ответ, обидчики, как правило, очень скоро теряют к ним интерес и находят более благоприятные мишени. Вот этому надо учить детей.

— И наконец, что делать, когда православный ребенок оказывается в нецерковной среде, где он подчас чувствует себя белой вороной?

— Задача родителей — формировать среду общения своему ребенку. Бывает, что в школе подбирается такая компания, что очень даже неплохо, если ребенок не будет с ней общаться. Если не получается найти друзей в школе, то их можно найти вне школьной среды. Как? Есть кружки, секции, приходские школы, клубы детские, где ребенок будет иметь возможность общаться с детьми, близкими ему по интересам. Ничто так не сплачивает детей, как общее дело!

Современные дети, как правило, не конфликтуют по религиозным вопросам, сегодня они достаточно позитивно настроены по отношению к вере, по крайней мере, никого не удивишь тем, что ты верующий. Однако, как я уже говорил, из за различий в нравственных ценностях и взглядах на мир между ними может не сложиться контакт.

Например, в среде, в которой учился я, были совершенно иные ценности, чем те, в которых старались воспитывать меня мои родители. Ребята матерились, курили на переменках (школа была самая обычная, районная, переполненная), а мои родители очень строго следили за своей речью, естественно, и для меня это было неприемлемо. Мои сверстники увлекались американскими боевиками, которые уже тогда начали появляться в Союзе на кассетах, а у нас дома не было даже телевизора, не то что «видака».

Наши интересы не очень совпадали, у меня не было друзей в школе. Но позже, лет в 14–16, появились ребята, с которыми мне стало по настоящему интересно. Я записался в авиамодельный кружок, где нашел единомышленников. Мы вместе мастерили самолеты, слушали хорошую рок-музыку, ездили на соревнования. У меня появились хорошие знакомые и среди ребят моего прихода. Это было уже перестроечное время, в оттепель по отношению к Церкви. На приходах стала появляться молодежь. Мы собирались на квартирах, ставили спектакли к церковным праздникам, здесь же на квартирах проходили занятия детской воскресной школы. Так что скучно не было.

Если нет друзей в школе — не беда, настоящих друзей, единомышленников не может быть много, значит, близких по духу людей надо искать в других местах.

Очень важно отметить: первыми друзьями ребенка должны быть родители, а те самые важные качества, которыми должен обладать человек, он должен увидеть в собственных родителях. Важно на их примере понять, каким бывает настоящий друг!

Нашему ребенку очень поможет в жизни уверенность в своих силах, а для этого нужно помогать ему поднимать здоровую самооценку: давать полезные навыки, практические умения, руководить его самообразованием, предлагать хорошие книжки — вот база, которая сделает его жизнь полной, насыщенной, это поможет ему стать личностью. Интересный, цельный человек также становится интересен окружающим. Не нужно путать это с гордыней. Хотя каждый из нас должен осознавать, что он не лучше других людей, а перед Богом — ничто, но должен реально осознавать, на что способен и что собой представляет. Если человек не уверен в своих силах, у него никогда ничего не получится в жизни, ему не хватит ни уверенности, ни решимости.

Кроме того, когда человек себя уважает, его очень трудно обидеть — сильного не обзывают, не задирают, и только слабый отвечает злом на зло. К сильному же люди тянутся. А это формируется родительской любовью, поощрением, поддержкой. Защищенность — это броня из любви, которую нам дали родители, она помогает и когда их уже нет с нами, позволяет не обижаться на мелочи жизни, ведь в этом случае внутри человека мир, светлый и добрый.



Савельева Ф. Н.


Вернуться в «Насилие в коллективе (в школе, на работе, в армии)»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость